На перекрестке истории

Общий вид города. 1912 г.

Статья Главы государства Н. Назарбаева «Семь граней Великой Степи» продолжает и расширяет госпрограмму «Рухани жаңғыру», а также происходящая модернизация общественного сознания вызывает естественное желание каждого больше знать историю своего народа, края, места, где мы живем. Дополнительной мотивацией стало и 150-летие Актобе. Предлагаемая вниманию читателя статья, возможно, в некоторой степени полемична, но тем она и интересна. К тому же автор пишет об историко-археологическом и географическом обосновании центрального места Актобе и региона по отношению к Западу и Востоку, его роли в развитии цивилизации со времен Великого Шелкового пути.

Торговые ряды. 1914 г.

Из глубины веков
Актюбинская земля богата историческими событиями и памятниками различных эпох. На территории области сохранились многочисленные следы жизнедеятельности человека в виде стоянок каменного века (самый древний памятник — пещера Толеубулак, расположенная в Мугалжарском районе) и времен бронзы (захоронение Кумсай в Уилском районе — самое большое в стране — состоит из 160 курганов бронзового века). Особенно широко представлены памятники раннего железного века: менгиры, балбалы (каменные идолы), курганы сакских, сарматских вождей, могильники гуннских воинов, погребения простолюдинов, материальная культура военного, духовного и бытового характера. Археологические изыскания ученых, а также сохранившиеся письменные документы европейских путешественников, христианских и мусульманских авторов (особенно средневековья), российских ученых, чиновников, старинные предания являются ярким доказательством древности Западного Казахстана и, в частности, Актюбинской области.
Со времени Великого Шелкового пути (II в. до н.э.) по степным просторам нашего необъятного края — с востока на запад и с запада на восток — начинают идти караваны с различными товарами. Наш регион — это северная часть Великого Шелкового пути. Через казахстанские степи китайские, индийские, среднеазиатские купцы вели свои торговые дела со странами и народами северного Причерноморья (Босфорское царство, Пантикапей, скифы), Римской империи, Персии, Ближнего Востока, Хорезма. Функционирование Великого Шелкового пути было не только в обеспечении торговых и экономических связей, но и в налаживании культурных, дипломатических и научных связей. Путь, изначально возникший как торговый, очень скоро стал важнейшим фактором технического, научного и духовного прогресса человечества. Великий Шелковый путь позволил контактировать представителям разных народов. В процессе общения происходило культурное сближение и налаживание связей между представителями разных племен и этнических элементов. Путешественники, дипломаты, торговцы, миссионеры, которые прошли по этому пути, оставляли записи, дневники, сочиняли песни и стихи, писали музыку. Эта великая магистраль способствовала становлению и развитию дипломатии. Народы Востока и Запада вынуждены были налаживать торговые и политические взаимоотношения. Не в последнюю очередь это стало возможным благодаря отрезку Великого Шелкового пути, проходящему по территории нынешнего Казахстана, в частности Актюбинской области.
Эта территория фактически стала главными воротами северного направления Великого Шелкового пути. На заре движения китайских купцов с товарами из шелка «в Казахстане… расселялись союзы племен саков, массагетов, савроматов, сарматов, дахов и др., которых ученые обычно относят к индоиранской языковой группе. Вместе с тем тюрко-монгольские группы кочевых племен достаточно рано проникают на территорию Казахстана — уже на рубеже нашей эры» [1, с. 45]. Кочевая знать оставила в казахских степях большое количество крупных («царских») курганов с высотой более 20 м., диаметром около 200 м.
Этот период казахстанской истории был зафиксирован в древнеперсидских письменных источниках в связи с походами царя Кира II (529 г. до н.э.) на саков, во главе которых стояла царица Томирис. Данный исторический факт был также отражен и в древнегреческих источниках, например, в книгах «отца истории» Геродота. История похода другого персидского царя Дария I Гистаспа (519–518 гг. до н.э.) на степные племена была выбита на Бехистунской скале (Иран). В этот же период долину рек Илек, Хобды, среднего течения Урала занимали племена сарматов, савроматов, которые, помимо курганных могильников, оставили более сложные культовые и ритуальные комплексы — жертвенные площадки, алтари и многое другое (комплексы Танирберген, Целинный и др.).
Рим — столица великой империи — являлся одним из отправных пунктов Великого Шелкового пути. Отсюда и из других римских городов шли на Восток сухопутным и морским путем торговые караваны, отправлялись дипломатические посольства. Военное противостояние Рима с могущественным Парфянским царством на рубеже первых веков, которое являлось как бы преградой на пути торговли с Востоком по южной трассе ВШП, привело к поискам новых путей. Основной поток римских товаров шел северным путем из античных городов Северного Причерноморья через Нижнее Поволжье, через степи Западного Казахстана в Среднюю Азию и далее на Восток. Отрезок ВШП по прикаспийским и приаральским степям контролировался сарматскими племенами.
Последующие миграционные события «Великого переселения народов» по маршрутам движения населения по «Великому Поясу степи», обширные степные пространства естественных пастбищ наложили отпечаток на формы хозяйствования кочевых скотоводов на территории западноказахстанского региона, что привело к упрочению его центрального положения. По территории Западного Казахстана прошли племена гуннов (I в. до н.э. — II в. н.э.), изменившие ход мировой истории и явившиеся, в конце концов, причиной гибели Римской империи. Кстати, летом 2018 года недалеко от Актобе было найдено погребение гуннского вождя с богатым убранством [14].
Следующим важным этапом в истории Актюбинской области явилась эпоха Тюркского каганата (середина I тыс.). До наших дней сохранились в степях молчаливые свидетели той эпохи — это каменные тюркские изваяния и стелы-балбалы, а также старые маршруты Великого Шелкового пути.
Неизгладимый след в истории Западного Казахстана оставил средневековый период (VII–XVII вв.). Жившие на этой территории племена активно включаются в торговые отношения с Хорезмом и Хазарским каганатом (VIII — IX вв.), а также южнорусскими степями. Обработавший географическое сочинение Абу-Зейда ал-Балхи, написанное в 920 г., ал-Истахри (около 930-933 гг.) в своей книге «Книга путей и государств» (Китаб масалик ал-мамалик) пишет про территорию современного Западного Казахстана и проживавших здесь гузов: «Земли тюрков обособлены. Что касается земли гузов, то пределы их земель — от хазар до кимаков, до земли хазладжей и булгар. И пределы мусульманские — от Гургана до Параба [и] до Сапиджаба. Если пройти страну кимаков, будут земли хазраджей в северных районах. И они (кимаки) расположены посреди гузов и хыр-
хызов и позади саклабов. И земля Йаджудж в северных областях, когда пересечешь [земли] саклабов и пределы кимаков, а размеры их земель и число их знает один бог» (Гурган — Хорезм; Параб — область по обеим сторонам Сыр-дарьи, выше и ниже впадения р. Арысь, с гг. Отрар, Кедер и др.; Испиджаб — город, игравший в X в. большую роль в торговле с кочевниками, гузами и карлуками. Саклабы — славяне. Ныне на месте развалин Исфиджаба находится селение Сайрам в 12 км от современного Шымкента) [2].
Вытеснение из степей Западного Казахстана огузов (XI вв.) кыпчаками, вторжение монгольских племен (XIII в) сильно повлияло на социально-экономическое развитие региона и этнический состав.
Центральное положение на северной трассе Великого Шелкового пути актюбинская земля заняла во времена монгольской империи. После образования самого могущественного государства XIII-XIV вв. Золотой Орды по безопасным землям этой огромной страны, куда входил и актюбинский регион, связи Востока и Запада значительно упрочились, произошла исламизация всей этой территории через такие крупные культурные центры, как Сарай-Бату, Сарай-Берке, Сарайчик.
Из письменных упоминаний средневековых путешественников, дипломатов, торговцев, миссионеров земель Западного Казахстана большой интерес вызывает рукопись арабского посланника ибн Фадлана — «Путешествие ибн Фадлана на Волгу в 921-922 гг.», в которой он сообщает о том, что он сам наблюдал в стране тюрок, хазар, русов, «славян», башкир и других [народов] по части различий их вероучений, сведений об их царях, их положения: во многих их делах..» [12, с. 55]. В ней говорится, что он со своими спутниками по повелению халифа ал-Муктадира и по приглашению «царя славян» («Булгар», подчеркнуто нами У.С.) отправился «из города мира» (Багдад) через Персию, Бухару, Хорезм на Волгу. В своем путешествии он пишет: «Мы отправились [в путь], пока не прибыли к реке Йаганды, где переправились. Потом, после этого, мы переправились через реку, называемую Джам, потом мы переправились через Джахыш, потом Узил, потом «Эрдэн», потом «Варыш», потом Анхаты, потом «Вабна, а это все большие реки. Потом мы ехали [много] дней и переправились через реку Джаха, потом после нее через реку Ирхиз, потом через Бачаг, потом через Самур, потом через Кинал, потом через реку Сух, потом через реку Кюнджюлю и попали в страну народа из [числа] тюрок, называемого башкиры» [12, с.66]. Здесь мы видим известные названия рек, протекающих по Актюбинской области (Жем или Эмба, Иргиз, Уил, Яик или Жайык), т.е. не исключено, что знаменитый дипломат побывал и на территории современного Актобе, которая издревле по своему географическому положению занимает стратегическое господствующее место в степи.
По нашим степям держал путь в середине XIII века в Монголию легат Римского Папы Иннокентия IV итальянец Плано Карпини. Миссия Плано Карпини, снабженная буллой Римского Папы к монгольскому хану, выехала из Лиона (Франция) 16 апреля 1245 г. Более двух лет длилось путешествие через многие земли и различные государства. Маршрут Плано Карпини можно приблизительно восстановить, внимательно вчитываясь в его отчет и пытаясь точно идентифицировать приведенные им названия, что иногда сделать трудно. Плано Карпини, доехав до Волги (Едиль), прибыл к Сараю-Бату и хотел передать основателю Золотой Орды письмо Иннокентия IV, но Бату-хан не принял письма, адресованного Кагану монголов, и отправил миссию дальше в Монголию, в ставку Великого хана.
Плано Карпини и его товарищам пришлось двинуться с нижнего Поволжья в кыпчакские степи. Это длительное и утомительное путешествие проходило по территориям бывшего ханства кыпчаков, Хорезма, Семиречья, Тарбагатая, Центральной Монголии. Здесь они стали свидетелями редкостного события — монгольского курултая в связи с возведением на престол Гуюк-хана (1246-1248), сына Угэдея. В ставке Гуюк-хана они пробыли около четырех месяцев, после чего были отправлены обратно по той же дороге в Европу с письмом монгольского кагана к Римскому Папе.
В некоторых научных трудах и статьях разных современных авторов иногда упоминается посещение монахом-францисканцем Хорезма в 1246 году. Даже приводятся маршруты путешествия на географических картах, где путь Плано Карпини проходит через Ургенч и дальше на Восток. Но это не так. В своем сочинении «История Монголов» в «главе последней XV— XVII», после того, как Бату-хан отправил его с товарищами в Монголию через кыпчакские (команские) степи, он пишет: «После этого мы въехали в земли Кангитов, в которых в очень многих местах ощущается сильная скудость в воде, даже и население их немногочисленно из-за недостатка в воде» [11, с.63]. Кангиты, или Канлы (Кангюй), с древних времен занимали земли по Сырдарье. Значит, Плано Карпини и его товарищи шли по северной части Аральского моря до Сырдарьи, а никак не по Устюрту в Хорезм, соответственно, в Ургенч они не могли попасть. Он также пишет о быстром продвижении путешествия, так как не хотели опоздать на церемонию возведения на престол Гуюк-хана. Значит, они, не заворачивая в Хорезм через Устюрт, должны были выпрямить маршрут по дороге в Монголию. Тем более он же выше утверждает: «…И вышеупомянутая земля (Комания) очень велика и длинна. Мы проехали через нее наивозможно быстро, так всякий день, по пяти или семи раз на дню, у нас бывали свежие лошади, за исключением того времени, когда мы ехали по пустыням, как сказано выше, и тогда мы получали лошадей лучших и более крепких, могущих выдержать непрерывный труд, именно с начала Четыредесятницы и кончая неделей после пасхи. Этих Команов перебили Татары… » [11, с.63].
Таким образом, вполне достоверно, что папский легат, чтобы быстрее попасть в Монголию, прошел с остановками через наши актюбинские степи (Дешт-Кыпчак), возможно, останавливаясь на берегах рек Уил, Илек, Иргиз и др. и обходя с севера Мугалжарские горы. В наши дни на месте древней трассы здесь пролегает дорога, соединяющая Китай с Западом через Казахстан, именуемая автомобильным «Великим Шелковым путем»,.
В 1253-1255 гг. путь итальянца почти аналогично повторил монах Ордена миноритов, посланник французского короля Людовика IX (Святой) Гильом де Рубрук. Он также поначалу прибывает в ставку Бату хана на Волгу (Этилия) и через некоторое время отправляется в Каракорум (Монголия) к Мункэ кагану. В своем дневнике он пишет: «Проехав 12 дней от Этилии, мы нашли большую реку, именуемую Ягак» (т.е. Яик, Жайык, Урал); она течет с севера из земли Паскатир (Баскарт, Башкурт) и впадает в Каспийское море [3, с. 107]. Рубрук, выехав ко двору хана Мункэ, оставил Волгу в ее течении между 48 и 50 градусами северной широты. Двигаясь строго на восток, он как раз, скорее всего, пересек местность современного Актобе по 50 параллели.
Еще один путешественник, киликийский царь Гетум (Хетум), со своими людьми выехал из Сарая
-Бату 13 мая 1254 года. Группа двигалась тем же северным маршрутом: «Потом его [Хетума] послали в долгий путь на тот берег Каспийского моря к Мангу-хану. Отправившись в путь от них [Батыя и Сартаха] шестого числа месяца марери — тринадцатого мая, переправившись через реку Айех (имеется в виду р. Яик, Жайык, Урал), они прибыли на реку Орь. Вполне вероятно, что группа Гетума повторила маршрут Рубрука и через современный Актобе достигла Ори [6].
К концу XIV-XV вв. центральное положение западноказахстанского региона на торговых трассах «Восток-Запад» приходит в упадок. Причинами послужили целенаправленное уничтожение золотоордынских городов и коммуникации по Северному Шелковому пути Эмиром Тимуром, междоусобицы среди потомков чингизидов, а также открытие морских путей в Индию, Китай.
Первые сведения об исторических (археологических) древностях нашего региона содержатся в описаниях путешествий XVIII и начала XIX веков. Одним из первых, кто оставил нам сведения о памятниках археологии, является член-корреспондент Российской Академии наук, виднейший ученый XVIII в. П.И. Рычков. Так, в своей работе «Топография Оренбургской губернии» он при описании археологических памятников Оренбуржья затрагивает и Западно-казахстанские [13, с. 58-60].
Посетивший в 1768-1769 гг. степи Оренбуржья и Западного Казахстана академик Паллас упоминает о древнем медном руднике «Сайгачий» [10]. Прямые указания на археологические памятники Актюбинской области находим в книге Кастанье «Путешествие Эдуарда Эверсмана из Оренбурга в Бухару летом 1820 года» [4]. В описании дневки на реке Бурте говорится об «издали видной возвышенности с очень большим курганом в центре и более мелкими по окружности, находящейся в 21 версте после Бурти» [4, с. 58].
Первые археологические исследования на территории Актюбинского уезда Тургайской области проводились Ф.Д. Нефедовым в 1887-1888 годах [9, с. 1-43]. Раскопки «Золотого кургана» на левобережье Илека в конце XIX века надолго привлекли внимание археологов к актюбинским степям. К современному периоду уже открыты многочисленные памятники истории и культуры нашего края. Археологические изыскания продолжаются и в наши дни.
Историко-археологический, географический экскурс по актюбинской земле привел нас к мысли, что регион издревле занимал стратегическое месторасположение на Евразийском континенте и служил своеобразными воротами между Западом и Востоком. Многочисленные памятники старины разных эпох, следы стоянок, поселений, могильников, известные географические названия, топономика территории средневековыми путешественниками указывают на немалую роль и место региона в мировом процессе цивилизации. Современное экономическое и культурное развитие богатой недрами Актюбинской области позволяет нам констатировать, что Актобе возник не на ровном месте, а в результате естественного историческо-географического и центрального положения в системе взаимоотношении восточных и западных цивилизаций. Проходящая сегодня через наш регион и город стратегическая автомобильная магистраль Западная Европа — Западный Китай является подтверждением наших гипотез и предположений.

Великий Шелковый путь (северная часть)

Краткая история возникновения укрепления Актобе
Расположенный на левом берегу реки Илек — левого притока Урала в центральной части подуральского плато, Актобе как населенный пункт был основан в 1869 году в виде военной крепости Российской империи. Построенное на возвышенностях двух холмов укрепление, на пересечении кочевания казахских племен и родов, имело стратегическое значение. Здесь пересекались и расходились караванные дороги, ведущие в страны Китая, Индии, Средней Азии, Персии, Восточной Европы.
В конце мая 1869 года началась история города Актобе. 28 мая было образовано военное укрепление «Ак-тюбе» (Белый холм), когда на это место прибыл из Оренбурга отряд в составе двух рот пехоты (500 чел.), сотни казаков и 4 артиллерийских орудия с артиллеристами. Командовал войсками флигель-адъютант граф Борх. Об этом пишет в своем очерке Ф. Лобысевич (1891) [8, с. 17].
Народные предания повествуют, что на Белом холме захоронен казахский батыр Карасай (XVII в.).
Крепость возводилась на двух холмах, где первоначально возвели барбеты, т.е. защитные сооружения вокруг артиллерийских орудий. Высота холмов над уровнем моря составляла около 210 метров. Отсюда открывался панорамный вид на степное пространство на многие километры, что являлось немаловажным фактором для военной крепости [на первом холме сегодня стоит телевизионная вышка, а высшая точка второго холма находится на пересечении улиц Ш. Уалиханова и Т. Ахтанова]. Одновременно были построены арсеналы для оружия, караульные площадки, солдатская тюрьма (гауптвахта). Позднее солдаты вырыли подвалы для хранения продовольствия и боеприпасов. В жилищном строительстве из-за отсутствия дерева широко использовался саман (кирпич-сырец из глины с примесью навоза, соломы или каких-нибудь волокнистых веществ). В скором времени на холмах Актобе было построено несколько глиняных мазанок для солдат и офицеров гарнизона.
До возведения крепости территория Илека и Каргалы контролировалась родом Арынгазиева и Табынским родом Младшего жуза. После прибытия русского отряда почти все местные жители откочевали на территорию Уральской области. Военное сопротивление оставшихся казахов было подавлено казачьими войсками.
Постепенно рядом с фортификационными сооружениями начали селиться и гражданские лица. Уже в 1874 году был разработан первый Генеральный план по застройке Актобе. На карте поселения появились направления некоторых улиц: Крепостная, Гарнизонная,
Старожительская (Александровская), Оренбургская, Георгиевская (Илекская). Как пишет Кауфман «..к укреплению был отведен участок земли площадью 8, 900 десятин и, по-видимому, тот час же после того на Ак-Тюбе начали переселяться отдельными семьями и небольшими группами русские поселенцы..» [5,с.16]. Про хорошие условия для переселенцев с прочным устройством бытовой жизни в поселении Актобе, которое обладает «…прочными задатками для экономического развития», пишет в своих исторических заметках К.К. Крафт [7, с.2].
В 1878 году образовалась первая улица из 8 домов — Старожительская (в дальнейшем Александровская, Карла Либкнехта, Шернияза), которая была окончательно сформирована в 1879 году прибывшими переселенцами. Также в это время на юго-восточной части военного укрепления образовались улицы Крепостная (Ахтанова) и Гарнизонная (название улицы сохранилось и по сей день), а также Оренбургская (бывшая Ленина, ныне Айтеки би).
Как мы указывали выше, с 1878 года начинают прибывать первые переселенцы — крестьяне Рязанской, Воронежской, Саратовской, Уфимской и Тамбовской губерний. Распространившаяся по всей средней России народная молва о плодородных землях Казахстана и его окрестностях дала толчок миграционному процессу безземельных крестьянских масс для колонизации казахстанских земель. Встреченные местными жителями вначале с нескрываемой враждебностью переселенцы вскоре быстро нашли общий язык с казахскими шаруа, с которыми вступили в тесные экономические отношения. В 1886 г. прибыла партия переселенцев вой-
ска Донского из Астраханской губернии, поселившаяся в предместье, позже названном горожанами Оторвановкой. Между Крепостной и Гарнизонной улицами в сторону реки Илек приезжими татарскими и башкирскими купцами образовалась т.н. Татарская слободка. Чуть позднее севернее от укрепления появился район Курмыш. Эти улицы и районы стали ядром для дальнейшего разрастания города, который год от года быстро укреплял свое стратегическое положение в экономико-социальной, культурной жизни региона.
29 мая 1891 года военное укрепление Ак-Тобе было официально названо городом и переименовано в г. Актюбинск. Впоследствии он вошел в состав Тургайской области. Последующее в начале XX в. строительство Оренбургско-Ташкентской железной дороги закрепило стратегическое географическое значение Актобе между Западом и Востоком.
Сегодняшний Актобе — один из крупнейших индустриальных и культурных центров страны, находящийся на стыке Европы с Азией, связывающий Запад и Восток, Север и Юг.

Приблизительная схема застройки Актобе, направления первых улиц

«В поисках Святого Грааля»
В этой главе мы попытаемся найти своеобразный центр, или т.н. «пуп» города. Как мы отмечали выше, еще в начале основания Актобе наметились направления улиц, на которых быстрыми темпами началось строительство домов прибывшими переселенцами. Делая ретроспективный анализ современной карты города, мы убеждаемся, что первоначальные улицы Гарнизонная, Крепостная, Александровская, Оренбургская в своем направлении ориентированы на протекавшую на северо-востоке от укрепления реку Илек. Отметим, что в те времена Илек представлял собой судоходную полноводную реку с выходом в нижнем течении на реку Урал с дальнейшим спуском к Каспийскому морю. Этому свидетельствует якорь, найденный во время строительства моста через Илек в 2008 году (хранится в историко-краеведческом музее Актобе). Считалось, что по Илеку в давние времена ходили небольшие рыболовецкие суда. Следовательно, помимо караванных трасс, из Актобе можно было по водному пути выйти к волго-каспийским просторам.
Естественное стремление жителей быть поближе к воде (р. Илек) привело к быстрому освоению местности, прилегающей к укреплениям, и появлению жилого сектора на Курмыше.
Сегодня корпуса Казахско-Русского Международного университета находятся между бывшей Оренбургской и Старожительской (Александровской) улицами, одними из самых старых в Актобе. Мы задаемся вопросами: «А не находятся ли эти строения в самом центре старого города?», «Не являлась ли территория университета свое-
образным «пупом» будущего городского строительства, не отсюда ли пошла сплошная застройка разных домов и учреждений по всем четырем направлениям света?». Думается, что эта гипотеза может иметь место, если учитывать отсутствие конкретных документов градообразования того времени.
Генеральный план 1874 года по застройке Актобе — это всего лишь схема, отображенная на бумаге. Никто не знает, где именно начато строительство городских кварталов. Мы можем предположить в виде версии, что сплошное застраивание будущего самого крупного восточного города Европейской части материка началось с территории сегодняшнего КРМУ. Как известно, в то время дома и все строения возводились из самана (глина с соломой), и, соответственно, близость к воде всегда играла большую роль в быстром возведении жилищ. Топография современного нахождения территории университета на пересечении улиц Айтеке би и Некрасова наводит на мысль, что здание находится на точке прохождения нижних линий холмов, разрезающих возвышенности от реки Илека и района Курмыш. Действительно, современные улицы Некрасова и Айтеке би проходят с северо-востока как бы по кромке холма ближнего первого укрепления (см. прил.). Опираясь на эти размышления, а также путем логического моделирования можно сделать вывод, что Актобе начали застраивать не со стороны военных укреплений 1 и 2 (см. прил.), а с территории, что ближе к реке. Тем более что район Курмыш, который строился по времени одновременно с основными улицами, тоже близко прилегает к реке. Отметим, что возведение поселений вокруг укреплений было фактором безопасности, учитывая возможные нападения недовольных казахов, так как, по крайней мере, со времени застройки улиц не было зафиксировано ни одного документального свидетельства об этом.
Для подтверждения нашей гипотезы требуется археологическое и геологическое исследование культурных слоев территории
КРМУ. Надеемся, что «поиски Святого Грааля», или градостроительного «пупа», т.е. центра Актобе, увенчаются успешно на бывшей Оренбургской улице.
Сакен УТАЛИЕВ, доцент Казахско-Русского Международного университета, доктор философии (история-археология, этнология)

 

×

Hello!

Click one of our representatives below to chat on WhatsApp or send us an email to hello@quadlayers.com

× WhatsApp