«Каждая роль оставляет в душе свой след»

Адвокат Гаухар из первого казахстанского телесериала «Перекресток» посетила Актобе.

Гульнара Дусматова, сыгравшая роль очаровательной правозащитницы, вместе с другими столичными актерами приехала в наш город на презентацию фильма «Девушка и голуби».

Отвечая на вопросы корреспондента «АВ», Гульнара честно призналась, что быть звездой одновременно приятно и непросто.

— Вашим дебютом в кино стала роль Айгерим в фильме «Погоня в степи». Вам тогда было всего 12 лет. Что предшествовало звездной карьере?

— Я с детства мечтала быть актрисой, устраивала дворовые спектакли, агитируя соседских ребятишек участвовать в них. Надо сказать, что у нас была совершенно не артистическая семья, мама — экономист, папа — инженер. Но атмосфера в доме была творческая. Видя мою неуемную энергию, родители повели меня во Дворец пионеров. Пройдя серьезный кастинг, я поступила в драмкружок. Играла главные роли в «Алых парусах», «Маленьком принце», «Снежной королеве». Так я оказалась в своей стихии и бредила кино.

Мечта настигла меня в пионерском лагере «Юный дорожник», где я проводила летние каникулы. Съемочная группа во главе с режиссером Абдуллой Карсакбаевым долго не могла подобрать девушку на роль Айгерим в фильме «Погоня в степи». Ассистент режиссера Марат Ибраев заглянул в лагерь в надежде встретить подходящую кандидатуру среди вожатых, но ему посоветовали обратить внимание на боевую школьницу Гульнару. Увидев вместо рослой девушки такого маленького цыпленочка, как я, он только посмеялся. Но позже вернулся и повез меня на киностудию. Карсакбаев сначала тоже посмеялся, но потом долго беседовал со мной, слушал, как я декламирую, пою, и решил утвердить на роль. Это было смелым шагом, режиссер с трудом отстоял свое решение на худсовете, так как многие сомневались, сможет ли 12-летний подросток сыграть первые чувства, показать отвагу героини.

— Снявшись затем в нескольких фильмах, вы, тем не менее, поступили на филологический факультет Казахского государственного университета имени Кирова, а не в театральный вуз. Почему?

— Все достаточно прозаично. Окончив школу с золотой медалью, я первым делом поехала поступать во ВГИК. У меня даже имелось рекомендательное письмо от Олжаса Сулейменова, тогда он был председателем Союза кинематографистов. Но, во-первых, отбор на факультет актерское мастерство к тому времени уже завершился, а во-вторых, мне сказали, что у них нет национальной группы. В комиссии были Бондарчук с Герасимовым, на дополнительном прослушивании — Макарова и Скобцева. Они меня похвалили, но зачислить казашку в русскую группу в то время было невозможно. А у себя на родине я не поступила в театральный, поскольку не знала казахского языка. Такая вот петрушка получилась. Тогда мама и предложила мне поступать на филфак. Я согласилась, так как все равно надо было получать высшее образование.

— Вы сыграли более чем в 20 фильмах. Есть ли особенная роль, которая оставила след в вашей жизни, повлияла на мировоззрение?

— Каждая роль оставляет в душе свой след. Можно отметить первую роль, потому что она перевернула всю мою жизнь. Одна из полюбившихся ролей — Гаухар в фильме «Перекресток», после которого мы действительно стали звездами. Последние работы у меня интересные. Например, фильм «Человек-ветер». На этой картине я встретилась со своим будущим супругом — московским режиссером Хуатом Ахметовым. Съемки проходили на студии имени Горького, меня пригласили на пробы в «Казахфильм», где мы и познакомились. Поначалу я наотрез отказалась играть роль эксцентричной молодой Ханумы. Но режиссер переделал роль под меня. После фильма мы и поженились.

— «Перекресток» — первый казахстанский сериал. Влияют ли длительные съемки на характер человека, можно ли сказать, что вы сжились с образом своей героини за долгие 5-6 лет?

— На самом деле было переплетение образов: что-то ты получаешь от героини, что-то привносишь от себя. В какой-то момент даже не понимаешь, где ты, где она. Мне говорили, что у меня изменилась пластика, манера речи. Ты переживаешь судьбу своей героини и не замечаешь, как сливаешься с ней в одно целое. А длительные съемки способствовали сплочению коллектива, мы все сдружились, став большой творческой семьей.

— Этот сериал принес вам народную известность. Легко ли быть звездой?

— После фильма «Погоня в степи» меня часто стали называть Айгерим. Но когда вышел «Перекресток», за мной прочно закрепилось уже имя Гаухар, на которое я спокойно отзывалась. Мы действительно стали звездами. Невозможно было ни пройти спокойно по городу, ни проехать. Люди фотографируются, берут автографы. Сейчас немного поутихло, но все равно за нами тянется шлейф «Перекрестка». Примерно через полгода после начала сериала состоялась презентация новой столицы Астаны, куда были приглашены многие звезды экрана, и я в том числе. Приехав, выглянула с балкона гостиницы, вижу — люди столпились, кричат: «Вон она!». А когда вышла на репетицию, думала, меня разорвут на части. Я не шла, меня несли, кто-то целует, кто-то обнимает, кто-то детей мне протягивает. Тогда я и подумала: «Да, точно, мы — звезды».

— Но что вы при этом испытывали? Было ли приятно?

— Да, это приятно, но ты понимаешь, что слава не твоя, а твоего персонажа. Полюбили всех героев сериала, и это хорошо. Значит, нам поверили. Иногда такая звездность балует, как-то неуютно становится, если тебя вдруг не узнают. А с другой стороны, что скрывать, иногда это надоедает. Когда ты без настроения, плохо выглядишь, или у тебя какие-то проблемы, а нужно улыбаться, ты не можешь быть самим собой. Если ты вдруг как-то не так ответишь, твои поклонники могут разочароваться. Так однажды водитель такси узнал меня. Я была в темных очках, у меня в тот день были большие неприятности. Он нагловатым тоном говорит: «Я вас знаю. Снимите очки». «Еще что снять?» — ответила я. Конечно, это тоже прозвучало не совсем ласково. «У вас звездная болезнь», — процедил мне тогда сквозь зубы таксист.

— Что помогает вам перевоплощаться, исполняя роли то смелой выпускницы экономфака Дарии, то гордой Саи, то легкомысленной Ханумы?

— Вопрос на засыпку, на него хорошо могут отвечать критики. Мне кажется, что в нашей профессии, как говорится, рабов на галерах, самый главный человек – режиссер. Если он сумеет нажать на какую-то правильную кнопку, настроить тебя, то играть ты будешь по-другому. Ты начинаешь все понимать, легко перевоплощаешься. Каким образом это происходит, ни один актер вам не расскажет. Но если режиссер не убедил тебя ни в чем, ты останешься самим собой. Есть актеры, которые не чувствуют своего героя изнутри, а есть такие, кто остро ощущает образ. Часто в каких-то сценах с тобой происходят истерики, и ты долго не можешь остановиться даже после команды «Стоп». Вот чем опасна наша профессия. Если ты вжился в роль, могут быть срывы, раны на сердце, так ведь можно и с ума сойти.

— Вы работали с известными российскими актерами (Андреем Ростоцким, Нонной Мордюковой, Риммой Марковой, Гошей Куценко). Как сказывается такое сотрудничество на работе казахстанских актеров, режиссеров?

— Андрей Ростоцкий — блестящий человек, умный, добрый, талантливый, к сожалению, рано ушедший из жизни. Мы с ним играли в фильме «Непобедимый» на студии имени Горького. Андрей оказал мне большую поддержку уже на пробах. На съемках я очень волновалась, все-таки Москва, такие звезды. Он меня подбадривал, давал дельные советы, был внимателен, заботлив, многому научил меня, например, скакать на лошади. Я с большим прискорбием восприняла весть о его смерти. С трудом пережила и уход Нонны Викторовны. Мы сотрудничали в фильме «Бегущая мишень», в те годы произошла трагическая история с ее сыном. Нашу группу предупредили: ни о чем Мордюкову не расспрашивать, не тревожить вопросами о личной жизни. Для нее это был страшный период — потеря сына. Мы с ней жили в одном номере гостиницы, очень сдружились. Как-то просидели всю ночь до утра, она сама доверилась мне, я прониклась ее горем. Она меня то Гулей звала, то дочкой. Была потрясающей рассказчицей, огромной души человек. Великая актриса, с ней невозможно плохо играть, ты только входишь в кадр и чувствуешь исходящий от нее заряд, и при этом такое естество, никакой звездности. Это была чудесная женщина, светлая ей память.

В последние годы стало много совместных с российскими партнерами фильмов, в которых зрителя привлекают громким именем. Зачастую именитые актеры отыгрывают роли, что называется, одной левой. Им платят колоссальные деньги, наших актеров при этом ни во что не ставят. Не думаю, что наш кинематограф от этого выигрывает. Хотя в принципе я за хорошее, плодотворное сотрудничество. Нам нужен опыт российской стороны и в плане мастерства, и в плане технического оснащения.

— Какая черта характера в вас преобладает?

— Наверное, я очень стойкий человек, как говорит моя дочь. Казалось бы, я такая маленькая, романтичная, но во мне есть внутренняя сила. Всегда могу постоять за себя и особенно за своих близких. Жизнь меня много раз била, но я никогда не унываю. Мне кажется — все впереди, главное, чтобы все были живы, здоровы. И потом я людей не обижаю, наверное, поэтому и они меня не обижают.

— Ваша дочь Айша Оразбаева — первая казахстанская скрипачка, окончившая Королевскую академию музыки в Лондоне.

— Да, дочка у меня потрясающая, она моя гордость. Очень талантливый, серьезный музыкант. Я могу говорить о ней часами.

— Есть ли у вас кумиры, любимые киногерои?

— Я не люблю слово «кумиры». Из российских актеров преклоняюсь перед Мариной Нееловой, Инной Чуриковой. Они верой и правдой служат своему ремеслу, оставаясь востребованными, интересными личностями. Моя любимая пьеса «Кто боится Вирджинии Вульф?», в которой сыграла знаменитая Элизабет Тейлор.

— В каких еще проектах мы сможем увидеть Гульнару Дусматову?

— Буквально в ноябре выходит сказка — первый казахстанский фильм-фэнтези молодого режиссера Ахата Ибраева «Книга легенд. Таинственный лес». Потрясающая сказка с компьютерной графикой, сумасшедшими костюмами. Я играю царицу Амазонок. Гримеры колдовали ежедневно по 3-4 часа, чтобы создать образ сказочной дамы. Я с большим удовольствием снималась в этой детской картине.

 

Справка «АВ»

ДУСМАТОВА Гульнара Абдулаевна, киноактриса, член Союза кинематографистов Казахстана, заслуженный деятель Казахстана. За роль в фильме «Человеческий фактор» была удостоена главного приза за лучшую женскую роль на Всесоюзном кинофестивале в Минске в 1985 году.

Среди ее других наиболее известных актерских работ роли в фильмах «Бегущая мишень», «Сон во сне», «Кардиограмма», а также в аллегорической притче Хуата Ахметова «Человек-ветер». В 2000 году была признана в Казахстане «Актрисой года».

 

Гульсым НАЗАРБАЕВА