Айнур Абдирасилкызы: «Состоялся взаимно полезный обмен опытом с российскими коллегами»

Айнур Абдирасилкызы — директор научно-исследовательского и аналитического центра по вопросам религии Комитета по делам религий Министерства по делам религий и гражданского общества Республики Казахстан. 

— Айнур Абдирасилкызы, Вы недавно побывали в командировке в Российской Федерации, где ознакомились с опытом работы и практикой религиозных учебных заведений и научно-исследовательских центров. Какие впечатления, каковы результаты?
— Зарубежные командировки всегда дают возможность познать многое. Не зря говорят в народе: «Конь есть — рысью скачи, землю изучай, угощение есть — гостей созывай, народ узнавай». Увиденное  за рубежом позволяет лучше понять достижения собственной страны, осмыслить упущения, проанализировать, что есть хорошего и плохого.
Российские коллеги встретили нас тепло и радушно в прямом смысле этого слова. Наши ближайшие соседи следят за новостями, много читают, в том числе и в интернете о том, что происходит у нас. Но, как говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, поэтому они заинтересованы во встречах со специалистами и профессионалами, чтобы получить ответы на волнующие их вопросы.
Командировка началась с ознакомления с материально-технической и научной базой Московского исламского института. Состоялась встреча с руководством и коллективом данного учебного заведения, учредителем которого является Духовное управление мусульман Российской Федерации. Участников встречи наглядно ознакомили с деятельностью нашего центра, представили  в развернутом виде информацию о религиозной ситуации в Казахстане и сфере государственно-конфессиональных отношений.
Данное учебное заведение, основанное в 1999 году, направлено на подготовку кадров в сфере религии в Российской Федерации, но здесь получают образование и граждане из стран Средней Азии, в основном Таджикистана и Кыргызстана. В настоящее время в этом институте проходит обучение только один студент из Казахстана.
— Какие вопросы задавали чаще всего?
— Московских коллег больше интересовали наши профессиональные достижения в сфере проведения религиоведческой экспертизы. Мы информировали коллег о процессе регламентации религиоведческой экспертизы от формирования  законодательных норм до введения государственной услуги.
Преподаватели института задавали вопросы о законодательных механизмах регулирования ношения хиджаба в школах Казахстана,  новшествах в системе религиозного и религиоведческого образования. Также их интересовала официальная позиция нашей страны в отношении традиционных и нетрадиционных (целенаправленно отмечаю) исламских течений, деятельности отдельных лиц, таких как  Фетхуллах Гюлен.
В свою очередь мы получили ответы на вопросы об особенностях российских стандартов религиозного образования, предметах учебной программы, кадровом потенциале. Обратили внимание на проблему  внесения некоторых классических исламских трудов в Федеральный список экстремистских материалов и поинтересовались причинами. По мнению наших московских коллег, причина кроется в нехватке квалифицированных кадров.
Необходимо отметить, что материально-техническая база, в особенности библиотечный фонд Московского института, невелика. Если сравнивать, то можно сказать, что многие отечественные медресе имеют более лучшую материально-техническую базу и библиотечный фонд. Студентов тоже относительно немного, на очном и заочном отделениях института обучается около 220 студентов.
— Как обстоят дела в Казани?
— Казанский исламский университет — известный образовательный центр со сложившимися традиционными устоями, достойным материально-техническим оснащением, высоким кадровым потенциалом и большим числом студентов. Учредителями университета, в котором действуют кафедры исламских наук, религиозных и гуманитарных дисциплин, являются Российский совет муфтиев и Духовное управление мусульман Республики Татарстан.
В университете, имеющем систему заочного и дистанционного образования, обучается много студентов из Средней Азии. В данном учебном заведении обучаются в основном студенты из Кыргызстана и Таджикистана. Почти все 25 студентов из Казахстана обучаются заочно.
Принимавший нас ректор Казанского исламского университета, доктор политических наук, известный исламовед Мухаметшин Рафик Мухаметшевич отметил успехи нашей страны в законодательном регулировании деятельности религиозных учебных заведений и достижение высоких результатов в системе религиоведческой экспертизы. Также он проявил большой интерес к методическим и научно-аналитическим материалам нашего центра. Особенный интерес вызвали наши методические пособия и информационные брошюры, предназначенные для различных сегментов целевых групп: государственных служащих, экспертов-религиоведов, теологов, учителей школ и преподавателей религиоведения, студентов, женской аудитории, широких слоев населения. Они были высоко оценены как результат сформированной взвешенной политики и практики.
В Казанском исламском университете пока не функционируют отделения магистратуры и докторантуры. С целью обеспечения подготовки магистров и докторов исламоведческих наук планируется создание Болгарской исламской академии в Татарстане в текущем году. Предполагаемые направления деятельности будущей академии, особенности развития стандартов российского религиозного образования, процессы изучения и публикации трудов татарских богословов — это были основные вопросы, заданные нами, на которые получили развернутые ответы.
Возрождение традиционной системы религиозного образования — одна из главных целей Казанского исламского университета. В серии  «Антология татарской богословской мысли» в поддержку исламского богословия были изданы ряд произведений крупнейших татарских мыслителей, таких как Ш. Марджани, Абд ан-Насир Курсави, А. Утыз-Имяни, А. Буби, З. Камали,  М. Бигиев и других.
— Кажется, именно здесь уместно рассказать об обмене опытом…
— Да, как раз к этому подошли. Точно так же  мы в 2013 году поднимали вопрос о создании «Антологии казахской богословской мысли». К сожалению, на данный момент мы не приступили к работе, так как для реализации этого проекта необходима совместная работа нескольких учреждений. Однако отдельные части будущей антологии вышли в свет в рамках программы «Культурное наследие», а также в отдельных переводных текстах и исследованиях. В 2016 году наш центр внес свою лепту в эту работу, подготовив и издав сборник «Религиозные взгляды казахских просветителей». Тем не менее полномасштабная реализация намеченной работы  предстоит в будущем.
Другой вопрос: во время предварительного исследования перед командировкой мы обратили внимание на качественное содержание стандартов религиозного образования в Российской Федерации. Как шутили потом с нашими российскими коллегами, если эти стандарты будут реализованы в полной мере, то соответственно им будут подготавливаться не имамы, а святые люди.
Как установлено в требованиях российского образовательного стандарта, будущий имам должен быть патриотом, уважающим и пропагандирующим государственные символы, популяризирующим патриотизм, уважающим представителей других наций и религий, способным последовательно довести в проповеди до народа знания на основе исламских источников, освоившим историко-духовно-культурное наследие  своей нации. Он должен уметь проводить работу по социальной реабилитации граждан, попавших под влияние радикальных религиозных течений, вести просветительскую работу, осуществлять профессиональные переводы; должен быть разносторонним и уметь работать в разных сферах общественной жизни; должен быть способным принять участие в разработке законодательных документов. Как известно, часть мусульман России придерживается шафиитского мазхаба, и согласно установленным в РФ стандартам, будущие имамы обязаны знать одновременно особенности правовых канонов ханафитского и шафиитского мазхабов.
Как мы и предполагали, данные стандарты религиозного образования были разработаны в начале текущего года, а учебные программы на их основе еще не сформированы.
Известно, что отдельные положения данных стандартов присутствуют в этических требованиях и документах Духовного управления мусульман Казахстана  и применяются в религиозных учебных заведениях нашей страны. Однако закрепление отдельных требований в качестве образовательного стандарта будет более эффективным. Требования стандарта обязывают формировать конкретную учебную программу для реализации указанных целей, а это, в свою очередь, влияет на совершенствование системы образования. Такой опыт российской системы религиозного образования  стоит перенять.
В-третьих, что нас очень порадовало, в российских исламских учебных заведениях в качестве отдельного предмета изучается исламское искусство, и это уже вошло в традицию. Сформированы учебные дисциплины и изданы учебники по исламской музыке, архитектуре, каллиграфии. Нам думается, что если мы сможем внести данные дисциплины в отечественную систему исламского образования, то в спектре исламоведческой науки, безусловно, найдет свое отражение широкий и созидательный потенциал религий, не ограничивающийся доктринами вероучения, а имеющий глубокую взаимосвязь с другими  сферами духовной культуры.
— Была ли возможность встретиться с нашими соотечественниками, получающими религиозное образование в России?
— Да, такая неожиданная возможность нам представилась. В Казанском исламском университете встретились с группой казахстанских студентов, завершающих учебу, которые учились по дистанционной системе. Мы поговорили о схеме обучения, о выбранной ими специальности, об уровне подготовки специалистов в Казанском исламском университете.
Почти все выпускники ранее окончили различные учебные заведения по гуманитарным специальностям и работают по полученной профессии в нашей стране. Среди них есть те, кто работают в сфере религии. Наши соотечественники отметили преимущества и причину выбора этого университета: это дистанционная форма обучения без отрыва от работы, низкая оплата за образование и достойный уровень знаний.
Выпускников интересовали вопросы официальной позиции Республики Казахстан по получению религиозного образования в данном университете, признания и нострификации диплома в Казахстане. По этому вопросу мы отметили, что Казанский исламский университет внесен в список рекомендуемых зарубежных теологических учебных заведений, и разъяснили механизм нострификации.
Следует отметить также организованную нами встречу с коллективом Центра исламоведческих исследований Академии наук Республики Татарстан.
Во время встречи представители двух научно-исследовательских центров ознакомили друг друга с методическими разработками, результатами проведенных исследований и обменялись изданиями. Наши центры имеют схожие направления деятельности, так как были созданы для научно-аналитического обеспечения деятельности государственных органов, поэтому имеется огромный потенциал для проведения совместных научно-исследовательских проектов в будущем.
— Что бы Вы еще хотели сказать в завершение интервью?
— Командировка в Россию пополнила наш практический опыт. Увидели своими глазами состояние сферы религиозного образования нашего ближайшего соседа. Результатом встреч, проведенных совместных мероприятий стала достигнутая договоренность о продолжении сотрудничества. Самое главное, что этот визит дал возможность взглянуть со стороны и восхититься достижениями нашей страны и с гордостью рассказать о них. Есть такая поговорка «Чем дальше горы — тем они выше». Мы были горды за нашу страну, когда рассказывали другим о высоких достижениях нашего государства и огромной проделанной работе. Возможно, это и есть главная награда.
— Спасибо за интервью!

kazislam.kz