В поисках правды

Что может сделать один человек против ополчившейся на него такой серьезной структуры, как полиция? Особенно, если это тихий бесконфликтный водитель-любитель, который верит в существование закона в нашем обществе, а его соперник — дорожная полиция. Ответ  напрашивается сам собой: ничего. В подтверждение этого реальная история одного неравного противостояния, в результате которого стражи дорожного порядка обвинили тихого, но строптивого водителя в вождении автомашины под наркотическим опьянением, завели административное дело и передали его в суд. О том, как нарушают права простых людей те, кто на самом деле должен в силу своих служебных обязанностей (не говоря уже о человеческом отношении) защищать их, в этом материале.

Жертва.
Владимир Котельников обратился в редакцию «АВ» в поисках правды. Впечатление он произвел не самое лучшее. Подавленный вид, опущенные плечи, тихая заикающаяся речь, грустные, ничего не выражающие глаза. Прямо скажем, борца за справедливость он совсем не напоминал. Скорее, жертву, как, впрочем, и было на самом деле. Да и как бы вел себя на его месте любой из нас, если бы в нарколаборатории, куда вас привезли сотрудники дорожной полиции, выявили наличие в вашем организме морфия, на вас открыли дело и направили в суд? А там, и в этом можно быть уверенным на все 200 процентов, вас лишат водительских прав минимум на 3 года. Разумеется, я говорю о тех, у кого нет знакомых в подобных структурах, кто не может как-то «разрулить» ситуацию на месте, позвонить влиятельным знакомым, договориться и т.д.
Ситуация, скажем сразу, не новая. Отношение к нарушителям, преступникам, позволяющим себе ездить за рулем в состоянии опьянения, должно быть, однозначно, строгое, по букве закона. Такой была и наша первая реакция.
Но рассказ нашего гостя, обстоятельства, при которых он стал нарушителем, заставили по-иному взглянуть на дело, возбужденное полицейскими.

Штраф из ниоткуда.
Началась эта история 2 марта нынешнего года. Владимир был оштрафован за нарушение. При оплате ему сказали, что за ним числится еще один штраф на 23 000 тенге. Владимир начал выяснять и узнал, что 23 февраля 2017 года он якобы совершил нарушение на улице Есет батыра, возле Дома ветеранов. Ему показали протокол, в котором он увидел, что там стоит не его подпись. Доказать, что он ничего не нарушал, подпись поддельная и протокол сфальсифицирован, он не смог. Как теперь защитить свои права? Владимир написал заявление в прокуратуру.
После этого в дорожной полиции началось движение. Сотрудники, состряпавшие протокол, в течение трех недель не давали Владимиру покоя: они звонили ему, приезжали домой, писали сообщения на сотовый телефон. Они согласны были сами заплатить штраф, лишь бы он забрал заявление. Но водитель поставил условие: полицейские должны аннулировать сфабрикованный ими же протокол и удалить его из электронной базы, так как при нарушении Владимиром правил дорожного движения его могут направить на пересдачу. Но оказалось, что протокол внесен в специальный реестр, аннулировать его просто невозможно и кто-то должен был ответить за нарушение. Ответить пришлось Владимиру. Впрочем, удивляться этому, видимо, не стоит. А способ, которым полицейские это сделали, вызывает только чувство возмущения.

Ты здесь никто.
4 апреля 2017 года, примерно в 23.00, после работы на автомойке Владимир ехал домой. Его остановили сотрудники ДПС, проверили документы и спросили, что он употреблял. Получив отрицательный ответ, повезли его на медэкспертизу неподалеку от ГОВД. Там он без проблем выполнил все задания на определение его состояния. Он оказался трезв.
А вот наркологическая экспертиза выявила в его организме наличие морфия. Медики полностью обследовали его вены, но никаких следов инъекций нигде не обнаружили. Владимир знал, что он «чистый», на учете в наркодиспансере не состоит, ни лекарственных средств, ни психотропных веществ не принимал. Поэтому он попросил сделать повторный тест.
Далее началось непонятное. Медсестра дала ему тот же стаканчик. На его просьбу дать новый, стерильный стаканчик, ему отказали. Подписывать протокол он отказался. С самого начала задержания ему даже не давали сделать телефонный звонок. Его отчаянию не было предела. Полицейские сказали, что в течение двух часов он может пройти альтернативную экспертизу на улице Прохорова и, не подписывая протокол, он теряет время. Владимир, уверенный, что никаких наркотиков он не принимал и альтернативная лаборатория это подтвердит, подписывает протокол и просит поехать на экспертизу, но полицейские сказали: «Успеешь, мы тебя сами отвезем». Затем его везут на штрафстоянку, где не спеша оформляют сдачу автомобиля, потом сажают в машину и… оставляют одного в половине второго ночи на кольцевой автодороге в 12-м микрорайоне! Полицейские сделали все, чтобы он не успел сделать альтернативную экспертизу.
Владимир звонит своему брату, тот забирает его с трассы, и они спешат сделать экспертизу. На место он приезжает лишь в 2.00, объясняет ситуацию и просит сделать экспертизу. Медики почему-то созваниваются с лабораторией, где делали первую экспертизу, и отказывают ему, сказав, что он опоздал на 15 минут. Тогда он едет в первую лабораторию и просит сделать повторную экспертизу, но дежурный врач, сказав «чтобы в его смену он не приходил», закрывает перед ним дверь.
На следующий день Владимир объезжает в городе несколько клиник, чтобы сдать кровь на наличие наркотиков, которые, как сказали, можно выявить в организме в течение длительного времени, но ему это не удалось. Везде отказали, сказав, что такие экспертизы они не проводят. Он понял, что проиграл.

Финита ля комедия.
Комедия, разумеется, для сотрудников полиции, которые разыграли весь этот спектакль, чтобы свести счеты со строптивым водителем. Для Владимира же все произошедшее — настоящая трагедия. Для него автомобиль не роскошь, а средство передвижения и даже выживания. Ведь он отец-одиночка, воспитывающий сына-школьника. Каждый день на своей старенькой «девятке» он возит его на занятия, на тренировки.
«Как я могу быть наркоманом, если один воспитываю сына»? — вопрошает он, но его никто не слышит. Услышит и поймет ли его суд, который состоится 19 апреля? И будет ли справедливым его решение, если не будут учтены все обстоятельства и факторы, в результате которых это дело вообще появилось?
Надо сказать еще об одном немаловажном моменте: у Владимира есть небольшой комплекс. При общении в ответственные моменты он начинает волноваться, с трудом находит и произносит слова. Только этой причиной можно объяснить то, что при проверке документов сотрудники дорожной полиции, видимо, считая, что он пьян, пять раз(!) в течение последнего года возили его в лабораторию сдавать тесты на алкоголь и наркотики. И все пять раз результаты были отрицательными.
Теперь последняя надежда у Владимира на прокуратуру области, куда он написал новое заявление об еще одном нарушении его прав сотрудниками полиции.


Мир БАЛМУХАНОВ