И в горе, и в радости

Все смешалось в семье Винтоняк. Румыны, немцы, русские, украинцы, корейцы, татары… Пятьдесят лет назад Троян Винтоняк и Инна Гольцварт связали себя узами брака. На их долю выпало много испытаний, но, несмотря ни на что, они построили крепкую семью.
В 1969 году Инна Гольцварт работала поваром в столовой второго отделения (село Драгомировка располагалось в 10 километрах от Родниковки), где находилось общежитие механизаторов. Типичная для той эпохи история знакомства супружеской пары. Летом, в послеобеденный час, девушки решили искупаться в речке. Охладились и легли загорать. В тот момент подошли парни-трактористы (они пахали залежь на гусеничных ДТ-54), чтобы вымыть испачканные мазутом руки. Пошутили с девчонками и ушли дальше трудиться. Как оказалось, эта встреча стала судьбоносной для 19-летней Инны.
– После того случая Троян зачастил в столовую. Сидел часами и пил чай. Смотрел на меня и молчал. Он мне не нравился. Характер у меня резкий, категоричный. Кого надо на место поставлю. Однажды он набрался смелости, нарвал полевых цветов и признался в любви. Не сразу я ответила взаимностью. Держала дистанцию. У обоих за плечами был неудачный первый брак. У него в Павлодаре росла дочь, у меня первенец умер. Мы от родных скрывали чувства. Но все тайное когда-то становится явным. Нас на свидании увидела моя мама. Она работала дояркой, уходила рано, приходила поздно, уставала очень. Мягкая, добрая по натуре женщина сразу все поняла и пригласила Трояна к нам жить. Он согласился. Так свидание переросло в совместную жизнь, – делится воспоминаниями Инна Ивановна.
Рожденная в депортированной немецкой семье девушка не придавала значения тому, что муж, в отличие от нее, католички, был приверженцем православных традиций. Их семейному счастью не стали препятствовать родственники и друзья.
Поначалу молодожены жили у тещи, спустя время колхоз выделил им комнату в общежитии, а после рождения сына семья перебралась в центральную усадьбу, где купила собственную землянку. Здесь, в Родниковке, дети пошли в школу.
Пока муж-целинник работал в поле, Инна Ивановна занималась домом и детьми. В межнациональной семье никогда не забывали традиции и обычаи своего народа. Отмечали, к примеру, пасху, как немецкую, так и православную.
– Помимо сложностей, с которыми сталкиваются все молодожены, интернациональные пары ждут свои преграды. Я так думаю, что с первых дней совместной жизни надо переломить себя, понять и по возможности принять традиции другого народа. Сделать это непросто. Семьи наших родителей были разного жизненного уклада. Когда впервые муж показал меня матери с отцом, у меня на руках уже было двое детей, младшему исполнился месяц. Молчаливая, сдержанная свекровь приняла меня настороженно. Теперь, по прошествии многих лет, я понимаю ее реакцию. Это была материнская любовь и переживание за сына. Свекор тогда тяжело болел. Они дали родительское благословение.
Отчий дом Трояна Ильича находился на границе с Румынией в Карпатах, на юго-западе Украины, в Черновицкой области, Глыбокском районе, селе Корчевцы. В исторических документах село впервые упоминается в 1462 году.
Как говорит Инна Ивановна, она опешила, когда впервые переступила порог мужниного дома. В нем все было по-старинному. Чтобы полноценно влиться в новую семью, она старалась узнавать все: вникала в домашний быт, спрашивала каждую мелочь, пыталась перенять опыт приготовления блюд румынской кухни.
– Жили родители очень скромно. Достопримечательностью являлась в светлице деревянная резная кровать, ее свекор Илья сам сделал. Корову мать пасла у дома. Молоко полностью перерабатывала. В крохотной комнатке стоял ручной ткацкий станок, на нем свекровь Флория ткала ковры, напольные дорожки, пледы. На крыше дым из печи по трубе проходил сквозь специальную конструкцию, где коптилось сало. Тут же, на чердаке, сушились орехи, яблоки. Во дворе был свой сад. Если у нас картошка в погребах хранилась, то у аккуратных румын в сарае, в небольших амбарах. В одном картофель, в другом морковь, в третьем свекла и т.д. Все отдельно. Сено косили сами, сушили его под потолком сарая, в особой нише. Чтобы корова лучше усваивала высохшую траву, ее резали размером со спичечный коробок на приспособлении, которое вращалось ручкой (напоминало мясорубку), – рассказывает собеседница.
Румынская еда тоже отличалась. Главное – куриный суп чорбэ и традиционная мамалыга, ее варили из кукурузной крупы с добавлением масла, потом выкладывали на стол, на разделочную доску, и резали ниткой на квадратики. Для супа кубиком резались овощи и делалась обычная поджарка на подсолнечном масле из лука и моркови. В насыщенный куриный бульон добавлялся нарезанный сладкий перец и крупные дольки грибов. Заправлялся суп кислым квасом, и в последнюю очередь кидалась домашняя лапша, укроп, петрушка. К чаю свекровь пекла сдобные булочки с сахаром или творогом.
– В диковинку для меня были вареники из дрожжевого теста с различной начинкой. Когда в кастрюле закипала вода, то ее накрывали марлей, поверх которой выкладывали вареники, готовились они на пару. Подавались со сметаной. Очень вкусно, – делится Инна Ивановна. – В Родниковке мы росли рядом с казахами. По соседству проживала большая многодетная семья Исаевых, так мы очень были дружны с ними. Как сейчас помню, взрослые дадут утром кусочек сахара, и целый день бегаем с ним, друг у друга чай пьем. Потому и традиции казахские чтим, нередко готовим бешбармак. Обязательно варим немецкие тамфнудли на дрожжевом тесте, салаты шинкуем по-корейски. Жаль, в эру сотовых телефонов и интернета молодежь забывает об истоках, проще отгородиться от традиций и так жить.
В роду Гольцвартов есть семейная реликвия, которую оставляют в наследство подрастающему поколению. Это старинная книга на немецком языке. Ее нашей героине вручила перед смертью ома Оттылия, которая дала жизнь пяти дочерям и шести сыновьям.
– Все сыновья бабушки пропали без вести на войне, но потомки от них остались, многие сегодня проживают в Германии. Семья бабушки еще до революции владела двумя торговыми лавками в Одессе, но в годы репрессий их раскулачили и выслали в Казахстан. Моя мама была старшей из девочек в семье, она была 1922 года рождения, – рассказывает обладательница подвески «Күміс алқа».
Создание семьи – шаг ответственный, но любовь не знает границ. Все дети в семье Винтоняк создали межнациональные пары. Каждый из представителей уважает свою нацию и пытается донести культуру народа до других домочадцев.
– Всю жизнь мы проработали в сельхозпроизводстве. Он трактористом, водителем, секретарем парткома был, я поваром в интернате. Родила 8 детей. Сейчас живы пятеро. Есть 14 внуков, подрастают 4 правнука. Когда встал вопрос о женитьбе сыновей и замужестве дочерей, мы без лишних разговоров приняли их выбор, – отмечают убеленные сединой супруги. – Основа семейного счастья в том, чтобы быть вместе и в горе, и в радости, идти на компромиссы, поддерживать друг друга. Безвыходных ситуаций не бывает, не надо повышать голос, нужно сесть, выслушать друг друга и прийти к общему решению. Тогда и отношения будут крепкими.
Для 80-летнего Трояна Ильича и 69-летней Инны Ивановны Казахстан стал второй родиной, а для их детей единственной. Здесь они нашли счастье и построили настоящую семью. И пусть этот круг не разорвется.
Елена ОНИСЬКОВА, Мартукский район

Фото автора