Революция в деталях

Тургайский край между Февралем и Октябрем 1917 года.
Понимание своеобразия многих современных политических процессов на постсоветском пространстве, особенностей их возникновения, развертывания и долговременных последствий для общества упирается в переосмысление феномена Октябрьской революции 1917 года. Революция и последовавшая за ней междоусобная война явились результатом исключительно глубокого внутрироссийского гражданского конфликта. Многочисленные народы имперских окраин оказались втянутыми в их орбиту помимо своей воли.

Февральская революция
Победа Февральской революции внесла радикальные изменения в социально-политическую ситуацию в стране. Падение династии Романовых и установление власти Временного правительства было воспринято положительно и нашло поддержку со стороны казахского народа, терпевшего гнет царизма. В газете «Казах» от 24 февраля 1917 года была опубликована телеграмма А. Букейханова из Минска, в которой, в частности, говорилось: «Взошло Солнце Свободы, Равенства, Братства всех народов России. Необходимо организоваться для поддержания нового строя правительства». Принципиальную роль для происходивших в казахском обществе процессов сы-грали события 1916 года. Народное восстание, непосредственной причиной которого послужил указ царя от 25 июня 1916 года о призыве коренного мужского населения Казахстана и Центральной Азии на тыловые работы, стало серьезным испытанием политических и нравственных основ казахского общества.
Одним из крупных центров восстания 1916 года был наш край. Амангельды Иманов объединил ряды восставших казахов Тургайского, Кустанайского, Иргизского, Актюбинского уездов. Февральскую революцию казахские повстанцы во главе с Имановым встретили в сражениях с царскими карателями. Нельзя сказать, что со свержением царизма и установлением власти нового правительства России преследования восставших немедленно прекратились.
7 марта 1917 года А. Джангильдин и И. Курманов на экстренном докладе в Петроградском Совете сообщали, что в Тургайской области и после Февральской революции карательные отряды «продолжают творить свои гнусные дела, насилие и погромы». 15 марта 1917 года Тургайский областной гражданский комитет направил телеграмму Временному правительству с просьбой снять военное положение в области.

Рост революционной стихии
После Февраля страна стояла на распутье. Вакуум легитимной власти, образовавшийся после распада имперских государственных институций, привел к резкому расширению поля политической борьбы, колоссальному усилению роли партий, общественных организаций и самых широких масс с их изменчивыми настроениями и ориентацией на нецивилизованные, силовые методы борьбы. Первоначально после Февраля власть на местах принадлежала, как правило, общественным исполнительным комитетам — широким демократическим организациям, возникшим стихийно и объединявшим самые различные социальные и политические силы. Так, газета «Оренбургское земское дело» от 12 марта 1917 года сообщала, что в Актюбинске организован комитет народной власти. Однако вскоре эти органы стали атаковать как справа, так и слева.
В марте 1917 года в Актюбинске и других уездных городах края были созданы Советы рабочих и солдатских депутатов. До осени 1917 года в составе Актюбинского Совета преобладали эсеры и меньшевики, чья программа наиболее импонировала массам. Меньшевики и эсеры Актюбинска вместо гражданского исполнительного комитета создали «Комитет спасения Родины и Революции». В мае-июне 1917 года состав Актюбинского Совета рабочих и солдатских депутатов в результате проведенных выборов претерпел коренные изменения. В июле был избран уездный Совет крестьянских и казахских депутатов, а затем произошло его слияние с Советом рабочих и солдатских депутатов.
В составе этого Совета была небольшая группа большевиков под руководством В.Ф. Зинченко. Однако до поздней осени 1917 года большевики не имели влияния в массах. Более того, после июльских событий в Петрограде деятельность большевиков оказалась под запретом. 3-4 июля 1917 года весь Петроград был охвачен волнениями, на улицы города вышло полмиллиона человек. В результате подавления беспорядков в Петрограде было убито и ранено более 700 человек. Власти обвинили большевиков и Ленина в провоцировании этих волнений. В целом на периферии не поддержали революционный Петроград. В Актюбинске также началась травля большевиков. По воспоминаниям В.Ф. Зинченко, его «не раз избивали, стаскивали с трибуны, топтали ногами и били палками». В резолюции заседания Совета рабочих депутатов от 18 июля 1917 года отмечалось: «Актюбинский Совет заявил о содеянных ошибках, призывает забыть о классовых разногласиях, запретить пропаганду большевиков, не допускать участия большевиков в политических организациях».
Волны, исходившие из эпицентра революционных событий, продолжали докатываться до Тургайского края. В конце августа генерал Л. Корнилов попытался путем захвата власти установить военную диктатуру в стране. Против «корниловщины» решительно выступили Советы и все социалистические партии, включая большевиков. 5 сентября на заседании Актюбинского Совета были оглашены телеграммы об аресте генерала Корнилова и заявление мятежных войск о подчинении Временному правительству. Разгром «корниловщины» привел к резкому изменению соотношения политических сил в стране. Социалистические партии активизировали свою деятельность на местах. Так, на заседании Актюбинского Совета рабочих и солдатских депутатов от 5 сентября 1917 года были выбраны делегаты на Тургайский областной съезд эсеров и социал-демократов в Оренбурге. От актюбинских рабочих-эсеров и социал-демократов был делегирован Коваль, от солдат-эсеров и социал-демократов Актюбинского гарнизона Мамулат.
С началом осени в Актюбинском Совете, как и в других регионах страны, после неудавшегося августовского путча в Петрограде развернулась острая борьба за власть. 22 сентября 1917 года на заседании Совета рабочих и солдатских депутатов ставится вопрос о выборе нового председателя. Одновременно началось расследование действий бывшего городского головы Актюбинска Гамбашидзе. 26 сентября 1917 года председателем Совета был избран Никонов.
Все это происходило на фоне колоссальных психологических сдвигов в сознании людей. Падение царизма, крах вековых устоев и традиций — все это усиливалось ощущением собственной силы и безнаказанности. В этих условиях беспрецедентная в политической практике демагогия большевиков вместе с резким изменением ситуации привела к росту их популярности.
Параллельно с этим происходил всплеск активности широких масс казахского народа. Во главе этого движения стояли лидеры движения «Алаш». Весной 1917 года в атмосфере ожиданий перемен к лучшему в разных регионах Степного края и Туркестана прошли областные казахские съезды. Одним из наиболее крупных и представительных был I Тургайский съезд, в работе которого приняли участие и актюбинские делегаты. Этот форум, который прошел со 2 по 8 апреля 1917 года в Оренбурге и собрал свыше 300 делегатов под председательством А. Байтурсынова, выступил в поддержку новой власти и за продолжение Первой мировой войны до победного конца, за упразднение отжившей системы местного управления и введения земства, за всеобщее обязательное бесплатное обучение на родном языке и удовлетворение религиозных нужд населения. Особое место в их решениях занимал земельный вопрос. Изъятие земель кочевых скотоводов предлагалось проводить лишь после землеустройства самих казахов. Вот основной круг проблем, которые стояли на повестке дня перед казах-ским населением края в те дни.
Эти и другие вопросы были рассмотрены на I Всеказахском съезде, который прошел в Оренбурге 21-28 июля 1917 года. На этом съезде были выдвинуты кандидаты во Всероссийское Учредительное Собрание. Тургайская область была представлена следующими лицами: Ахмет Байтурсынов, Миржакып Дулатов, Ахмет Беремжанов, Есенгали Турмухамедов, Ельжан Уразов, Тель Жаманмурунов, Сейтказы Кадырбаев. На выборах в Учредительное Собрание в Степном крае и Туркестане, проходивших в ноябре 1917 года, «Алаш» получил подавляющее большинство голосов коренного населения. В Тургайском крае список «Алаш» набрал 75% голосов.

Триумфальное «шествие Советской власти»
С ноября 1917 по апрель 1918 года на большей территории Степного края и Туркестана установилась Советская власть. Относительная для большевиков умеренность внутренней политики в первые месяцы после Октября и ставка на революционное творчество масс в первую очередь объяснялись слабостью власти, несформированностью нового госаппарата. Кроме революционизированных рабочих и солдатских масс, большевикам не на кого было опираться. Именно эта социальная группа преобладала в составе Актюбинского уездного Совета рабочих и солдатских депутатов, который утвердил свою власть в уезде 8 января 1918 года. Комиссаром городской милиции был назначен Демин, военным комиссаром по г. Актюбинску — Фатеев, комиссаром по Актюбинскому уезду — Лобов, комиссаром продовольствия — Михайлов, комиссаром Красной гвардии — Коваль. Председателем Актюбинского исполкома Советов был избран железнодорожный рабочий — большевик В. Зинченко, сосланный сюда из Екатеринославля в 1907 году. В протоколе заседания Совета от 8 января 1918 года было отмечено, что «окончательное избрание будет представлено пленарному собранию Совета рабочих, солдатских, крестьянских и киргизских депутатов». Что касается крестьянских и киргизских депутатов, то актюбинскими большевиками мнение этих слоев, составлявшее подавляющее большинство населения края, в расчет особо и не принималось. Тому имеется несколько важных причин. Триумфальное шествие Советской власти проходило в основном по городам, располагавшимся на железнодорожных магистралях. Не случайно впоследствии укрепилось мнение, что Советская власть пришла в Казахстан и Среднюю Азию по железной дороге. Города были главным средоточием рабочих и различных деклассированных элементов. В городах находилась буржуазия — государственные служащие, интеллигенция, частные предприниматели. Именно здесь эффективнее действовала агитация большевиков по разжиганию социальной розни.
В авангарде революционных событий в регионе шли железнодорожники Оренбурга, Актюбинска и других станций Оренбурго-Ташкентской железной дороги, которые выступили наиболее горячими приверженцами идей и лозунгов Октября. По воспоминаниям Мощенского, одного из первых городских глав дореволюционного Актюбинска, железнодорожники были одними из самых образованных и влиятельных социальных групп нашего города.
Большевики развернули работу по созданию и укреплению Советов в селах и аулах Актюбинского, Иргиз-ского и Темирского уездов. Создавались вооруженные красноармейские отряды. Так, еще в ноябре 1917 года власть в Темире захватил в свои руки Совет рабочих и солдатских депутатов, возглавляемый большевиком
М. Ряховым. Первым делом Совет взял под контроль работу городской управы — орган старой власти, и фактически отстранил ее от решения всех вопросов, став таким образом полновластным хозяином в городе. 26 февраля 1918 года на заседании Темирского Совета было решено передать всю власть в уезде Советам рабочих, крестьянских и казахских депутатов. На следующий день М. Ряхов огласил это решение Совета на заседании земского собрания. 12 декабря 1917 года в Челкаре признали Советскую власть. Первым председателем Челкарского Совета был известный впоследствии советский ученый-геолог, академик Дмитрий Васильевич Наливкин.
Главным итогом первого этапа послеоктябрьской истории нашего края стало создание советской государственности и овладение большевиками ключевыми механизмами власти. Власть эта была непрочной, и актюбинские большевики вынуждены были некоторое время разделять ее с левыми эсерами, относительно самостоятельными Советами и казахскими комитетами «Алаш-Орды». В дальнейшем большевики сумели решительно оседлать революционно-анархическую стихию (которую они же всемерно поощряли) и использовать слабость противников, огромный заряд социальной ненависти, нетерпения, жажды уравнительной справедливости масс для захвата — под советским флагом — власти и осуществления своей идеологической доктрины.
Ерлан МЕДЕУБАЕВ, кандидат исторических наук

Фото из открытых интернет-источников

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *