Нюансы трансплантологии

Академик Жаксылык Доскалиев заверил, что трупное донорство не превратится в криминальный бизнес.

Об этом он заявил на пресс-конференции в инфоцентре «Ақ-төбе ақпарат». В ходе брифинга разъяснялись нюансы трансплантации органов трупного донора. Директор Республиканского координационного центра по трансплантации, академик Жаксылык Доскалиев приехал в Актобе после скандала, связанного с забором органов от умершего в результате черепно-мозговой травмы 22-летнего жителя области. Родственники молодого человека подали в суд на врачей, которые якобы не известили их о заборе органов.
Сами медики считают, что действовали исключительно в рамках закона, согласно которому в Казахстане соответствующая бригада имеет право изымать органы у пациента в связи со смертью его мозга, если при жизни он не написал письменное заявление о нежелании быть донором. Специального разрешения от родственников не требуется.
В соцсетях развернулось обсуждение темы трупного донорства. Люди интересуются: есть ли гарантия того, что врачи, если появится заинтересованность, предпримут все меры для реанимации пациента?
По мнению Доскалиева, это исключается по двум причинам. Смерть мозга фиксируется не одним врачом, а несколькими, для чего созывается консилиум. Регистрируется она аппаратом. При этом диагноз не ставится в одночасье: наблюдение проводится длительное время. Существуют и другие признаки, по которым определяют смерть мозга. Также учитывается совместимость.
— Не каждый потенциальный донор может быть пригодным для трансплантации. Для этого необходимо провести исследования, должна быть гистологическая совместимость. Поэтому элементов коррупции объективно не может быть. Органы — это не запчасти, должно быть совпадение. Кстати, совпадения очень редки, даже у разнояйцевых близнецов, — уточнил Жаксылык Доскалиев
При этом выяснилось, что в наших поликлиниках ничего не знают о презумпции согласия на посмертное донорство. Об этом заявили представители СМИ, которые убедились в этом на личном опыте. По словам журналистки Эльмиры Ержановой, она лично прошлась по медучреждениям, но ни в одном из них ей так и не дали форму для заполнения заявления и не смогли вразумительно объяснить, как зафиксировать свой отказ на посмертное донорство. Это подтвердили и другие ее коллеги, которые попытались отказаться от донорства.
Представители СМИ подняли вопрос о низкой осведомленности населения.
— Соответствующий законный акт существует. Были публикации в газетах, на сайтах. Все это доводится до сведения населения. Незнание закона ответственности не снимает, — ответил Жаксылык Доскалиев.
Доскалиев и руководитель областного управления здравоохранения Асет Калиев заверили журналистов, что возьмут этот вопрос на заметку и соответствующая разъяснительная работа среди медработников и населения будет проводиться более активно.
Между тем родственники умершего парня, который стал донором, не согласны с доводами медиков о законности их действий. Адвокат семьи Катарбай Раисов аргументирует свою правоту приказом министра здравоохранения РК за номером 623. В пункте 6 приказа говорится, что после констатации смерти необходимо получить письменное согласие родственников на изъятие органов. Защитник дал понять, что такие действия врачей могут вызвать недовольство и даже взрыв в обществе, в частности, у тех, кто придерживается радикальных религиозных взглядов.
По словам Доскалиева, приказ министра, на который ссылается адвокат, потерял свою силу: в настоящий момент приняты дополнения и изменения, которые поддерживают другие нормы. Что касается нежелательного резонанса в обществе, то Доскалиев призвал не создавать ажиотаж и сказал о необходимости развивать донорство.
После брифинга Доскалиев побеседовал с родственниками умершего парня. Он выразил им соболезнование и заверил, что прекрасно понимает их чувства.
— Я с большим пониманием и уважением отношусь к донорам и их родственникам. Надо понимать, что умерший человек может спасти жизни пятерых людей.
В Казахстане своей очереди на пересадку органов ждут 3, 5 тысячи людей. Многие из тех, которым ранее пересадили органы, живут полноценной жизнью, есть случаи, когда женщины забеременели, кто-то вернулся к своей прежней профессиональной деятельности. Думаю, мы все вместе должны улучшать качество донорства, — резюмировал он.
Алина СУЛЕЙМЕНОВА