Матушка Ирина

У настоятеля храма святого равноапостольного князя Владимира Димитрия и его жены Ирины семеро своих детей и около семидесяти тех, кто посещает воскресную школу «Кристалл». Вопреки устоявшемуся мнению о том, что священнослужитель должен жить за высоким забором, Соловьевы — вполне публичная семья: к ним тянется паства, уважают представители других конфессий, они активны в жизни города. Как удается придерживаться золотой середины между служением и родительскими обязанностями, рассказали они сами.

Знакомимся
До времени гонений на церковь дома священников были в фокусе внимания прихожан. После революции все поменялось, и на протяжении 70 лет люди не смели афишировать атрибуты религиозности. Сегодня на фоне открытости казахстанского общества ситуация меняется, и тем не менее в Актобе трудно найти более открытую семью, чем Соловьевы.
Матушку Ирину невозможно застать без улыбки на лице, и где только ни встретишь ее: на новых программах в филармонии или ГДК, премьерах, гастролях известных коллективов, фестивалях, конкурсах!.. А какими были бы праздники Рождества или Пасхи в Актобе без концертов артистов школы «Кристалл», представить трудно. Ирина Николаевна выступает режиссером утренников, организуемых Актюбинским благочинием и собирающих аншлаги.
— Матушка Ирина, быть женой священника — уже подвиг. Ведь это не только иметь много детей и поддерживать мужа, но и во всем быть примером прихожанкам…
— Вряд ли мой имидж сопоставим с имиджем попадьи. Скорее, прихожанки — пример для меня, — считает собеседница. — Девушки, с которыми я общалась до замужества и которые тоже стали женами священников, сейчас другие: косы до пят, закрытое платье — я на них не похожа. Но, во-первых, у меня другой темперамент, во-вторых, мы живем в мире, где нужно быть активным, везде успевать. А когда у тебя много детей, приходится быть активной вдвойне. Образ многодетной мамаши из хорошего советского мультфильма про обезьянку навязал представление, что куча детей — это вечная растрепанность при попытке все успеть. Растрепанности себе не позволю, а чтобы успевать, выстроила распорядок. Мы с батюшкой очень разные (как два полюса), и он выступает для меня сдерживающим фактором. Бывает, как придет какая-то идея!.. Я делюсь ею с мужем, он советует походить с этой мыслью до завтра, а утром приходит понимание, что мне это не нужно.
В том, что гармония в их семье — результат единства противоположностей, матушка уверена абсолютно. Или взаимная любовь-озарение в совсем юном возрасте:
— Я рано вышла замуж, другой жизни не знаю, а делаю все, скорее, по наитию. Надо любить то, чем ты занимаешься. Детей очень люблю, люблю возиться с ними, с головой ухожу в их интересы.
В автобиографической повести отец Димитрий признается: если бы Господь предложил прожить жизнь по-новому, выбрал бы он другую юдоль?
«Когда я спросил себя об этом, слезы потекли из глаз, передо мною пробежали все трудности и неподъемные обстоятельства. Но ответ был один: прожить жизнь по-другому я бы не хотел. …По многим причинам, и одна из них — в этой жизни я хотел бы достигнуть жизни вечной. А в ней, этой вечной радости, жить со своей паствой, детьми, милой супругой, родными. Для этого надо все свое время посвящать молитвам о них. …Судьба, данная Богом человеку, — единственно правильный путь, и в этот промысел вложено все, включая детей, выбор супруги, обстоятельств, друзей».
А еще батюшка сказал, что семья — то место, где должна раскрываться любовь. Чем больше жертвенной любви, тем счастливее дети. И привел пример:
— Когда у мальчика в детском саду спросили, что такое любовь, он ответил: «Я дал девочке конфету. Она ее ела, а мне было сладко». Счастлив человек может быть везде, но если он счастлив в семье, то любые проблемы будут сглажены. Если говорить о центре семьи, то это супружеская пара. Дети — сосуды, доверенные тебе на короткое время, а ты их наполняешь: светом, чистотой, добром или чернотой.
Важное значение священник придает слову, с которым мы обращаемся к чадам:
— Если мы называем их цветочком, ангелом, радостью, то такими они и вырастут. Словом, родители наполняют своих детей.

Тот самый распорядок
Из семерых детей Соловьевых старшая Анастасия, приемная дочь, сейчас первокурсница Санкт-Петербургского медицинского университета имени И. Павлова; другая Анастасия обучается на втором курсе отделения фортепиано музыкального колледжа имени А. Жубанова; 9-классник Николай, уже известный в Актобе вокалист, по окончании музыкальной школы продолжает обучение в Медиа PRО и школе журналистики «Ракета»; в ДМШ № 1 семиклассница Александра осваивает флейту, пятиклассник Алексей учится петь в ДМШ № 2; второклассница Мария занимается плаванием. Только 6-летний Серафим пока не охвачен дополнительным образованием. Все дети посещают воскресную школу «Кристалл» при Владимирском храме.
Просыпается Ирина Соловьева в 6.30, готовит завтрак.
— Детей, которые учатся в первую смену, кормлю, отправляю, а примерно в девять завтракают обучающиеся во вторую смену — до школы они посещают учреждения дополнительного образования, — продолжает матушка. — Когда готов обед, уже подтягиваются дети из первой смены, вторая партия музыкальной школы. Потом дубль два: одни в школу, другие в музыкальную школу. Вечером — самое интересное: всех собрать, привезти, приготовить ужин. Уроки дети выполняют сами, только дневники на роспись приносят. На родительские собрания мы с отцом Димитрием ходим вместе — учеников четверо, а собрания проходят одновременно — и порой путаемся, в какой кабинет заходить.
Аврал у матушки наступает, когда воскресная школа готовит рождественский или пасхальный концерты, а в общеобразовательных встречают Новый год или Наурыз.
— Мы живем в светском государстве и для светской жизни открыты, а мои дети — народ творческий и задействованный во всех программах, — продолжает собеседница. — Вот и приходится составлять график репетиций, подстраиваясь под детвору, в том числе из школы «Кристалл». Здорово выручает то, что я сама вожу машину: и мешки с продуктами в нее можно загрузить, и вовремя успеть куда надо.

Неуемная натура
Матушка Ирина сама пишет сценарии вверенных благочинием праздников. Занятия в воскресной школе она ведет на общественных началах, а уроки хореографии, изобразительного искусства и музыки ведут учителя-почасовики.
— Откуда в вас эта активность?
— От характера. Я заболею, если меня ограничить в действиях, если посадить разбирать бумаги. Сейчас увлеклась фотографией. Если бы я была такой же спокойной, как батюшка, жизнь наша была бы другой.
— Лучше или менее интересной?
— Я всегда добиваюсь поставленной цели. По детям вижу, что получается. Старшая дочь до слез не хотела осваивать фортепиано, но в результате моих настояний окончила музыкальную школу с отличием. О Николае я тоже не знала, как ему дастся вокальное искусство, но сейчас он успешный вокалист и думает только о певческой карьере.
— Дети в воцерковленных семьях воспитываются по особому правилу?
— Стараемся прививать православную веру, но особое правило — быть человеком и быть полезным стране.
— Матушка, у вас семеро детей. Значит, есть подвеска «Алтын алка»?
— Нет, мне ее не дали, мотивировав это моим гражданством РФ, хотя дети все рождены в Казахстане. Но для меня это неважно. Важны мир и согласие, царящие в стране, возможность свободы вероисповедания, количество этносов и поликультурность, в которой мы живем. Правда, тяготит незнание государственного языка, и я неоднократно пыталась попасть на курсы, проводимые управлением развития языков. Каждый раз препятствует подготовка воскресной школой какого-либо мероприятия, но я обязательно попаду на эти курсы, раз поставила цель.
…На каждом богослужении во всех казахстанских церквях возносится молитва «о земле Казахстанстей, властех и воинстве». И всякий, пришедший на службу, уносит ее в своем сердце…

Жена
Ирина Раутио родилась в украинском городе Черновцы, с 4 лет проживала с родителями в Белгороде, где и познакомилась с мужем Дмитрием Соловьевым, тогда третьекурсником Белгородской духовной семинарии.
— Я выросла в воцерковленной семье, поэтому от Преображенского кафедрального собора служила сестрой милосердия в онкологической больнице, — вспоминает Ирина Николаевна. — Семинаристы постоянно посещали онкопациентов — так мы с батюшкой и встретились. Это была любовь с первого взгляда, и решение пожениться приняли тоже очень скоро. В Белгороде мы расписались, а венчал нас отец Валерий (Щербаков) в Актюбинском храме Архистратига Михаила.
Уже с пятым ребенком на руках, грудной Марией, Ирина Соловьева окончила Алматинский педтехникум (брала девочку с собой на сессии) и теперь имеет специальность психолога-методиста. Сейчас понимает, что надо было выбирать творческую специальность, так как остро нуждается в профессиональных навыках режиссера и сценариста.

Муж
Отец Димитрий родился и вырос в Актобе. К храмовым службам его приучила прабабушка Мария. Окончил Белгородскую православную духовную семинарию. В июле 2000 года в Уральском кафедральном соборе Архангела Михаила хиротонисан во священнодиаконы и назначен диаконом в храм Архангела Михаила в Актобе. В конце 2003 года в родном городе хиротонисан во священники. Летом 2006 года назначен настоятелем храма равноапостольного князя Владимира в Актобе, где и служит по сегодняшний день.

Татьяна ВИНОГРАДОВА

Фото из архива семьи Соловьевых