Сын родной земли

Николай Солдатенко, родившийся в селе Пятигорка Хобдинского района, почти 60 лет честно работал на родной актюбинской земле. Он из той самой когорты советских руководителей, которые, несмотря на жесткие законы системы, в первую очередь заботились о благополучии людей.

Начало пути.
Родители Николая Афанасьевича переехали в Казахстан из Николаевской области Украины и обосновались в селе Пятигорка еще в 1905 году.
— Отец работал ветсанитаром в селе, а мама занималась домашним хозяйством и детьми, — вспоминает 80-летний ветеран труда. — Я был самым младшим из пятерых детей.
В 1940 году семья Солдатенко перебралась в село Новоалексеевка (Хобда). В 1942 году главу семейства Афанасия Солдатенко призвали на фронт, и с войны он так и не вернулся.
— Военные годы помню не очень хорошо, маленький был, — рассказывает Николай Афанасьевич. — Но запомнилось постоянное чувство голода. Мы всей семьей пасли частный скот. Часа в четыре утра собирали коров на окраине села и уходили на весь день в степь, прижимая к груди торбочки с краюхой хлеба, завернутые мамой в тряпочку.
В 1955 году, окончив среднюю школу в Новоалексеевке, Николай поступил в Оренбургский сельскохозяйственный институт.
— Жили скудно, но весело, — с улыбкой говорит Николай Афанасьевич. — Первый год я прожил на квартире, но затем перебрался в общежитие.
В 1960 году Николай Солдатенко окончил институт и был направлен в Медногорский район Оренбургской области. Но его тянуло на родину.
— Я поехал в Новоалексеевку, сейчас село называется Кобда, и устроился работать агрономом, — поделился ветеран. — Работал в райсельхозинспекции.
На следующий год после возвращения домой Николай женился на статной и красивой девушке Вере из соседней Уральской области. Супруги живут в любви и согласии вот уже 56 лет.
— Я начал свою профессиональную деятельность агрономом по семеноводству, — продолжает рассказ ветеран труда. — Через год меня направили в Джиренкопинское опытное хозяйство, а еще через два года стал главным агрономом в совхозе «Акрабский».

Первый успех.
Через полтора года его назначили директором совхоза «Акрабский». Хозяйство занимало одно из последних мест в области. С приходом на должность молодого директора хозяйство стало выходить в передовые. Причинами отставания, как объяснил Николай Афанасьевич, были несоблюдение технологий в животноводстве, полеводстве, развал трудовой дисциплины и процветавшее в селе воровство.
Молодому директору, который сплотил вокруг себя крепкую команду молодых специалистов, пришлось жестко бороться с негативными явлениями. Он был строг, даже суров, но объективен. Планерки в совхозе, начиная с ранней весны и до поздней осени, начинались в 6 часов. Вместе с участковым инспектором активно начали работу с тунеядцами и алкоголиками.
— В то время выделялись большие средства на развитие сельского хозяйства, — объясняет успех ветеран. — В совхозы поступали десятки единиц новой техники. В Акрабе появились новая мастерская, гараж, электростанция, детский сад, столовая. В 1968 году совхоз заработал около миллиона рублей, и это была весьма ощутимая сумма. Наше хозяйство сдало в закрома Родины рекордные 220 тысяч центнеров зерна.
В 1969 году его назначили заместителем начальника областного сельскохозяйственного управления. Но свое веское слово высказали партийные функционеры столицы, пристально следившие за кадровыми перестановками в регионах.
— Совхоз стал одним из образцовых и прибыльных, считаем нецелесообразным переводить такого руководителя на другую должность, — озвучили они свое мнение.
— Мой переход в областную структуру отменили, но ненадолго, — смеется Николай Афанасьевич. — Через три месяца обком настоял на своем, и я перешел на работу в областное сельхозуправление, где и проработал 13 лет.
В то время особое внимание уделялось почвозащитным, влагосберегающим технологиям и развитию племенного животноводства.
— Была разработана целая система ведения сельскохозяйственной деятельности с учетом всех факторов, — напоминает Николай Афанасьевич. — Территория области была поделена на зоны, каждая из которых отличалась климатическими особенностями и составом почвы. Юг области был предназначен в основном под животноводство, были районы, где животноводство сочеталось с земледелием. Площадь зерновых культур составляла более двух миллионов гектаров. Активно увеличивались в то время площади поливных земель, возводились дамбы, плотины, увеличивалось кормопроизводство и, соответственно, поголовье скота.
Вскоре область могла полностью обеспечивать себя мясом, яйцами, молочными продуктами, овощами.

Алга — значит вперед.
В 1983 году руководство области назначило Николая Солдатенко первым секретарем райкома партии Алгинского района.
— В плане производственных показателей район считался середнячком, — уточняет Николай Афанасьевич.
В районе около 230 тысяч гектаров были под зерновыми культурами. Новый руководитель сумел мобилизовать все силы, чтобы поставить на широкую ногу производство молока, увеличить поголовье скота. Через пару лет район занял второе место в области.
— Руководитель должен уметь организовать работу, а не тащить за собой собственную команду, как говорится, оголяя фронт в других местах, — убежден ветеран. — Я считаю, что могу гордиться тем, что за все годы работы в Алгинском районе мной по негативным причинам не был уволен ни один человек. Работали на совесть, хотя были и острые проблемы.
В Алге все еще работал, хоть и не на полную мощность, химический завод. В 1987 году из Москвы в район прибыл заведующий отделом химической промышленности ЦК КПСС.
— Завод надо закрывать! — заявил партийный функционер. — Оборудование устарело, продукция не пользуется спросом, он потребляет ровно столько же средств, сколько и производит — зачем он нужен?!
О том, что ликвидация градообразующего предприятия грозит оставить без работы около трех тысяч человек, наверху не задумывались. Но возражать против решения ЦК было подобно самоубийству.
— Объективности ради надо признать, что завод давно следовало закрыть, — разводит руками Николай Афанасьевич. — Он за годы своего существования нанес большой урон району. В радиусе двух километров от завода было вообще опасно находиться длительное время, поэтому мы в свое время переселили людей в другое место, их дома снесли.
Иногда из-за выбросов серной кислоты листья растений в городских палисадниках были сплошь испещрены маленькими отверстиями, а оконные стекла даже в районном комитете партии становились матовыми, и их невозможно было отмыть от серого налета. Завод в конце концов прекратил свое существование, но я к тому времени уже опять работал в областном управлении сельского хозяйства.
Это был результат, как объясняет ветеран, подковерной борьбы.
— Началось все еще в 1987 году. Мне позвонил заведующий сельскохозяйственным отделом обкома партии Михаил Березан и потребовал не выполнять план по сдаче зерна. Сейчас такое требование покажется диким, но так было.
Алгинский район был единственным, кто шел на выполнение плана по сдаче зерна, и это могло не испортить общую картину. Это не давало шансов областному руководству доложить наверх в ЦК, что план не выполнен всей областью из-за объективных обстоятельств.
Я знал, для чего это делалось. Тогдашнее руководство области, не считаясь ни с чем, приняло решение сократить посевные площади. Но я на такой шаг пойти не мог: люди самоотверженно работали днем и ночью, с радостью ожидали премий.
В тот год Алгинский район завершил уборку урожая с перевыполнением плана, и последствия не заставили себя ждать. Николая Солдатенко перевели в областные структуры. По сути, это была почетная ссылка. Просто уволить его не решились, слишком большим уважением он пользовался в области, и в ЦК о нем знали. В 1996 году Николай Солдатенко ушел на пенсию.
— Уходил с болью в сердце, — признается ветеран. — В то время разворовывалось все, во что десятилетиями актюбинцы вкладывали труд. В одночасье большие, имеющие многолетнюю историю предприятия оказывались в руках случайных людей и откровенных проходимцев. Я писал, пытался бороться, но мой голос никто не хотел слышать — кому важно мнение пенсионера?
Кстати, в свои 80 лет Николай Афанасьевич выглядит бодро и держит руку на пульсе страны.
— А как иначе? Я стараюсь быть в курсе событий, которые происходят в области, стране, потому что моя жизнь неразрывно связана с Родиной — Казахстаном, с актюбинской землей, на которой я работал, жил, вырастил детей, — признается Николай Афанасьевич. — Меня долгое время пугала мысль, что уже не увижу родную землю вновь цветущей и благополучной. Но страна нашла в себе силы возродиться. Только очень хочется, чтобы новое поколение позаботилось о том, чтобы мы избежали катаклизмов, которые нам и нашим отцам пришлось пережить.


Санат РАШ

Фото из семейного архива Солдатенко.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *