Дружная команда

Рассказ-быль.

В то лето, в середине 1950-х, моя бабушка Аксулу стала знаменитой на весь наш поселок Калинин.
Случилось это благодаря ее домашним животным. Были у нее и коровы, и телята, и овцы, но от всех других особняком держалась «дружная компания», именно она вызывала у сельчан удивление и восторг.

В темном «птичьем» сарайчике, с единственным мутным окошком и страшной паутиной в углу, жили маленький ослик, красный, степной породы теленок и пара гусей с гусятами. Тут же обитала наша дворняжка.
Мне было лет 8-9, я каждое утро выгоняла пастись за околицу ослика и теленка, следом, переваливаясь, шла гусиная семья, рядом обязательно крутился пес.
Я любила наблюдать за ними. В этой группе главным чувствовал себя гусь-задира. Он гордо вышагивал, вытянув шею и грозно поглядывая по сторонам. Но стоило показаться опасности, о которой извещал заливистый лай, как птицы пугливо прижимались к ногам ослика. При этом они шипели, растопырив крылья. Как по команде, подавал голос ослик. Завершало хор протяжное «му-у-у».
Что интересно, меня эта ватага принимала за свою, а сестренку Марию не переносила на дух. Стоило ей появиться рядом с животными в своем красном платье, как гуси набрасывались на нее, хватая за подол, кусая ноги. Вслед ей гавкала собака, возмущенно кричали ослик с теленком. Маня с ревом убегала прочь.
Когда я надевала точно такое же красное ситцевое платье, шитое мамой, я боялась, что животные налетят на меня, приняв за Манечку. Но такого никогда не случалось.
Оставив друзей пастись, я шла домой помогать бабушке и маме по хозяйству. Мы знали, что к обеду домашние питомцы цепочкой пойдут на водопой к речке Карлатсай и вечером вернутся в свой сарайчик. Но однажды друзья надолго задержались. Уже начинало темнеть, а нашей команды все нет и нет. Бабушка послала меня за ними, я, подхватив свой прутик-кнут, побежала в сторону пересыхающей речушки, к самому полноводному месту (мы называли его Матрос су), куда ослик обычно приводил своих товарищей и где мы с ребятами любили плескаться в жаркие дни.
Бегу, спотыкаюсь, сумерки все гуще, в моем воображении мелькают картины одна страшнее другой. Вдруг наши питомцы утонули в реке или заблудились в густых зарослях камыша, или завязли в болотистом иле. «Быстрее, быстрее», — подгоняю себя мысленно.
В вечерней тишине издалека услышала мычание теленка и протяжное, хмурое «и-а-а-а». У самого берега навстречу мне, радостно виляя хвостом и повизгивая, бросилась собака. Завидев меня, начали беспокойно гоготать гуси. Не могу понять, что случилось, почему они все столпились у большого куста чилиги? Растерянно подгоняю теленка: «Чу, пошли домой», но он не трогается с места. Гуси топчутся у куста, умоляюще поглядывая то на меня, то куда-то в глубь веток.
Ах, вот в чем дело! В чилиге запутался маленький гусенок. «Как же ты, бедолага, застрял-то?» — приговариваю я, осторожно обхватывая руками пленника. Никогда раньше гусак не подпускал меня так близко к своим деткам, а тут они с гусыней смирно переминались, с тревогой наблюдая за сереньким комочком.
Как только я отпустила гусенка на землю, вся компания дружно поднялась на пригорок и поспешила в сторону дома.

Людмила Байкадамова

Подготовила Гульсым НАЗАРБАЕВА