Новости Казахстана

Ана тілі. С молоком матери

С обретением Независимости казахский язык в нашей стране стал государственным. Постепенно отвоевывая позиции, он не только занял главенствующее положение во всех сферах жизни, но и стал языком общения. Что особенно радует – общения молодых. Новое поколение, получившее образование в казахских школах и вузах, говорит красиво и грамотно на языке родины-матери. Так было не всегда. В советские годы язык казахов считался второстепенным, в обществе принято было говорить по-русски. О преимуществах языковой политики суверенного государства говорит доцент АРГУ имени К. Жубанова, кандидат филологических наук Нурбол САДУАКАС.

Все познается в сравнении

Преподаватель кафедры теоретического и прикладного языкознания Нурбол Садуакас родом из Байганинского района, который славится истинно казахской культурой, знанием традиций и обычаев народа. Будущий доцент окончил казахскую среднюю школу имени А.С. Пушкина в бывшем Алтайском совхозе. Возможно, он стал бы хорошим врачом или агрономом, но выпускнику казахской школы, испытывающему трудности в произношении русских звуков, была одна дорога – в педагогический институт, на факультет казахского языка.
— В те годы было считанное количество казахских школ, еще меньше факультетов высших учебных заведений на казахском языке. Медицинские, сельскохозяйственные, экономические, технические институты были сплошь русскоязычными. Я окончил Уральский педагогический институт имени Пушкина, ныне Западно-Казахстанский государственный университет имени Махамбета Утемисова, вернулся в родной аул учителем казахского языка, — рассказывает Нурбол Абдуллаулы.

Трагедия поколений

Справедливости ради он отмечает, что и в советское время велись исследования, научные разработки в области казахского языкознания. Казахская литература занимала достойное место на просторах социалистического государства, мало того, именно тогда достигла своего расцвета. Всемирную известность получили творения Мухтара Ауэзова, Абдижамила Нурпеисова, Сабита Муканова, Тахауи Ахтанова, Ильяса Есенберлина и многих других писателей и поэтов.
— Тогда книги читались и почитались, мы следили за новинками, в каждом доме была своя библиотека. В то же время в обществе, на предприятиях и организациях доминирующим языком был русский. Делопроизводство, выступления на собраниях и заседаниях велись только на одном языке. Если в глубинке, в том числе в нашем Байганинском районе, дома и на улице мы говорили больше по-казахски, то, к примеру, в Хромтауском, Мартукском районах дети практически не знали родного языка, народных традиций. Помню отношение окружающих к тем, кто плохо говорил по-русски. Мы стеснялись своего произношения, нас открыто высмеивали, принижали. Когда служил в армии, делали замечание, если мы, казахи, иногда говорили друг с другом на родном языке. Бывало, что и наказывали за то, что не говорим по-русски.
Нурбол Садуакас вспоминает недавний случай, когда одному из известных в области казаховедов, пропагандистов государственного языка, вменили в вину то, что он в собственной семье воспитал русскоговорящих детей.
— Он тогда признался мне, что по молодости был вынужден снимать квартиру у русской бабушки. С супругой они часто уезжали то на учебу, то в командировки. Неделями и месяцами двое их детей вынуждены были оставаться с бабушкой Валей. Казахская школа, единственная на всю округу, находилась далеко, машины у них еще не было. Пришлось отдать детей в русскую школу. Переучивать их, повзрослевших, было поздно. Вы понимаете, это судьба целого поколения. И это трагедия нашего народа.

Один звук – две буквы

Специалист в области языкознания уверен: благодаря Независимости государства мы смогли сохранить самое главное достояние народа – казахский язык. Да, остается еще влияние русского языка, и мы сами, и наши дети невольно смешиваем в повседневности оба языка, а то и английские слова добавляем, не задумываясь о том, что теряем культуру речи. Если взглянуть на проблему глубже, то теряем и правильное произношение звуков – орфоэпию.
— В прежние времена слова, заимствованные из русского и других языков, по существующему закону должны были произноситься без изменений. Например, «кровать», «трактор», «стол». Хотя в дореволюционные годы казахи говорили «керует». В то же время слова тюркоязычного происхождения, например, «боран», «тұман» переделывались на русский лад – «буран», «туман», — продолжает кандидат филологических наук. – Это все наложило свой отпечаток на развитие казахского языка. Следует учитывать, что в артикуляционной базе, то есть произносительной норме казахской речи, нет отдельных звуков, таких, как «ф», «в», «ё», «и», «ц», «ч» и других. Так же, как и в русском языке нет наших специфичных звуков «ұ», «қ», «ғ» и так далее. Русским сложно произносить несвойственные нации согласные и гласные, так же, как и нашим бабушкам и дедушкам было нелегко привыкать к новой артикуляции. Не было у наших предков звука «х», раньше говорили «қат», «қабар», «қош келдің», «Әбілқайыр қан». Сейчас фонема «х», как и другие русские звуки, прочно завоевала место в нашем обществе. Получается, один звук «қ» имеет два обозначения — «қ» и «х», словно один человек носит две фамилии, имеет два паспорта. Это неправильно. Нет в казахском языке обозначений «ь» и «ъ», именно поэтому казахоязычные школьники допускают ошибки в написании русских слов, ставя мягкий знак где надо и где не надо. Можно говорить о том, что внедрение кириллицы в 1940 году стало причиной смешения языков.

Латиница укрепит позиции языка

Нурбол Садуакас приводит наглядную аналогию: казахский и русский языки варятся сейчас в одном котле. И нет никакого сита, которое бы отделяло буквы и звуки разных языков. Проблема в том, что большему влиянию чуждого языка подвергается казахский — один из самых красивых и богатых языков мира.
— Мы можем обходиться без заимствованных звуков. Говорить так, как принято было раньше: вместо «почта» — «пошта», вместо «Фатима» — «Патима», не «Эльмира», а «Елмира». Ведь от этого смысл слова не изменится. В фонетике мы постепенно теряем закон сингармонизма и явление ассимиляции, когда согласные в определенных случаях меняют свое произношение. Например, «Калыңыз қалай?» должно произноситься «[қалыңыз ғалай]». В казахском языке раньше не встречалась буква «р» в начале слова. «Рахмет» произносилось «ырахмет», имя «Рысты» — «Ырысты». Слово «русский» казахи произносили «орыс». Учитывая все это, в конце концов должны были появиться стандарты произношения и написания казахских слов, — убежден преподаватель вуза.
Своевременным он считает переход на латинский алфавит, инициированный Президентом страны. По мнению языковеда, латиница, образно говоря, переместит казахский язык в отдельный котел. И графика, в которой остались буквы, отражающие только казахские звуки, станет некой таможней, сквозь которую не смогут пройти несвойственные нашему артикуляционному аппарату звуки.
— Сегодня приходится слышать разноречивые мнения по поводу внедрения латиницы. Не понимая сути, некоторые считают, что исчезнет казахский язык. Это не так, язык напротив укрепит свои исконные корни.
Огорчает, когда государственные служащие на заседаниях говорят, что из-за новой графики дети массово начнут переходить в русские школы. Допустим, ваши сын или дочь окончат русскую школу, поступят на русский факультет. С дипломом в руках они выйдут в общество, оглянутся по сторонам – а вокруг все говорят по-казахски, все вывески и рекламы написаны латинскими буквами. Так что прежде, чем определять ребенка в школу, подумайте, в какой стране он потом будет жить и работать. Именно об этом говорит каждый раз Глава государства, призывая молодежь изучать разные языки, но в первую очередь – язык своей родины, — завершает беседу доцент АРГУ имени К. Жубанова Нурбол Садуакас.
Гульсым НАЗАРБАЕВА

Фото из архива «АВ»