И будут двое одна плоть…

Статью про семью священника Димитрия Соловьева я начну с… детского сада. Так получилось, что Алан Тулеулов и Саша Соловьева ходят в одну группу. И если прочих деток в сад водят в основном либо мамы, либо папы, либо бабушки, то Сашеньку приводят и забирают регулярно оба родителя. И пока девочка переодевается, они успевают сходить в другую группу еще за одним ребенком. А потом дружно отправляются домой. Всего же детей у них пятеро. О том, как воспитывать много детей, как самим сохранить любовь, корреспондент «АВ» ведет разговор с четой Димитрия и Ирины Соловьевых.

О супружестве

— Как вы познакомились?

Отец Димитрий: Это было в Белгороде, в семинарии. Я проходил практику в гинекологическом отделении онкологической больницы. Матушка там была сестрой милосердия. Мне было 19 лет.

Матушка Ирина: — Моя мама была воцерковленная, пела на клиросе. И нас воспитывали в православных традициях. Мне нравилось ходить в больницу. Выходные все равно некуда было девать, а там мы помогали людям. Я с удовольствием носила сестринскую форму — такую, какая при царе была, с крестом, фартуком. Когда мы познакомились с батюшкой, мне всего 17 было.

— Так вы россиянка? Не страшно было ехать неизвестно куда, в непонятный Казахстан?

М. Ирина: Если бы в моем нынешнем возрасте предложили такой вариант, я бы задумалась: куда, зачем, как и где там будем жить? Но тогда все было просто: поедешь? поеду! И ничего, привыкла. Уже одиннадцать лет живем. Теперь, когда я езжу в Белгород, еду в гости. А дом мой здесь, и люди, которые мне заменили мать, отца и семью, тоже здесь. Низко кланяюсь им, и буду помнить их до тех пор, пока бьется мое сердце.

— Мне всегда казалось, что жены священников — самые счастливые женщины. Рожаешь, сколько Бог даст, занимаешься домом, люди тебя уважают. Это так?

О. Димитрий: Я думаю, что сидеть дома трудно. Хочется общаться, видеть людей, женщине это особенно важно. Трудно жить в четырех стенах.

М. Ирина: Мне повезло. Семьи бывают разные, даже и у священников. Но батюшка меня бережет. Он не такой, какими бывают иногда мужья, — пришел с работы, упал и его больше ничто не волнует. Иногда он таким вымотанным возвращается из храма, что смотреть больно. И все равно помогает мне. Мы стараемся жалеть друг друга, иначе трудности нас одолеют.

— Ваш муж для вас муж или священник? Что важнее?

М. Ирина: Дома — муж, в храме — священник. Я, как и все, готовлюсь к исповеди, прихожу исповедоваться, и обращаюсь к мужу на «вы» и «батюшка». Всему свое время и место.

О. Димитрий: Младший сынок, Алексей, даже пока и не отличает папу от батюшки. Если он шалит, я ему говорю: вот пойдем в храм, я там все отцу Димитрию расскажу! Он верит, думает, что я отцу Димитрию в храме помогаю.

О служении

— Батюшка, вы очень молодой человек но родились еще в СССР. Как так получилось, что вы пришли в храм? Как к этому отнеслись родители, друзья?

О. Димитрий: Да, у меня было обычное советское детство, меня учили петь «Вставай, проклятьем заклейменный…», учили, что Бога нет. Только прабабушка потихоньку водила меня в церковь. Я помню, как крестили моего младшего братика. Ему выдали свидетельство о крещении, и я захотел такое же. А прабабушка мне сказала: он еще может стать батюшкой, а вот ты уже вряд ли, тебе не нужно свидетельство… Но в 11 лет меня заметил отец Валерий, пригласил остаться и помогать. А друзья и семья, как бы они ни отнеслись к моему выбору, почти все они уже уверовали, ходят в храм. Младший брат, кстати, тоже учится в семинарии.

— Что самое трудное в работе священника — знать устав, исповедовать и слушать признания, или что-то еще?

О. Димитрий: Устав выучить нетрудно. Год-два — и все запоминается. Исповедовать тоже нетрудно. Люди не признаются ни в чем таком, что может поразить. Грех банален, просто у каждого возраста грехи свои. Дьявол не может выдумать ничего нового, это только Господь умеет творить.

Самое трудное — молитва. Бывает, что человек приходит на отпевание, а у тебя хорошее настроение. Или наоборот. А молитва должна быть искренней, сострадательной, от сердца, а не просто набором слов. Это и есть самое трудное: перестроить себя с отпевания на венчание, с венчания на панихиду, с панихиды на молебен о здравии.

— Вам приходилось плакать во время треб?

О. Димитрий: Да, бывает и такое. Когда отпеваешь ребенка или мать с ребенком, или женщину с неродившимся еще малышом, или мужа с женой, умерших в один день. Или целую семью. Если слезы и не капают, глаза все равно мокрые…

— Какое у вас отношение к такому празднику, как день святого Валентина? Чуждый он православным или нет? Или стоит искать свои примеры?

О. Димитрий: Это безобидный светский праздник. Почему бы и нет? Наши дети тоже делают валентинки и дарят нам. Ничего страшного я в этом не вижу. А как пример высочайшей святой любви могу привести семью последнего императора России Николая Второго. Именами этой семьи названы наши дети — Анастасия, Николай, Александра, Алексей, Мария. Как они любили друг друга, эти коронованные супруги, какие нежные письма писали!

О детях

— Ваши дети умеют молиться?

О. Димитрий: Старшие умеют. А малыши молятся сами, по-своему бормочут, как они понимают. Дети сами читают молитвы, мы их не учим и не заставляем. Иногда они спорят, чья очередь читать.

— То есть дети не обязаны идти по вашим стопам?

О. Димитрий: Нет. Их профессия — их выбор. Захотят служить Богу — хорошо. Захотят стать журналистами — тоже хорошо. Главное, чтобы они были хорошими людьми. Пока никто из них не говорил, что будет служить. Правда, Анастасия, старшая, очень любит верхний хор. Как только суббота или воскресенье — она уже на балконе, наверху. Даже себе палочку завела вроде камертона. Может, и станет регентом.

— Как быть родителям, чтобы их подросшие дети не стали конфликтовать с ними? Кто-то ведь захочет курить, кто-то гулять, кто-то собирать у себя компанию. Или вовсе скажет: мама, папа, стоп — это моя жизнь.

М. Ирина: Я как-то читала книгу «Растет дочка, растет сын». И там как раз был такой вопрос: что делать, если ребенок привел друга? Ответ: примите его, налейте тарелку супа, если пришел к обеду. И помните — этот ребенок не дома, а ваш — дома. Значит, у вас хорошо. Надо это ценить. К нашим детям, слава Богу, ребята и сами ходят, и к себе зовут в гости.

О. Димитрий: Дом должен быть комфортным, чтобы из него не хотелось убегать. А с ребенком надо дружить, уважать его как человека, в любом возрасте.

М. Ирина: Иногда даже в какой-то мелочи посоветоваться можно. Пусть ребенок почувствует свою значимость, он будет больше вам доверять.

А ситуации «вам нельзя в мою жизнь» просто не должно возникнуть. Если такое случится, значит, где-то родители допустили ошибку. Надо быть друзьями.

— Как в вашей семье с наказаниями детей? Понятно, что совсем не наказывать нельзя. Но как не надо наказывать?

М. Ирина: У нас есть угол (смеется). Иногда бывает шлепок по мягкому месту, хотя до этого почти не доходит. А ремня нет. И я не понимаю, когда кто-то рассказывает: «Да я палку как взяла, да как своего отлупила, что он сесть теперь не может!». Зачем? Когда я была маленькой, наш папа нас ремнем «воспитывал». Какую-то пользу это, может, и принесло. Научило дисциплине. Но вреда больше. Я подросла и стала думать: ну и зачем он нужен был, этот ремень? Только лишнее недоверие сеять, принуждать ко лжи, скрытности.

— А ласка? Можно ли лаской испортить ребенка?

М. Ирина: Испортить можно только балованием, потаканием. А лаской — никогда.

— И получается одаривать лаской сразу пятерых?

М. Ирина: А нас двое! Мы стараемся.

— Ваши дети знают, что вы любящие супруги? Вы не избегаете выражения нежности, в том числе и физической, в присутствии детей?

М. Ирина: Выражать свою любовь друг к другу при детях не зазорно, это гораздо лучше, чем при них ругаться.

О. Димитрий: Дети знают, что между родителями любовь. Но чувственных проявлений они не видят.

О Пасхе

— Наша газета с материалом о вас выйдет в великий четверг, накануне Пасхи. Что вы можете рассказать об этом празднике, как вы будете отмечать его?

М. Ирина: Это целая традиция, которую мне привили на родине, в Западной Украине. Надо убраться в доме, наготовить вкусной скоромной еды. У нас, например, не обходится без голубцов. В этот праздник даже и приглашать не надо и ждать приглашения — все друг к другу ходят и поздравляют.

О. Димитрий: Хотелось бы поздравить жителей города и области с наступающей Пасхой. Пусть вместе с воскресшей природой и воскресшим Христом наши души тоже обновятся. Чтобы мы забыли о плохом и начали творить добро.

Беседовала Шолпан ТУЛЕУЛОВА