Чтобы помнили…

Под таким названием 5 ноября в здании АНК области прошло торжество, посвященное 80-летию проживания корейцев в Казахстане.
Трагедия 1937 года вошла в историю СССР не только массовыми репрессиями, но и депортацией целых народов. Прошло 80 лет, и для большинства депортированных наш край стал второй родиной.
Согласно статистике, в конце
30-х – начале 40-х годов прошлого века в Казахстан были насильственно переселены более 2 461 000 человек: 905 тысяч немцев, 85 тысяч чеченцев и ингушей, 70 тысяч карачаевцев, а еще поляки, греки, армяне, турки-месхетинцы, крымские татары, балкарцы и десятки других этносов.
Вниманию пришедших на торжество представили фильм о депортации 1937 года, где приведены следующие данные: 15 620 корейских семей были вывезены с Дальнего Востока в 55 эшелонах.
— После их расселили в Казахстане (5 236 семей), Узбекистане (более 7 000) и Астраханской области, — уточнил председатель Актюбин-ского филиала АКК, почетный гражданин Актюбинской области Константин Цхай. – Традиционно корейцы – рыболовы и рисоводы, поэтому в Казахстане их поселили на побережье Аральского моря (Кзыл-Ординская область) и Балхаша (Джамбульская область). 1 165 человек были определены на жительство в Актюбинскую область из общего числа (более 110 000) в КазССР. С середины 50-х годов корейцам было разрешено поступать в вузы, позже страна получила 209 Героев Социалистического Труда, и это не считая огромного количества инженеров, технологов, учителей и врачей высокой квалификации.
Вспоминая трагедию, Константин Цхай не забыл о людях, которые помогли его сокровникам выжить:
— Если бы не сострадание коренного населения, казахов, еще не отошедших от голодомора, мы не выжили бы. Именно поэтому в самой восточной (у подножия Уштобе) и самой западной (в Западно-Казахстанской области) точках проживания корейцев в Казахстане установлены стелы в знак благодарности казахскому народу, создан фильм «Жеруйык» по сценарию Лаврентия Сона.
Приехавшая на торжество из Алматы солистка Государственного республиканского корейского театра музыкальной комедии Ангелина Югай на вопрос «Почему трагическая дата все-таки имеет оттенок радости?» ответила:
— Благодаря казахам корейцы не утратили национальную идентификацию, сохранили родной язык, культуру и обрели вторую родину. Для нас это праздник продолжения жизни.
Мероприятие открылось чествованием старейших представителей корейской диаспоры области – сегодняшние ветераны в далеком
37-м были подростками и помнят ужасы депортации.
— Тем, кто родился здесь, уже 80 лет, а я родился в 1928 году на Дальнем Востоке, — обратился к залу ветеран тыла и инженер-железнодорожник Марс Ким. – Совсем недавно вышла энциклопедия «Корейцы Казахстана», и я замечу, что мы, действительно, внесли достойный вклад в развитие науки и культуры Казахстана. И ни в одной стране нет такой статистики: более 30 улиц носят имена корейцев. Трое из четверых наших детей, рожденных до 1956 года, носили клеймо врагов народа – так и в моей семье. Но сегодня все мы, в том числе два внука, пять внучек, правнуки живем и созидаем в свободной стране.

В 2012 году корейская народная песня «Ариран» внесена в список нематериальных ценностей ЮНЕСКО. Без песни «Ариран» не обходится ни одна программа Ангелины Югай.

Присутствовавший на юбилее гражданин Южной Кореи, директор Актюбинского филиала Института короля Седжона Сон Шимон заметил, что такого этнического разнообразия он не наблюдал ни в одной стране:
— И я считаю, что в Казахстане сегодня четыре жуза, один из которых – корейский, настолько активны мы в этой стране и настолько с нами считаются.
Поздравляя земляков от имени руководителя региона, завсекретариатом АНК Актюбинской области Нурбакыт Барбосынов заметил, что корейское этнокультурное объединение самое активное:
— Вы всегда впереди колонны всех культурно-массовых и политических событий города и области. И сегодня я вручаю Константину Цхаю благодарственное письмо лично от Бердыбека Сапарбаева.
Надо заметить, что зал был полон: горожане и гости Актобе, в том числе ветераны труда, приглашенные руководством диаспоры из районов. Силами творческих коллективов и под руководством худрука Галины Ажгалиевой была подготовлена концертная программа, в которой приняли участие детский ансамбль «Тансим», ансамбль «Чхинсон», группы современного танца «DD Family», «А2F», коллектив традиционных корейских инструментов «Самульнори». Участниками программы также были профессиональные вокалисты Ангелина Югай и Марат Айтимов.

О тонкостях погребального обряда

Проректор АРГУ имени К. Жубанова по науке и инновациям, доктор исторических наук, профессор Рахым Бекназаров, из чьего поля зрения не ускользают никакие этнографические тонкости, заметил, что корейцы, депортированные в Казахстан в 1937 году, в 1938-м подпали уже под политические репрессии как японские шпионы:
— К сожалению, статистики нет, но трагедии это не умаляет. В 6-томнике Закраддина Байдосова целая глава посвящена корейцам, репрессированным уже в нашей области. В Богетсае (тогда Карабутакского, ныне Хромтауского района) имеются два кладбища с нетрадиционными ни для христиан, ни для мусульман захоронениями – это могилы корейцев. Момент для изучения кладбищ давно назрел, тем более что кореевед и диаспоролог Герман Ким (Алматы) занимается этим вопросом. В Актобе, я думаю, исследованиями займутся выпускники исторического факультета АРГУ имени К. Жубанова. Причем заняться исследованием нужно срочно, пока живы свидетели депортации.
Захоронения корейцев в Богетсае представляют собой некий симбиоз: кресты, как на могиле христианина имеются, но все остальное – признаки моноэтничной традиции. И я не исключаю, что традиция эта реликтовая, так как сохранена диаспорой, изолированной от исторической родины.
Профессор, кандидат физико-математических наук Константин Цхай рассказал, что корейская похоронная традиция действительно отличается от христианской, несмотря на то, что корейцы – православные:
— Да, наша похоронная церемония не совпадает с православной, ведь корни корейцев буддийские. Когда человек уходит в мир иной, ему дают земной паспорт. Это полотнище, на котором указано, откуда покойник, где проживал, к какому роду относится. Есть перечень блюд, которыми символически кормят покойника. На сороковой день после смерти мы делаем поминки, а любимые вещи покойного сжигаем на могиле – это символы расставания души с земным телом. Поминки по покойнику делают только три раза: в день похорон, через год и через два года. Кладбище мы можем посещать только когда кого-то хороним и в день Хансик. Удивительно, что живущие по преходящему лунному календарю Хансик отмечают строго 5 апреля.

Татьяна ВИНОГРАДОВА
Фото Хайредена РАУШАНОВА

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *