Эхо трагедии

фото e-history.kz

60 лет назад, в 1957 году, на байганинской земле прогремел первый ядерный взрыв, их будет впоследствии больше десяти.
Но люди, прожившие вблизи полигона, узнают о них лишь через 30 лет.

Восьмидесятилетний Бисен ага продолжает обивать пороги самых высоких инстанций. Старается убедить власти в том, что надо помочь людям, которые пострадали от ядерных взрывов.

…Вечерело. Учитель Каражарской школы Байганинского района Бисен Жаканов сидел возле дома с детьми. Мирную беседу прервал необычный толчок. В одно мгновение все вокруг словно заходило. Девятилетний сын Акан показал взглядом на верх столба. Лампочка на нем раскачивалась, будто маятник часов, а голос радиодиктора из репродуктора захрипел, слова его стали неразборчивыми. Шел 1987 год…
Вскоре все успокоилось, и никто не придал значения случившемуся. Однако утром по радио передали, что в Актюбинской области, в Байганинском районе, произведен подземный термоядерный взрыв под кодовым названием «Тоталит-2».
Тот взрыв произошел в местечке Таскара, всего в 20 километрах от аула Каражар, где жил Бисен Жаканов. В 12 километрах от места взрыва находилась верблюжья ферма ныне печально известного аула Калдыбек. В радиусе 20-22 километров находились также аулы Жанатан, Кызылбулак, Жаркамыс, Жанажол и ряд мелких животноводческих ферм.
Заметим, никто из этих аулов не был вывезен в безопасное место, никого не предупредили о предстоящем взрыве. По сути, люди оказались в районе эпицентра взрыва.
Никто не понял, что произошло на самом деле. Даже наиболее грамотные среди аулчан – учителя и те в то время не имели представления о последствиях термоядерного взрыва. Но настораживало то, что о факте взрыва сообщила Москва, – это означало: произошло нечто из ряда вон выходящее. В сообщении говорилось: «3 октября 1987 года на территории Казахстана в мирных исследовательских целях был осуществлен подземный ядерный взрыв». Наутро после этого сообщения аул загудел, как разворошенный улей. Многие обращались к Бисену как к человеку грамотному, деятельному. Их вопросы подтолкнули его написать руководству области письмо с просьбой разъяснить ситуацию. В аул приехала комиссия. Члены комиссии в один голос утверждали, что ничего необычного не произошло, радиационный фон в близлежащих населенных пунктах соответствует норме. Они говорили, что произведенный взрыв чуть ли не благо для них. По их словам, он должен вызвать обильные дожди, а это значит – вокруг все зазеленеет и зацветет.
Только через несколько лет после этого Бисен прочитает в газете интервью академика Ивана Часникова, руководителя лаборатории ядерной физики и радиационной экологии. Он рассказывал о ядерных взрывах, а также о том, что наиболее опасные из них – подземные, так как радиоизлучения от них активны очень продолжительное время.
Вот тогда Бисен серьезно заинтересовался вопросами ядерных взрывов. Оказалось, что взрыв 1987 года был не единственным, который был произведен на территории Байганинского района. Первый взрыв в этих местах состоялся еще в 1957 году, с той поры прошло 60 лет. В период в 1957 года по 1990 год на байганинской земле прогремели 11 ядерных взрывов.
В кратких газетных сообщениях государственные деятели называли места, где производились ядерные взрывы безобидными словами: «ракетно-авиационный полигон», «сейсмическая экспедиция», «полигон для сельскохозяйственных нужд» и другими.
Советское правительство более сорока лет что хотело, то и делало на казахстанской земле. Только в Семипалатинском регионе было произведено 445 ядерных взрывов. Девяносто из них — в открытой атмосфере, 26 – над землей, остальные – подземные. От взрывов в открытой атмосфере и над землей появились и распространились 55 радиоактивных туч, а также 69 очень опасных ядовитых газовых волн.
Настоящим испытательным полигоном стал Западный Казахстан. Ядерные взрывы, начатые в 1949 году в Семипалатинской области, продолжились в Западно-Казахстанской и Атырауской областях (Капустин Яр, Тайсойган – Азгир), Мангыстауской (Актау), Актюбинской (Байганин, Эмба-5).
Обо всем этом Бисен ага узнал, когда началась перестройка, когда стала возможной свобода слова и когда открылись многие белые пятна нашей истории. Он активно включился в международное движение «Невада – Семей», создал в своем районе общественную антиядерную организацию и назвал ее «Жем». Впоследствии его организация переросла в региональный филиал движения «Невада – Семипалатинск», объединивший все области Западного Казахстана. Его возглавил известный общественный деятель Изимгали Кобенов.
О байганинской катастрофе он рассказывал в областных и республиканских газетах. В то время газеты публиковали его материалы, особенно «Ақтөбе», «Актюбинский вестник» и «Егемен Қазақстан». Его статья в популярной газете «Қазақ әдебиеті» вышла под рубрикой «Вниманию Верховного Совета Казахской ССР».
По его материалам в район стали приезжать комиссии, общественные деятели. Первые, как правило, ничего предосудительного не находили, вторые обогащали свои знания необычными фактами. В то же время ничего серьезного, чтобы создать соответствующие условия для пострадавших от ядерных испытаний, не предпринималось.
О последствиях ядерных взрывов Бисен ага говорил не голословно. Он стал вести собственную статистику. По его данным, в период с 1990 по 2000 годы только в Каражарском сельском округе от сердечно-сосудистых заболеваний умерли 10 человек, от проблем с артериальным давлением – 23 человека, от лучевой болезни – 5, онкологии – 49, также было совершено 6 самоубийств неизлечимо больными людьми.

Все это произошло в округе, население которого было менее тысячи человек. Чем это можно было объяснить, как не нарушением экологического баланса?! Сорок девять случаев раковых заболеваний в одном небольшом степном ауле с исконно чистой природой!
И еще Бисен ага утверждает, что в период с 2008 по 2012 годы в Каражарском сельском округе не зарегистрировано ни одного новорожденного. Почему никого не насторожил этот факт? С чем это связано?
Сокращение количества жителей в населенных пунктах власти объясняли миграцией населения. Бисен Жаканов так не считает. По его данным, в те годы люди практически не оставляли свои нажитые места.
А вот детская смертность стала возрастать. В 2008 году умер младенец Карагулов, не достигший и двухмесячного возраста. Его мать Айшат Каракушикова. В том же году родился мальчик Ерлан. Он – инвалид. До сих пор передвигается ползком. Его мать Жанагуль Рахманова. Кстати, в Каражарском сельском округе вследствие разных болезней пенсию по инвалидности получают десять человек.
В 2009 году родилась девочка Кайсар Турдыбаева. Через два года она умерла. Ее мать – Гульдана Такырова.
Следует особо отметить, что Бисен Жаканов приводит данные только из одного сельского округа, жителем которого он является. А ведь взрывы происходили близ аулов Койлыбай, Торкуль, Соркуль, Соркудук и других.
Восьмидесятилетний Бисен ага продолжает обивать пороги самых высоких инстанций. Старается убедить власти в том, что надо помочь людям, которые пострадали от ядерных взрывов. В свое время жители Байганинского района пользовались кое-какими льготами и пособиями. Но обратим внимание: льготы официально выделялись как «району, близко расположенному к Аралу». Тем самым так и не были признаны последствия ядерных взрывов. Словно их вовсе и не было, а люди страдают лишь от того, что живут в опасной близости от Арала.
Неугомонный Бисен Жаканов между тем не расстается с мыслью помочь пострадавшим людям. Пишет письма, не упускает случая выступить с трибуны. Написал книгу о ядерной трагедии на родной земле. Не молчит, но его все равно не слышат.
…Шестьдесят лет прошло со дня первого взрыва на байганинской земле. Казалось, можно бы и забыть об этих взрывах, но время не властно. Оно не способно решить проблему. Эхо прошлой трагедии проявляется в новых поколениях людей, делая их неизлечимо больными и инвалидами. Бисен Жаканов успокоится лишь тогда, когда факт ядерных взрывов будет признан и начнутся серьезные мероприятия по реабилитации здоровья невинно пострадавших.
Муапих БАРАНКУЛОВ

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *