Часовых дел мастер

Казалось бы, с появлением сотового телефона у людей отпала необходимость носить часы, тем более их чинить. Однако корреспонденты «АВ» убедились в обратном. Чтобы попасть к одному из мастеров по ремонту часов, нам пришлось подождать более часа, пока он освободится. Настолько был непрерывен поток клиентов.

Ремесло в наследство
Сегодня в городе пять мастерских по ремонту часов. Две — возле Центрального рынка, по одной — в ТЦ «Нектар» (11-й микрорайон), БЦ «Мир» и в Доме быта по улице Маресьева. Мастерская по ремонту часов, где трудятся Исхак со своей матерью Розалией, находится в районе Центрального рынка. Придя в назначенное с утра время — перед открытием цеха, — нам пришлось подождать более часа. Когда поток клиентов немного рассеялся, мастера смогли уделить нам несколько минут для беседы.
В мастерскую Розалия Акчурина пришла четверть века назад. Сам же Исхак начал помогать отцу, Ибрагиму Исхаковичу, с шестого класса.
— У нас был семейный подряд. Супруг был классным мастером, — говорит Розалия.
— Таких мастеров в истории Актобе было трое, и один из них — ныне покойный мой отец. У них своя артель была, где он был директором, — не без гордости добавляет Исхак Акчурин.
Кстати, три старших сына Ибрагима также пошли по стопам отца и ныне работают в Москве. Один — в часовом цехе, двое — на себя.
Розалия ремонтирует в основном советские и российские часы, сын –швейцарские.
— Я за них не берусь, слишком сложный механизм. Мне бы старые часы, — признается Розалия.
Она работает с помощью лупы. На зрение не жалуется, но так привыкла, что без нее обойтись не может. Исхак говорит, что зрение у него 100-процентное, хотя начал работать часовым мастером раньше мамы.
— Отец был строгим. Не было случая, чтобы мы его ослушались. По его требованию на каникулах я ходил с ним в мастерскую, — вспоминает Исхак. — После школы окончил вуз, стал экономистом, но по профессии не работал. Пошел бы в бухгалтеры, семью не прокормил бы.
— Да и я по профессии повар-продавец. Ремонту часов нигде не училась, но муж немного показывал и учил, а когда и заставлял. Не думала, что буду работать часовым мастером, а вот пришлось, — улыбаясь, вторит ему мама.
«Часовое дело» больших вложений не требует, но запчасти надо покупать заранее. Их мастера приобретают в Алматы, кое-что привозят челноки, которые ездят по городам, где есть часовые заводы.
— Постоянно приходится чему-то учиться, причем идет самообучение. Как-никак, на рынке появляются новые марки и механизмы, — говорят мать с сыном.

Сделано в Казахстане
Два года назад на рынке появились и отечественные часы. Казахстанская часовая компания «OTAN» презентовала свою продукцию Главе государства.
— Буду теперь отечественные часы носить, а не швейцарские, — заявил тогда Нурсултан Назарбаев.
Компания специализируется на производстве уникальных и высококачественных коллекций часов в казахской национальной стилистике. Тираж их лимитирован. Фирма предоставляет полную гарантию на 2 года, бесплатную доставку, эксклюзивный дизайн, VIP-услуги, фирменные упаковки для каждой коллекции, японский и швейцарский механизмы, а также лучшее качество материалов.
Еще одна особенность — для защиты от подделок все часы имеют серийный номер, владелец может проверить на сайте их подлинность. Цены на часы — от 130 до 325 тысяч тенге.
Ознакомиться с моделями и заказать часы можно на официальном сайте компании: www.otanwatches.kz.

Для престижа
Казалось бы, с появлением сотового телефона у людей отпала необходимость носить часы. На деле же обратная ситуация.
— От клиентов, слава Богу, нет отбоя. Лет 10 назад был период спада: приходили разве что менять батарейки на китайских часах. А потом, после небольшого затишья, дела пошли вверх. Кто-то приходит менять ремешки, кто-то батарейки, цены на которые варьируются от 300 до 1 500 тенге, в зависимости от производителя. Есть те, кто не хочет расставаться с подаренными часами и сдает их в ремонт, — рассказывает Исхак Акчурин.
По наблюдениям мастеров, люди ныне в основном носят современные часы, хотя встречаются среди них некачественные, китайского производства.
Советские марки «Луч», «Заря» и другие практически исчезают. Редко встречаются карманные «Молния».
— Раньше «Петродворец» выпускал механизм, который в 80-е годы первое место в мире держал. Сейчас марку вытеснили с рынка. Даже в Беларуси лучше производят, где завод выкупила Швейцария. В целом от советского часового производства ничего не осталось. Те же «Командирские» Россия сегодня производит намного хуже, — утверждает мастер.
Приносят им также антиквариат. К примеру, висят в мастерской у Исхака настенные немецкие часы XVIII или XIX века, привезенные в качества трофея с войны. Их на ремонт отдала соседка бабушка, но, как уверяют мастера, особой ценности они не представляют.

Зарплату по часам сверяют
Примерно 80 процентов актюбинцев носят кварцевые часы. А вот электронные сошли на нет. Они остались только в спортивном варианте. Мужчины в основном предпочитают механические.
— Стараемся отремонтировать сразу, но если механика, оставляем на несколько дней, над ними приходится значительно поработать: полностью почистить, смазать, собрать, — поясняют мастера.
По словам Исхака Акчурина, раньше хорошие часы стоили одну зарплату. Ныне такой подход почти не изменился. К примеру, при СССР часы «Победа» стоили 100 рублей, ныне швейцарские — от 100 тысяч тенге в среднем.
— Если у вас зарплата 50 тысяч, то и на руке часы стоят столько же. Сейчас у людей деньги появились, и они начали себе хорошие часы брать. Их носят для престижа, — говорит часовой мастер.
В то же время Исхак утверждает, что пресловутые «Ролекс» далеко не самые крутые часы. Есть тройка мировых лидеров — Patek Philippe, Vacheron Constantin и Breguet. Они самые дорогие, цены на них начинаются от нескольких тысяч долларов.
По точности же лидируют швейцарские часы, хотя Германия выпускает пару очень дорогих марок. Время измеряют по атомным часам, а точное время показывает хронометр. Есть высокоточные часы-хронометры, за которые можно выложить от пяти тысяч долларов и выше. За год они могут отстать на пару секунд. Остальные часы, которым такие требования не предъявляются, могут ошибиться за сутки на 3-4 секунды, на что обычный человек и не обращает внимания.
— Отдельная категория — браслеты для них. Если человек заплатил за часы от ста тысяч тенге, естественно, он покупает, соответственно, дорогие ремешки и браслеты. К примеру, были у клиента часы, к которым самый дешевый родной ремень из крокодиловой кожи стоил от 1 800 долларов, — говорит Исхак Акчурин.
Дома у Акчуриных, по их словам, есть разные часы: старые настенные, настольные, которые они даже не заводят.
— Они дома есть, но они стоят. Мы их не коллекционируем. Часов и здесь хватает, под конец работы уже в голове начинает тикать. Хочется отдох­нуть. Но наручные часы носить люблю, — говорит на прощание мастер по ремонту часов Исхак Акчурин.

В советское время профессия часовщика была востребована, существовали целые цеха по ремонту часов. Коллектив часового цеха Дома быта. Актобе, 80-е годы.

Абат КАРАТАЕВ

Тройка лидеров

Patek Philippe S.A. (Пате́к Фили́пп) — компания основана в 1839 году эмигрантом-поляком Антонием Патеком и Франсуа Чапеком. Часы этой марки — одни из самых дорогих серийных часов в мире. В производстве занято 220 человек, в современном каталоге фирмы 45 серийных механизмов 23-х калибров. Объем производства, с учетом исключительно высоких цен, остается небольшим — выпуск часов Patek Philippe за всю историю существования оценивается в 600 тыс. штук.
Самые дорогие в мире карманные часы, «Henry Graves Supercomplication» 1931 года, были проданы в 2014 году на аукционе Sotheby’s за 23,9 млн долларов. Самые дорогие в мире наручные часы, стальные «Patek Philippe Ref. 1518» 1941 года, были проданы в 2016 году за $11 136 642.
Vacheron Constantin (Вашеро́н Константин). История началась 17 сентября 1755 года. В нотариальной конторе молодой часовой мастер Жан-Марк Вашерон оформил договор о найме на работу подмастерьем. Продукция Вашерона довольно быстро завоевала популярность в среде аристократии Франции и Италии. В 1819 году к фирме присоединился бизнесмен Франсуа Константин, и название марки пополнилось еще одной фамилией. В 1885 компания создала первые антимагнитные часы на основе материалов, способных противостоять магнитным полям. При создании деталей этих часов использовались палладий, бронза и золото.
В 1979 году в результате 6 000 часов работы часовых мастеров и 20 месяцев труда ювелиров были созданы часы Kallista, корпус и ремешок которых представляли собой соединенные невидимой конструкцией 118 крупных алмазов изумрудной огранки общим весом 127,34 карата. Кроме того, в отделке этих часов был использован 141 бриллиант традиционной круглой огранки. Часы Kallista обошлись анонимному клиенту в 5 миллионов долларов, в наши дни их оценивают примерно в 11 миллионов долларов. Сегодня компания производит около 20 000 часов в год.
Breguet (Бреге́) — с 1999 года входит в группу компаний Swatch. В 1775 году тогда еще начинающий часовой мастер Абраам-Луи Бреге открыл свой первый часовой магазин в Париже, где его творения постепенно завоевали популярность у французской элиты. Во время французской революции Бреге переехал в Швейцарию, где создал новое современное часовое производство. В 1795 году он возвращается во Францию, восстанавливает свою мастерскую и начинает разработку собственного механизма для обычных часов и часов с репетиром. За свою историю компания Breguet доработала и создала множество технологий, которые до сих пор используются при производстве часов. В 1780 году выпущены первые часы с автоподзаводом, с инерционным грузом и двумя завод­ными барабанами. В 1783 году изобретена конструкция ударного гонга. В 1790 году изобретена первая в мире противоударная система под названием «pare-chuté» которую завершили в 1808 году. В 1801 году получен патент за изобретение турбийона — механизма, компенсирующего влияние гравитации на точность хода часов.
Клиентами компании были самые известные исторические персоны:
королева Франции Мария-Антуанетта, Наполеон Бонапарт, султан Османской империи Селим III, Уинстон Черчилль, Владимир Путин, Патриарх Кирилл и многие другие.

Новости "АВ"