Кузнечное дело — работа тонкая

Василий Филимошин — газоэлектро-сварщик IV разряда, и то, что он увлекся художественной ковкой, вполне естественно. Наверное, парень подсознательно выбрал специальность, которая привела его к творчеству.
Ремесленники в Актобе — явление нередкое, но, знакомясь с каждым, удивляешься уникальности его занятия, мастерству и тонкости исполнения вещей.
— Года четыре тому назад я работал в кузнице, где на заказ изготавливали предметы стрит-арта (цветочники, лавочки, качели, ограды, ворота и т.д.), — рассказывает Василий о себе. — Я выполнял заказ обычно дольше других, так как хотелось довести предмет до совершенства, и обязательно немного отступал от эскиза — мне казалось, так красивее. И если начальник за нюанс делал замечание, то клиент всегда оставался доволен.
Наверное, в признании парня и есть секрет мастера: совершенное он видит наперед. Из той кузницы Василию пришлось уйти, так как для него главное — качество, а не вал.
— Когда я устроился в Актюбинскую медную компанию, снова стал все делать по-своему, допустимо отступая от эскиза, — продолжает собеседник. Я на живую природу смотрю как на эскиз: все хочется изобразить в металле, но так, чтоб никто не думал, что оно рукотворное. Вот так появилась роза.
Откуда тяга? Я не учился ни у кого, но покойный дядя, брат отца, работал с деревом. Мы с ним и родились в один день. Первую розу выковал на вахте: жене Лилии хотелось привезти в подарок что-нибудь необычное. Удивилась!
Хобби Василия Филимошина трудоемкое: работа филигранная, требующая не только внимания, но и точных движений, острого взгляда. А еще затратное — резак, сварка, болгарка требуют ощутимых расходов. Один цветок изготавливается не меньше недели.
— Розы делаю из металлолома, — раскрывает секреты парень. — Алгоритм простой: обычным резаком грею металл до податливости, потом двумя круглогубцами придаю ему форму, а болгаркой довожу до нужных контуров. Рисунок прожилок и выпуклостей наношу молотком, к которому приварена специальная матрица (наверное, это один из видов чеканки. — Авт.). На листочек порой до четырех часов уходит, вот поэтому, когда мужики просят научить, понимаю, что вряд ли у кого хватит на такую работу терпения.
Василий признается, что главный принцип его работы — все делать без изъянов: будь то офисный сейф или шкаф для инструмента.
— Для меня пример для подражания — природа, где все совершенно. Возьмем самую корявую ветку или замысловатый узел корней: они – эскиз в работе с металлом. Планирую освоить интерьерные предметы — люстры, подсвечники, кровати, полки.
На вопрос о способности рисовать мастер ответил, что осознал эту потребность лет в 10.
— Я все срисовывал. Получалось. Однажды пришел в гости, а хозяева попросили поскучать какое-то время. Увидел фотопортрет, взял бумагу, карандаш и занял себя делом. Пришедшие хозяева были удивлены точности образа и даже отметили, что на моем рисунке парень живее, чем на фото.
Есть еще одно увлечение у нашего собеседника — токсидермия.
— Отец и брат-двойняшка — охотники, поэтому материала для изготовления чучел хватает, — рассказывает Василий. — Но я не делаю простое чучело, а композицию с ними — чтоб оживить уже мертвую природу.
Все, что делаю, надиктовано скорее интересом, а не стремлением заработать, поэтому давно мечтаю украсить улицы Актобе предметами стрит-арта. Нынешний год — год юбилея Есет батыра, а ведь оружие для него ковали кузнецы, к коим я отношусь. Хочу попробовать…
Татьяна ВИНОГРАДОВА
Фото Максима ТОКАРЯ