Дорогие читатели!

Два года назад ушла из жизни учительница русского языка и литературы в школе с казахским языком обучения Акзипа Ситдыкова, мой близкий друг. Ее знала широкая общественность города. И хотя в школе, в педучилище, затем в институте она училась на русском языке, в переломное время перестройки, когда страна обрела суверенитет и казахскому языку был придан статус государственного, она одна из первых поддержала переход к овладению им на профессиональном уровне. Но стихи и прозу она все же продолжала писать на языке Пушкина и Бунина, творчество которых ценила высоко и безоговорочно.
Акзипа постоянно участвовала в жизни «Актюбинского вестника», ее публикации неизменно вызывали интерес у читателей. При жизни вышел ее поэтический сборник «Мгновения». Пропитанный тонким философским лиризмом, он с восторгом был встречен любителями поэзии.
Ниже мы предлагаем некоторые стихи из неопубликованного и тем самым просим почтить память требовательного, любящего свое дело и своих подопечных Учителя, яркого человека, проводницы прекрасного в жизнь посредством своеобразной лирики, наполненной глубоким содержанием.
Малика Тугилова

* * *
Волшебный мир любви и чистоты,
Где подрастают светлые мечты,
Где к идеалам добрые порывы,
Где человечностью засеянные нивы, –
Навеки я твой сеятель и житель,
Страна детей — особый континент.
Да будешь ты спасен моей молитвой,
Да будет над тобою мирный свет.

Человек

Нежны объятия июля-друга.
Джильбаб ночи откинула заря.
Привычно проявляются дома.
Канут звезды в дно пустого круга.
Пахнет из круга сквозняком эфир,
Обдаст на миг застывший жар
квартир.
Тишина уйти уже готова.
Звучит полифония жизни снова
Через мгновенье.
Но тревога
Не покидает тихого порога.
Сын далеко от дома своего.
Дотоле мир пустынен и ущербен,
Юдоль плоска и космос одномерен,
Когда в нем нет тебя — значения
его.

Жизнь

Зачем отвергла чашу пира.
На мне внимание теперь.
Не изменить событий мира,
Пока не приоткрылась дверь,
Пока мы кравчему подвластны,
Пока отведена нам роль.
Покорна бренная юдоль
Предназначению прекрасному.
Еще сторонний наблюдатель,
Уж в действие вовлечена.
Долит осадок. И податель
Не пронесет теперь вина.
Подлунный мир влачит свой век.
Что в том — был-не был человек…

Одиночество

Неумолимо наступает ночь,
Нахально похищая все, что было.
Мороза твоих слов не превозмочь,
Той стужей лютой сердце опалило.
Вселенский холод царствует
теперь
В пределах, где цвели
мои тюльпаны.
Захлопнулась окованная дверь,
Мне нанеся невидимые раны.
Апреля нет. Июль давно прошел.
Лишь холод горьких слов меня
нашел.
И незаслуженных упреков иней.
И коркой покрываясь снеговой,
Я знаю: больше встречи нет
с весной.
Я не смогу прогнать, как прежде,
зимы.