Гори, гори, ясно!

60-е годы прошлого столетия тоже легкими не назовешь. Большинство жило в стесненных обстоятельствах. Колбасу и селедку видели только по великим праздникам, да и за хлебом очередь занимали спозаранку. Чуть припозднишься – оставишь всю семью без него, насущного.
Надо ли говорить, что Новый год мы, детишки, ждали как манну небесную. Во-первых, несмотря ни на какие трудности, родители всегда ставили елку. Настоящую, а не искусственную, которая пахнет не лесом, а полиэтиленом. Украшали ее как могли. Гирлянды делали сами. Красили бумагу в разные цвета и из колечек изготовляли гирлянды. А еще под Новый год можно было наесться досыта всякими деликатесами. А уж о подарках и не говорю. Сейчас уже не встретишь тех конфет и шоколадных медалек, на которые мы не могли насмотреться, пока не съедали. Даже монпасье считали за счастье.
Мне было лет шесть, когда я с родителями в очередной раз наряжал елку. Пришел даже мой друг Леня из соседнего дома. Поскольку особых украшений не было, в качестве снега на ветки мы разбрасывали кусочки ваты.
Апробация елки чуть не закончилась трагедией. От искр бенгаль-ского огня вата вдруг вспыхнула, и через несколько секунд елка полыхала, как факел… Я ужасно перепугался, а Леня истерически захохотал. Может, он думал, что так и надо? Отец еле справился с огнем. Праздник был испорчен.
Потом у меня было много новогодних историй, о которых и вспоминать иногда неудобно, но это была первая, которая осталась в памяти.
Георгий ОСАДЧИЙ