Земля легенд и больших песков

За свою журналистскую деятельность мне впервые выпала возможность побывать в отдаленных населенных пунктах Шалкарского района. Учитывая, что на дворе стоит середина осени, такое природное явление, как изнуряющая жара под 40 градусов, мне не грозило, и я без промедления согласился на поездку. Стоит сказать, что ничуть не пожалел, так как двухдневное странствие в песках по бездорожью оказалось полным впечатлений и пополнило мой багаж исторических, а также географических познаний.
Сразу же стоить отметить, что состояние автомобильных дорог, или практически отсутствие оных — главный бич Шалкарского района. Создается впечатление, что южнее города Шалкара их вообще не строили. Наверное, поэтому излюбленной маркой автомобиля у местных жителей является УАЗ различных модификаций. Именно этот неприхотливый внедорожник способен стоически переносить все тяготы проселочной дороги. Но все неудобства пути были сполна компенсированы впечатлениями от знакомства с этим краем больших песков и красочных легенд.

Затерянные в барханах

Есть в нашей области населенные пункты, куда блага цивилизации добрались лишь с обретением Казахстаном независимости.
Знакомьтесь — аул Канбакты, затерявшийся в песках Аяккум.

Находится он в окружении песчаных барханов, достигающих высоты в десять метров. Они словно отрезают людей от остального мира. В такую глушь редко кто заглядывает, но местные жители особо не жалуются на условия быта. Даже в годы процветающего социализма канбактинцы не знали, что такое электроэнергия, так как советская власть считала нецелесообразным протягивать линии к этому населенному пункту. Так аул и жил. Из-за отсутствия электричества не было ни телефонов, ни телевизоров, а о новостях в стране и мире люди узнавали из радио либо газет, которые хоть и с большим опозданием, но все же доходили.
Для добычи воды и для других нужд использовались дизельные генераторы, которые вырабатывали необходимое электричество. Связь с райцентром поддерживалась посредством рации.
Основной деятельностью местных жителей всегда было животноводство. Скот был главным богатством канбактинцев, как и пески. Оказывается, благодаря барханам здесь все еще теплится жизнь. Пески являются своеобразной природной губкой, которая впитывает выпадающие осадки и хранит на глубине в несколько метров живительную влагу. Эти подземные воды позволяют существовать местному населению и содержать скот.
По словам аксакала Аманжола Аязбаева, в послевоенные годы на зимовку в Аяккум перегоняли весь скот района, так как здесь были наиболее подходящие условия. Аральское море до экологической катастрофы благотворно влияло на климат. Снег в Аяккуме практически не держался, да и погода всегда стояла теплая. Учитывая это, районные власти решили создать в Канбакты штаб, который отводил земли под пастбища. Это название прочно закрепилось за населенным пунктом, и некоторые до сих пор называют аул Штабом.
— После войны здесь зимовал скот всех 15 колхозов и совхозов Шалкарского района. Из кизяков строили загоны для овец. А летом они уходили на джайляу в Мугоджары. Было самое настоящее отгонное животноводство. Но в 1963-1964 годах в Аяккумах была суровая зима, и большая часть скота погибла. После чего было принято решение отказаться от данной практики зимовки скота. Штаб был расформирован, а Канбакты передан в состав Сарыбулак-
ского совхоза как животноводческая ферма, — рассказывает Аязбай ата.
В годы своего расцвета это был зажиточный аул. На балансе фермы было более 25 тысяч голов овец, по 2 табуна лошадей и верблюдов. А количество домов в Канбакты переваливало за 100. Была построена десятилетняя школа, а также медицинский пункт, которые функционировали благодаря дизельным генераторам. Так люди жили и приумножали свое главное богатство — скот, пока перемены в Стране Советов не внесли свои коррективы в размеренную жизнь населенного пункта.
В постперестроечное время животноводство стало нерентабельным. Скот резко потерял в цене, и многие канбактинцы покинули родные места в поисках лучшей доли. Остались лишь наиболее стойкие и верные своей земле, которые и поныне живут здесь.
Сегодня аул насчитывает около 30 дворов. Работает школа, но есть опасения, что ее могут закрыть из-за малокомплектности. Чтобы поддерживать необходимое количество учеников, местные жители берут на воспитание детей своих родных и близких из других сел.
Долгие годы была проблема с медицинским пунктом, так как специалисты не хотели ехать в глушь. Но и этот вопрос нашел свое решение. Один из местных парней женился на девушке с медицинским образованием и перевез ее в родное село.
Канбактинцы с пиететом вспоминают 2007 год, который стал знаменательным в истории села. В тот год в далекий аул, затерявшийся в песках, было проведено электричество.
— За год до этого события я написал статью в газету, где описал наш быт, и главный упор сделал на отсутствие электричества. Аким района встретился со мной и пообещал решить эту проблему. Хотели поставить большой дизельный генератор, потом ветрогенератор, но все они оказались малоэффективными. Дело сдвинулось с мертвой точки после того, как о наших проблемах узнало руководство региона. Аким области Елеусин Сагиндиков сам взял на контроль нашу проблему, и 27 сентября 2007 года в Канбакты пришло электричество, — говорит аксакал.
Теперь жители надеются, что власти обратят внимание на другую проблему — газификацию аула. Ведь ветка газопровода проходит совсем рядом, готов и проект подключения Канбакты, дело лишь за финансированием.
В остальном аул самодостаточен. В каждом подворье имеется по сто голов крупного домашнего скота, и это не считая овец и коз. Практически у всех есть автомобили. На крышах установлены спутниковые антенны. Улучшаются и демографические показатели. Так что жизнь постепенно возвращается в Канбакты.

Сынтас — каменная глыба

Отличительной особеностью местных жителей является то, что практически каждый из них — настоящий знаток истории своего края. Они могут в подробностях рассказать о происхождении местных родов и племен, географических названий, о жизни значимых личностей прошлого. И неважно, сколько лет или веков прошло: знатоки приведут дословно любой диалог и в мельчайших подробностях опишут эпохальное для них событие.
Особенное место в легендах занимает предание о камне Сынтас. Добраться до него можно, имея лишь опытных провожатых. Нам повезло: наш водитель Ислам ориентировался в бескрайних степях, словно по навигатору. Несмотря на однообразие окружающего пейзажа, он по известным только ему ориентирам, ни разу не заплутав, вывез к местности, где высится одинокая глыба — Сынтас.
Удивительна сама природа происхождения такого огромного валуна в окружающей пустыне, где гор нет вообще. Среди местного населения бытует такая легенда. В стародавние времена в здешних краях жил богач Кергебай, обладавший несметными табунами. У него была дочь Кырмызы, которая имела довольно-таки своенравный характер.
По достижении совершеннолетия дочери отец выдает ее замуж. Приданое готовится день и ночь и навьючивается на караван верблюдов. Но Кырмызы оказывается недовольна им и высказывает это своему отцу. Кергебай в ярости проклинает свою дочь за ее алчность, и она тут же превращается в камень. Так гласит легенда.
А вот наука объясняет происхождение каменной глыбы по-другому. Раньше на этой территории плескалось море. Но со временем оно начало усыхать и обнажилось дно. А одинокая глыба — это не что иное, как отложение морских моллюсков.
Как бы то ни было, Сынтас является уникальным природным явлением для здешних степей, и местные жители относятся к нему с особым почтением.

Москва в пустыне

Чуть дальше от Канбакты лежит Бозой. Это самая южная точка на карте Актюбинской области. Населенный пункт является неким форпостом Казахстана на границе с Каракалпакстаном. В свое время шалкарцы называли этот поселок городского типа «Москвой в пустыне». И было за что.

Появлению Бозоя способствовал гигантский проект, осуществленный Советским Союзом. В 1961 году на всю страну было объявлено, что начинается строительство газопровода «Бухара-Урал», которое сразу превратилось во Всесоюзную ударную комсомольскую стройку. С введением в строй проект стал самой эффективной на земном шаре газотранспортной системой, производительность которой в три раза превышала возможности знаменитого Трансканадского газопровода.
Проект под названием «Бухара-Урал» подразумевал строительство вдоль линии компрессорных станций. Самая большая из них, компрессорная станция № 10 (КС-10), была построена в местности Бозой.
Как говорят местные жители, в то время в поселке жили специалисты из Москвы и других крупных городов. Для них были построены дома со всеми удобствами, улицы были вымощены бетонными плитами, полки магазинов ломились от дефицитных товаров. Имелся аэродром, откуда ежедневно взлетали самолеты и вертолеты, поддерживавшие транспортное сообщение с Большой землей.
— Чтобы добраться в Актюбинск или Шалкар, наши родители выбирали, на чем лучше лететь — на самолете или вертолете. Здесь не платили за коммунальные услуги, заработная плата на компрессорной станции была очень высокой. Аральское море находится в 40 километрах от Бозоя. Там была построена база отдыха, где все лето отдыхали дети со всего Союза, а летний лагерь располагался в двухэтажной школе, — вспоминает директор Бозойской средней школы Иният Алиев.
С развалом Союза прекратилось авиасообщение, опустели прилавки, разъехались многие из специалистов. Но компрессорная станция продолжала функционировать, и Бозой пережил трудные времена. После обретения нашей страной независимости постепенно стало увеличиваться количество объектов. Появился пограничный пункт, началась разработка нефтяных месторождений, строительство авиабазы Вооруженных Сил РК. А буквально на днях был произведен пуск газопровода «Бейнеу-Бозой-Шымкент». Он является крупнейшим трубопроводным проектом за историю независимого Казахстана и призван сыграть важную роль в повышении энергетической безопасности государства.
Все эти объекты дают местному населению возможность трудоустроиться, а также развивают инфраструктуру поселка.
— Численность населения Бозоя составляет 3 004 человека. Уровень жизни хороший. Жители работают на близлежащих объектах, а также занимаются животноводством. Промышленные объекты оказывают спонсорскую помощь. Они помогают в развитии инфраструктуры, ремонте социальных объектов. В целом можно сказать, что жизнь в Бозое налажена, — говорит главный специалист акимата Бозойского сельского округа Айгерим Кушербаева.
Но вместе с тем существуют и проблемы, которые жители поселка поднимают не в первый раз. Самая большая из них — отсутствие в таком большом населенном пункте больницы. Чтобы получить медицинскую помощь, бозойцам необходимо выезжать в Шалкар. А этот путь в более чем 200 километров по бездорожью одолеть могут не все. Особенно трудно приходится роженицам. Поэтому местные жители хотят, чтобы власти открыли здесь больницу или отремонтировали дорогу, либо наладили авиасообщение.
Другим их сокровенным желанием является открытие таможенного пункта, который ранее функционировал. Это позволит развивать придорожный сервис, ведь раньше через Бозой в день проезжало не менее 70 автомашин, груженных товарами. Кроме того, с открытием таможни появится возможность реализовывать продукцию животноводства в соседний Каракалпакстан.

И дольше века длится жизнь

Практически в каждом населенном пункте в Шалкарском районе, где нам довелось побывать, есть своя изюминка. Так вот, в селе Айшуак нам удалось встретиться с одним из старейших людей Актюбинской области.

Аксакалу Кудайбергену Тузимову в этом году исполнилось 108 лет. Несмотря на преклонный возраст, долгожитель имеет ясный ум и лишь с прошлого года перестал ходить на тои и садака, где его бата всегда были желанными. Свое напутствие аксакал дал и нам.
Согласно документам Кудайберген ата родился 9 мая 1909 года. По словам старшего сына Жумагула, его отец пережил все невзгоды, выпавшие на долю казахского народа в 20-м веке, такие, как насильственная коллективизация, голод 30-х годов. Был призван в годы войны, но вместо фронта попал на военный завод в городе Кольчугине, где выпускались боезаряды. Производство было секретным, и завод размещался под землей. Но немцы все же разузнали о нем и в один день произвели массированный авианалет. Многие из рабочих выжили и вместе с заводом были эвакуированы. Таким образом акскал оказался в городе Балхаше Карагандинской области, где и трудился до самого конца войны.
Вернулся на родину он только в 1947 году. Трудился в колхозе кузнецом. Меха и наковальня хранятся до сих пор в доме одного из его сыновей. Позже работал чабаном и вышел на пенсию. Воспитал 7 сыновей и 4 дочерей. Дети говорят, что отец часто повторял, что родился под счастливой звездой, так как не раз как в годы войны, так и после многочисленные беды обходили его стороной.
Еще одной достопримечательностью этого дома является висящее на стене фитильное ружье. Принадлежало оно предку аксакала, Жарас-мергену из рода кабак, который жил на рубеже 17-18 веков. По преданию, он был удачливым охотником и обладал необычайной меткостью. Своим искусством поразил одного из каракалпакских правителей, который и подарил ему фитильное ружье. О ружье тоже ходит немало легенд. Одну из них рассказал нам сын аксакала Жумагул.
— В голодный год несколько охотников вышли на след сайгаков. Степные антилопы паслись на открытой местности, и подступиться к ним незамеченным не было никакой возможности. Поэтому право сделать один-единственный и меткий выстрел доверили Жарас-мергену. Наш предок, тщательно прицелившись, выстрелил и попал в самого крупного самца. Он сам отмерил расстояние, и оказалось, что попал с 800 шагов. Это было настоящим чудом — поразить цель на максимально убойном расстоянии, — говорит он не без гордости.
Ружье это передается в роду из поколения в поколение. Висит оно на самом почетном месте. Не раз выставлялось на разных музейных экспозициях и по сегодняшний день является гордостью рода кабак.

В Шалкарском районе побывал Жантас МАКСУТОВ.
Все фото автора

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *