Герои Чернобыля

26 апреля — день Чернобыльской трагедии. Она коснулась десятков тысяч актюбинских семей.
Мирболат Молдабеков один из тех, на чью долю выпало быть участником тех событий. Жителя поселка Сазды, который в советское время относился к Алгинскому району, призвали на срочную военную службу в 1984 году. Служить выпало на Украине, в понтонно-мостовом полку инженерных войск, который располагался в Киеве.
Актюбинец не мог себе представить, что после двух лет службы, перед самой отправкой домой (служить оставалось четыре дня) произойдет событие, которое наложит отпечаток на всю оставшуюся жизнь. Ночью 26 апреля полк подняли по тревоге. После построения командир подразделения объявил, что необходимо оказать помощь в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Речь шла о работах на том самом четвертом блоке. Командиры объяснили, что молодых, неопытных ребят не могут послать на такое ответственное задание. Поэтому выбор пал на «старичков», среди которых был и Мирболат.
— Мы, конечно, имели представление, что такое атомная электростанция, так как все учились в советской школе. Но всего масштаба произошедшего тогда осознавать не могли. Просто знали, что раз дана команда, ее надо выполнять. Все мы были комсомольцами и не могли поступить иначе. Как тогда говорилось: «Родина сказала: надо, комсомол ответил: есть», — вспоминает актюбинец.
Объект, на котором необходимо было выполнять работы, находился в поселке городского типа Припяти, это в 16 километрах от Чернобыля. В пяти-шести километрах от станции был разбит палаточный лагерь, в котором разместили военнослужащих. Занимались они строительством моста. Старый мост был слишком узкий, по нему не могла пройти спецтехника. Кроме того, военные снимали верхний слой почвы, который представлял наибольшую опасность. Также в их обязанности входило готовить свинцовые слитки для вертолетов, которые сбрасывали их на объект, чтобы уменьшить радиацию.
Как вспоминает Мирболат, на том участке из Казахстана работали 10 ребят. Все они очень сдружились и старались помогать друг другу. Те, кто поопытней, подсказывали, как надо действовать, чтобы избежать воздействия высокой дозы радиации, где можно стоять, а где нет (например, не рекомендовалось находиться возле высоковольтных линий), а также какие средства защиты использовать. Кстати, в первые дни военнослужащие, как рассказывает Мирболат, работали без средств защиты. Им выдали только противогазы. И лишь впоследствии — защитные костюмы и другие средства защиты.

Справка.

В ночь на 26 апреля 1986 года произошла крупнейшая в мировой истории техногенная катастрофа в украинском городе Припяти, в нескольких километрах от белорусской границы. В результате аварии произошло радиоактивное заражение местности в радиусе 30 км. Загрязнена территория площадью почти 160 тысяч квадратных километров. Пострадали северная часть Украины, Беларусь и запад России. К ликвидации аварии были привлечены более 800 тысяч граждан Советского Союза. От взрыва и при тушении пожара, длившегося около 10 дней, погиб 31 человек и более 200 были госпитализированы.

Поэтому неудивительно, что ребят мучили головокружение и тошнота. В общей сложности в таких условиях актюбинец проработал два месяца. После чего ребят вернули в часть, где все открыто сторонились их как прокаженных. Своей боязни не скрывали даже командиры, которые торопились отправить вернувшихся с АЭС побыстрей домой.
— Каждого чернобыльца можно считать героем. Все выполнили приказ ценой собственного здоровья и жизни. Пожарных, например, которые работали на самом реакторе, было уже не спасти. Они получили такую большую дозу облучения, что, покрываясь язвами, умирали в госпитале, — вспоминает участник тех событий.
Двое из актюбинских сослуживцев Мирболата уже умерли от лучевой болезни. Те, кто жив, получили инвалидность. Самого его в первое время мучили температура, головные боли. После обследований дали инвалидность второй группы с диагнозом «хроническая лучевая болезнь». Участник Чернобыля имеет несколько медалей, среди них «Ветеран Чернобыля», «Герой Чернобыля», выданные к юбилейным датам. Правда, несмотря на награды, особых льгот у участников тех событий не имеется. Если в советское время эту категорию государство поддерживало, то сейчас из всех льгот, как рассказывает Мирболат, остались только 3 тысячи тенге компенсации за отопление и бесплатная путевка в санаторий.
Алина СУЛЕЙМЕНОВА