Новости Казахстана

Акзипа Ситдыкова

%d1%81%d1%82%d0%b8%d1%85%d0%b8_reswm_1

Сонеты

Благодарность
Мне плакаться не стоит
на судьбу,
На прошлое я с нежностью
смотрю.
За счастья драгоценные
мгновенья
Творца смиренно возблагодарю.

Благодарю за августа рассветы,
За декабря весенние приметы,
За нежные июля четверги,
За искрометные акростихи.
За каждое счастливое мгновенье
На жайнамазе преклоню колени.
В смятенье нужных слов
не подберу…
За все, что мне даровано
судьбой,
За миги, проведенные с тобой,
Творца смиренно возблагодарю.

Анна
Как истово упреки все несут,
Как праведно их взоры укоряют,
Как гневно они камни поднимают,
Как искренне судить тебя идут.
Как несомненны в правоте своей
Казнить распутницу на камне
алтарей,
Как ревностно кострище подожгут,
Как радостно твоей кончины
ждут…
А, может, рельсы навсегда
обнять?
В непримиримой распре чувства
с честью,
В последнем миге взрыва
воссиять,
Посеяв маки утоленной чести…
Миг хруста спело-алого арбуза…
Пусть бросит камень, в ком
не будет груза.

Ожиданье
Надежды полон новый день
(Она уйдет последнею).
Уйдет безрадостно, как тень,
Влача мои сомнения.
Но их с собой не унесет,
Оставив у порога.
А завтра новый день начнет
Пытать сомненья снова.
Себе самой врач и палач,
Защиты не приемлю.
Лишь ты спасение воздашь,
Придя назло сомнению.
Так радуги волшебный луч
Вдруг оживит застенок туч.

Любовь
Прочь, наважденье. Прочь,
гипноз стихов!
Вы увели безумную далеко.
Рубцами в сердце арабески слов,
Любви греховной кровяные
строки.
Преподнесенный выпит
весь бокал
Запретного религией напитка.
Немало яда кравчий намешал –
До края круга осужденья пытки.
Утеряны иллюзии, мечты,
Растаяли несмелые надежды.
А грубые, бездарные шуты
Рядятся в белоснежные одежды.
Глумясь, гадают на моей крови,
Но как отречься сердцу
от любви…

Доброта
Всплеснет обида синими
крылами,
Бессонные мечтанья возмутив.
Уходит радость в трещину
меж нами,
Рванется сердце – капли
сохранить.
И сбережет хрусталики рассвета,
Согретые ладонями любви,
Желанья затаенные приметы,
Неугасимо звездные стихи.
И в новом миге цельны вновь и слитны,
Подвластны мы надеждам
и любви.
А синее крыло былой обиды
Дождем утехи ищет у земли.
Так бережны всегда друг к другу
будем,
А счастлив, кто обидам
не подсуден.

Судьба
Эта жизнь – полуявь, полуложь,
Нарочитою краской маня,
Низвергает в ловушки меня,
А из них хода нет, не найдешь.
Я пока наверху, но уже
Занесен по-над бездною шаг.
Но рывок… полумиг… на меже,
Между ложью и правдой борясь,
К солнцу рвусь. С края яра несясь,
Замираю в бессонной слезе.
То срываясь, то к небу взлетя,
Вдруг пойму иллюзорность
борьбы
На бессонных качелях судьбы.

Впечатление
Дивясь беспечности проныр,
Стыдясь открытости разврата
И ханжества святого брата,
Не упрекая бренный мир,
Не видя солнца из-за слез,
Не ощущая звонких звезд,
Не веря больше в добрый рок,
Боясь начала всех дорог,
Жалея нищету таланта,
Бессильная спасти гиганта,
Поддавшись гибкости тропинки,
Что за судьбой куда-то манит,
Замру, немея, видя грани
Алмазной трепетной снежинки.

Полуночное
Аплодисменты. Крылья горькой
стаи
Захлопали, роняя перья слез.
И безмятежно в небе стая тает,
У берега оставив трупы грез,
Убитые свинцом враждебной
воли,
Вспугнувшей громом бабочку
зари,
И мечется тревожно ветер-
дворник,
Сметая перья-слезы в камыши.
А эхо выстрела далеко
разольется
И болью в моем сердце
раздается
Всем обещаньям вашим вопреки,
Обидев незаслуженным упреком,
Пытает ночь луны бессонным
оком,
Качаясь на волне пустой реки.

Эскиз
Нет-нет… Тебя не упрекну,
На это слов и сил не станет.
И новый день опять обманет,
Надеждой приковав к окну.
В холодном росчерке дождинки,
Мир заливающей пунктиром,
В сыром гипюре паутинки
Мы как мишени в старом тире,
Где выстрел каждый – три
копейки –
Нацелен в нас неотвратимо.
А жизнь – пустячною индейкой,
Где чаще реквием, не гимны,
Где краткий миг стыдливой
страсти
Не равнозначен мигу счастья.