Валерий Мартыненко

 

Лист на ладони

Вот снова пора листопада,
И падает лист золотой
В ладонь мне, как будто
так надо, –
Награда, не знаю за что.

За прожитый в хлопотах год ли,
За то ли, что праведно жил,
За то ли, что не был угодлив
Ни с кем и что злу не служил.

А может за строчку какую,
Что в пору по сердцу пришлась,
За то, что по той не тоскую,
С кем счастье хотел я украсть.

Чужое, запретное в доме,
Где был я родней, чем родня.
И все-таки лист на ладони
О чем-то печалит меня.

Какая же это награда?
Предательски, из-за спины,
Плеснула пора листопада
Мне в кудри еще седины.

Снег
Осеннее небо нахмурилось вдруг
И сделалось строгим.
Кошачьей походкой шел снег
поутру
И лег на пороге.

Я другу не радуюсь так, как ему,
Зашедшему в гости.
По шерстке поглажу и
в руки возьму,
Задумаюсь после.

Такой чистоты хоть бы
чуточку нам —
Не больше, не меньше.
Живущим в миру, где работа –
война
В содоме кромешном.

О том я не раз повторяюсь
в стихах –
Иначе не смею.
Невольно, как червь, заползает
в нас страх,
Душа леденеет.

Привычными стали разбой и
террор –
Не нас, ну и ладно…
Забыли слова: совесть,
стыд и позор,
О детях Беслана.

Сегодня в кого-то прицелился глаз
И нож навострился.
Неужто нисколько не трогают вас
Глаза Саласпилса.

Доходим уже до последней черты.
Да кто же мы, Боже?
Не надо молчаньем
заклеивать рты,
Глаза прятать тоже.

Такая Земля нам на счастье дана!
Да что тут прибавить.
Родная навеки, навеки одна,
Как снег голубая.

Осеннее небо нахмурилось вдруг
Согласно природе,
Кошачьей походкой шел снег
поутру
И лег на пороге.

Искать не надо день вчерашний,
А надо настоящим жить,
Быть вместе с ним в одной
упряжке
И каждым мигом дорожить.

А будет день – и будет пища.
Придет удача на порог.
Несчастье — быть у жизни
лишним,
Устав от пройденных дорог.

Но не сдавайся в плен невзгодам,
Не дай злорадствовать  врагам.
Как шлейф, за Белым пароходом
Плыви к кисельным берегам.

Каким же это надо быть глупцом,
Чтоб не усвоить чеховскую
фразу:
Душа, одежда, мысли и лицо
Прекрасны быть должны
не только в праздник.

Хлеборобам
Казахстана
Встал на страже у ночи диск
лунный
В «стае гончих псов», в самом
хвосте.
Под напевы домбры
легкострунной
Засыпает казахская степь.

Завтра встанут чуть свет
хлеборобы,
На вес золота каждый денек,
Самой высшей что есть только
пробы –
Пропадет, если дождь ливанет.

Знает цену насущному хлебу
Молодежь: не впервой на страде.
Здесь о тучах, плывущих по небу,
Говорят, как о страшной беде.

Потрудились девчата и парни
Не на славу, а больше. Пора б
Отдыхать, на ночлег, но с гитарой
Собрались у ночного костра.

Азамат, Бауыржан и Серега
Пели все, что хотела душа,
А потом и печально, и строго
Затянула свою Айганша.

Про любовь материнскую к детям,
Про аул, про ата и аже.
Я – участник, там был и
свидетель,
Вспомню – слезы бегут по душе.

Мы – единый народ в нашем доме,
Все мы — братья, друзья,
земляки:
На одном проплываем пароме
По волнам быстротечной реки.

Еще долго домбра не смолкала,
И гитара – какой там ночлег!
Хлеб и песня – два добрых
начала
На прекрасной казахской земле.