Купите шарик!

С 2015 года, как известно, введено административное наказание за назойливое попрошайничество на улицах города. Да, людей с протянутыми руками, заглядывающими в салоны автомобилей, стало меньше. Не видно и женщин, с печальным видом сидящих на тротуарах с маленькими детьми. Их было жалко больше всего, рука так и тянулась к кошельку. Явных попрошаек стало меньше. Но как быть с не очевидным, прикрытым попрошайничеством?
Этим летом мы выписывали из роддома родственницу. У самого входа в здание нас встретили продавцы с разноцветными шариками в виде младенцев, ромашек, колясок. Они стали наперебой предлагать нам свой товар. В фойе навстречу нам  ринулись фотографы, настойчиво предлагая услуги фото- и видеосъемки. В ожидании роженицы мы с натянутой улыбкой с трудом отбивались от пары  шустрых и пронырливых парней. Согласившись на фотосессию самого назойливого из них, нам пришлось позировать с младенцем и так, и эдак, а потом отбиваться от предложений купить фотоальбом. Говорят, в роддомах встречаются и аксакалы, дающие новорожденным напутствие – бата, и недвусмысленно намекающие на «спасибо» в виде купюр. Такой вот новый вид бизнеса, процветающий под носом главврача и местного ведомства здравоохранения.
И не только в Актобе. В Астане, в океанариуме, к нам подошел совсем еще мальчишка. Вежливо пояснил, что хочет сделать пару снимков для сайта развлекательного центра «Думан». «Нам это нужно для отчета, вы не подумайте, только пару раз щелкну, и все», — не отставал он. «Знаю я ваши бесплатные сессии», — вздохнула я и уступила его просьбе. Ну, конечно же, кто бы сомневался? На выходе к нам подскочила совсем еще девчушка с красивой фотографией в рамке: «Купите снимок, всего за 700 тенге», — прощебетала она, не слушая наши возражения. Такой же фотолюбитель ждал нас на аттракционе «Джунгли». Наученные опытом, мы категорически отвергли его приставания. Девочка долго еще ходила за нами, клянча свои 700 тенге за услугу, о которой мы не просили.
Можно ли таких людей считать попрошайками? В прямом смысле этого слова, нет. Люди делают свою работу. Но не слишком ли навязчиво и назойливо?