Время сломанных судеб

Елемес — сын Мажита Мухамбетова.

Репрессии тридцатых годов оставили глубокий незаживающий след не только в истории страны, но и миллионов семей. Миллионы видных представителей общества — ученые и политики, военачальники и инженеры, интеллигенты и простые труженики — безвестно сгинули в лагерях и тюрьмах, расстреляны без суда и следствия. Безвинно погибли чьи-то деды и отцы, бабушки и мамы. Родные оплакивали их всю жизнь и ушли, так и не узнав, где они похоронены и как закончились их последние дни.
Накануне Дня памяти жертв политических репрессий и голода в редакции «АВ» побывала жительница Актобе Гульжан Мухамбетова и рассказала о трагической и невероятной истории жизни своего дедушки Мажита Мухамбетова, о судьбе которого родные не знали более 70 лет…

Реабилитированы посмертно.
Из нашей семьи по линии отца под молох сталинских репрессий попали три человека — мой дедушка Мажит Мухамбетов и его братья Амир и Ильяс. По доносу в атмосфере страха и всеобщей подозрительности первыми арестовали Амира, 1884 года рождения, и Ильяса, 1893 года рождения. 6 сентября 1937 года они были расстреляны в Актюбинске как враги народа.
Видимо, особое внимание к нашей семье можно объяснить тем, что их дед Мухамбет был муллой, уважаемым в селе человеком, проповедником ислама. Братья были животноводами, разводили лошадей, баранов. И хотя Амир и Ильяс были активистами, пользовались авторитетом у сельчан, участвовали в организации коллективного овцеводческого хозяйства в Мугалжарском районе (позже с/з «Актюбинский»), донос сделал свое черное дело.
В то время сыну Ильяса, Кубаю, было 11 лет. Он вырос без отца. Сейчас Кубаю ага 91 год, он живет в Кандыагаше, у него есть дети, внуки и правнуки. У Амира осталась дочь Кумбиби апа. Она тоже вырастила детей, внуков и правнуков, которые живут в Актобе, Кандыагаше. Внуки, правнуки живут в Актобе и Кандыагаше.
Братьев Амира и Ильяса Мухамбетовых, расстрелянных в ночь 6 сентября 1937 года, реабилитировали посмертно лишь в 1998 году.

Враг народа.
А вот судьба моего родного дедушки Мажита Мухамбетова, 1887 года рождения, сложилась по-другому. Сценарий его жизни был закручен самым невероятным образом. Он тоже был арестован, посажен в тюрьму, но расстрелян не был. Но от этого его судьба не стала менее трагичной.
Дедушка Мажит вместе с семьей, женой Нагирой и сыном Абдулхакимом (моим отцом) проживал в селе Аккемер Ключевого (ныне Мугалжарского) района Актюбинской области.
Он трудился рабочим на железнодорожных путях. В один из дней неподалеку от соседней станции Тамды сошел с рельсов и перевернулся товарный состав. Случай, конечно, чрезвычайный, тем более в стране нагнеталась обстановка всеобщего страха, подозрительности и шпиономании. Разбираться не стали, «виновных» нашли быстро: всю бригаду, работавшую на путях в ту смену, объявили «врагами народа» и в ночь на 2 февраля 1938 года, как сообщили семье, расстреляли…
Я, разумеется, никогда не видела деда, не знаю, как он выглядел, ведь в доме даже не осталось его фотографии. Не знаю, были они вообще, или в той атмосфере страха, из боязни, что это может навредить в дальнейшем, семья избавилась от снимка «врага народа». Но то, что страх был — это однозначно, ведь я его чувствовала даже спустя десятилетия после смерти дедушки. О нем говорили шепотом, страхом был пронизан сам воздух. Видимо, страх передается через поколения. И люди, задумавшие репрессии против народа, скорее всего, и добивались этого…
Моему папе Абдулхакиму было 13 лет, когда он лишился отца. Конечно, я могу только предполагать, каково было ему, подростку, знать, что его папу расстреляли как врага народа, а отцы других детей воевали на фронте в годы Великой Отечественной войны. Он, скорее всего, чувствовал себя из-за этого ущербным. Так, трагедия наших семей отразилась на жизни последующих поколений. Я считаю, что страх за будущее, неуверенность довлели над отцом всю его недолгую жизнь. Будучи очень грамотным для своего времени, крупным и здоровым физически, он умер, не дожив и до 40 лет. Говорят, выпивал.
Моя бабушка, потеряв мужа, всю жизнь горевала по нему, хотя была очень мужественной, стойкой женщиной и человеком с большим сердцем.

Возвращение с того света.
Невероятность судьбы моего дедушки в том, что, оказывается, в 1938 году его не расстреляли, он… остался жив!
Я помню тот день, 2 мая 2009 года, когда один звонок в моей квартире вызвал шок, изумление, радость, слезы — все одновременно…
Нас, родных дедушки Мажита Мухамбетова, нашел… его внук Руслан! Да, да, внук моего расстрелянного дедушки!
Он приехал к нам из Алматы — умный, красивый молодой человек и показывал нам всем бумагу из архива, доказывая, что он не самозванец. Как такое может быть? Что это — сон, сказка?
История, которую нам рассказал Руслан, — это, действительно, настоящий сценарий отдельного фильма. Более того, это тот самый случай, когда реальная жизненная история из-за своей невероятности кажется неправдоподобным и придуманным сценарием.
Оказалось, что 2 февраля 1938 года решением актюбинской «тройки» НКВД расстрел был заменен ссылкой на поселение в село Ганюшкино. Вместе с другими «врагами народа» он работал под надзором без права переписки. Но жизнь продолжалась… Там он создал семью с дочерью «врага народа» Бурыш, которая была сослана туда с маленькой дочкой Галей (она и рассказала потом эту историю нам). Виной Бурыш было то, что она была дочерью имама, совершившего хадж.
Дальше последовал новый крутой поворот в судьбе моего дедушки. Советскому Союзу везде нужны были рабочие руки. И в 40-х годах дедушку вместе с его новой семьей направили на работы на край света, на остров Сахалин. Жили они в Сахалинском округе, селе Муравьево. Там мой дедушка, степняк и животновод, стал рыбаком. Он работал на рыболовецкой шхуне, ходил в море. На Сахалине у него появились дети. Сначала дочь, которая умерла, не дожив до трех лет, потом сын Елемес. В 50-х годах дедушка заболел и умер.
Вот так, вдали от земли отцов, от родных, на чужой земле выпало место последнего успокоения моему многострадальному дедушке, о судьбе которого так ничего и не узнали его жена и сын. В 1965 году его семья вернулась на большую землю, в г.Зыряновск Восточно-Казахстанской области. Елемес женился, у него родился сын Руслан, у которого сейчас прекрасная семья, двое детей. Елемес, к сожалению, прожил всего 28 лет. Галия апа, которая взяла фамилию Мухамбетова, живет в Алматы с детьми, внуками и правнуками.
* * *
Гульжан признается, что она давно хотела поделиться историей жизни своего дедушки.
— Чувство горечи за страдания невинных людей, не только моих родных, но и всех соотечественников, вызывает у меня слезы, — сказала она. — В нашей семейной истории меня утешает одно: о дедушке Мажите все же узнали на его родине, и его потомки смогли найти друг друга и соединиться. А сколько их, безвестных, осталось там, на Сахалине, Колыме, Сибири, сотнях других мест ссылки и заточения, не сумевших дать весть о себе родным, сказать, что они живы. Возможно, их сдерживал все тот же страх за родных и нежелание принести им новые беды…

Руслан (в 1-м ряду, второй слева) нашел первую семью своего репрессированного деда, о судьбе которого родные не знали 71 год.

Записал Мирал ДЖАРМУХАМБЕТОВ

 

1 комментарий

  1. В детстве часто ездил к дядь Коле (Елемес) на могилку вместе с прабабушкой Бурыш. Похоронены вместе…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *