Новости Казахстана

Музыка ее жизни

2 декабря исполнилось 90 лет со дня рождения выдающегося композитора современности Газизы Жубановой.
Дочь звездного отца, она была не менее выдающейся в творчестве, в роли ректора консерватории имени Курмангазы — во всем, к чему обязывала жизнь. Об общении с Газизой Ахметовной «АВ» рассказал выпускник консерватории имени Курмангазы, директор Актюбинского музыкального колледжа имени А. Жубанова Аманжол Исмагулов.

Досье «АВ»
Газиза Жубанова (1927 –1993) – казахский композитор, педагог. Народная артистка СССР (1981).
Газиза Ахметовна родилась 2 декабря 1927 года (по другим источникам — 1928 года) в селе Жанатурмыс Мугалжарского района Актюбинской области, в семье известного композитора Ахмета Жубанова. В 1949 году окончила государственное музыкальное училище имени Гнесиных (Москва), в 1954-м – Московскую консерваторию, а в  1957-м  — аспирантуру.
С 1958 года занималась педагогической деятельностью в консерватории имени Курмангазы, воспитала целую плеяду известных композиторов, среди которых Алмас Серкебаев, Толеген Мухамеджанов, Куат Шильдебаев, Адиль Бестыбаев, Актоты Райымкулова, Бейбит Дальденбаев, Алиби Мамбетов, Азат Жаксылыков и другие. Фактически вела школу подготовки казахских советских композиторов.
В 1975-1987 гг. – ректор консерватории имени Курмангазы  (с 1978-го – профессор); в 1962-1968 годах – председатель правления Союза композиторов Казахской ССР, с 1962 – член правления Союза композиторов СССР и Казахской ССР. В 1966 году избиралась делегатом ХХIII съезда КПСС; была членом ЦК КП Каз ССР.
В 1988 году избиралась членом Советского фонда милосердия. Была председателем казахстанского отделения общества «СССР — Италия». В течение многих лет являлась членом правления Комитета советских женщин.
Вклад Газизы Жубановой в современную казахскую культуру огромен. Она автор многих очерков и статей о культуре, о методах обучения композиторов и методах отражения общественных проблем в музыкальных произведениях. Выступала с публикациями на всесоюзных и международных симпозиумах в СССР, Италии, Японии и в других странах. Многогранное творчество композитора вывело национальную казахскую культуру на мировой уровень.
Умерла 13 декабря 1993 года в Алма-Ате. Похоронена на Кенсайском кладбище.

«Айналайын, давай на казахском!»

— Я горд тем, что у меня была возможность лично общаться с Газизой Ахметовной, — вспоминает Аманжол Дюсенович. – Вернувшись в 1983 году из армии, поехал на прием к ректору консерватории. Помню, в приемной сидели композиторы Мендыгалиев, Кужамьяров и другие. Я подсел к одному парню и спросил о ректоре. Парень ответил, что женщина нормальная и говорить с ней можно не боясь. Потом выяснилось, что моим собеседником был Алиби Мамбетов, сын Газизы Жубановой, тоже пришедший на прием.
Пройдя в кабинет, Аманжол заговорил на русском языке, но собеседница, увидев его некоторую скованность, обратилась: «Айналайын, давай на казахском!». Потом подошла, села рядом и стала расспрашивать. Он сказал, что за два года забыл почти все, чему учили в Уральске на отделении музыковедения, о том, что он боится, но очень хочет учиться в консерватории. Газиза Ахметовна взяла трубку телефона, пригласила декана, проректоров и напомнила им:
— Я давала задание найти парней-музыковедов. Этот сам пришел, возьмите его. Конечно, он многое забыл – нужно подготовить к вступительным экзаменам.
В начале 80-х в Казахстане мужчин-музыковедов было крайне мало: Булат Каракулов, Сагатбек Калиев и Ильяс Кожабеков.
Выдержав вступительные экзамены, новоиспеченный студент консерватории задался вопросом «Как отблагодарить ректора?».
— Купив цветы, в конце рабочего дня стал караулить, когда ректор выйдет из здания. А там народу! Не один я караулил ее. То есть шансов попасть на глаза не было, и не факт, что Газиза Ахметовна меня запомнила. Но я подбежал, опередив всех, поблагодарил и намеревался уйти. Она узнала меня! «А, это ты! Поступил? Иди сюда. Вот смотрите, еще один парень к нам поступил. Наш земляк, из Западного Казахстана. Надеюсь, он будет заниматься наукой».
Я знаю, что Газиза Жубанова помогала всем, кто хотел учиться, но испытывал трудности.

Токио, белый рояль и званый ужин

Аманжол Исмагулов вспомнил, как в середине 80-х композитора Жубанову делегировали с Валентиной Терешковой на Международный конгресс женщин в Токио.
— Газизу Ахметовну представили японским студентам и преподавателям как советского композитора, похожего на них, — продолжил Аманжол Дюсенович. – Она произнесла несколько фраз, а потом увидела белый рояль, поняла, что его язык будет понятен без перевода, и сыграла казахскую мелодию, потом «Катюшу» (зал подпевал), потом фрагмент из своего балета «Хиросима» (1970 год). На следующий день все японские газеты писали о советском композиторе, в музыке разделившей их трагедию.
Будучи человеком крайне загруженным работой, ректор консерватории вряд ли соблюдала условности, из-за чего в Японии оказалась в неловкой ситуации. Там принято во время светских мероприятий три раза за день переодеваться, а Газиза Ахметовна не знала об этом. К ней подошли и сказали: «Извините, мадам, если Вам нечего надеть, мы подарим Вам костюм». Конечно, она тут же переоделась и получила комплимент организаторов. А об этом факте Газиза Ахметовна рассказала по возвращении на встрече со студентами, чтоб напомнить, как приятно быть женщиной и помнить об элегантности. Рассказывала о культуре быта японцев, об их трудолюбии, уважении к человеку. А завершила тем, что у японцев стоит учиться многому.

Несломленная

Одно из трагических событий – декабрь 1986 года – коснулось не только студентов консерватории, но и ректора лично.
— Газиза Ахметовна по-матерински относилась к каждому из нас, — говорит директор музыкального колледжа. – Как и всех ректоров, ее вызывали в КГБ и показывали фотографии: «Посмотрите, нет ли ваших студентов». Она говорила, что их нет ни на одной фотографии. Конечно, это было неправдой. И в качестве аргумента комитетчики ей вменяли: «Там все пели!». Ректор отвечала более чем аргументированно: «Покажите мне казаха, который не поет». Но на самом деле на демонстрациях и митингах были студенты всех алматинских вузов, и я в том числе.
Не выдавшую ни одного студента, члена Союза композиторов СССР стали вызывать в милицию для объяснений все чаще и требовали назвать имена парней, попавших в кадры.
— Поняв, что в покое ее не оставят и будут мешать работать, в начале 1987 года Газиза Ахметовна написала заявление и ушла с работы, — рассказывает Аманжол Исмагулов. – Тогда она озвучила, что наконец-то может оставаться только композитором и заняться творчеством. К сожалению, вскорости у ректора обнаружилось серьезное заболевание. В то время в Казахстане не было томографа, и я знаю, что ей помог Нурсултан Назарбаев. Узнав от Азербайжана Мамбетова о здоровье его жены, Нурсултан Абишевич позвонил Борису Ельцину и попросил томограф. Верная диагностика и назначения продлили жизнь Газизы Жубановой, но ненадолго. Похоронена она на Кенсайском кладбище Алматы.
Аманжол Исмагулов привел беспрецедентный случай:
— Последнее произведение Газизой Жубановой написано на стихи Марины Цветаевой, и Анатолий Молодов, зная о нем, заявил, что капелла, им руководимая, во время похорон, будет исполнять «Прощание». Анатолию Васильевичу сказали, что у казахов это не принято, но он заметил, что потом ему еще спасибо скажут: «Она – композитор, почему же музыка не должна звучать?». Я преклоняюсь перед мэтром, он совершил сильный поступок – не каждый может пойти против устоев.
Людей, подобных Газизе Жубановой, я встречал считанные единицы. Очень похож на нее прямотой, честностью, работоспособностью, добротой первый директор нашего колледжа Каиргали Кожанбаев. Пережившие времена гонений, притеснения, эти люди думают о народе, нации, знают многое и всегда готовы делиться пережитым и наработанным с молодежью.
Татьяна ВИНОГРАДОВА

Подпись к фото: Газиза Жубанова и Азербайжан Мамбетов с детьми.