«Нас простая мысль утешит — мы услышать музыку смогли»

Есть семья, в которой родился, а есть те, кто стал семьей. Так случилось, что со второй семьей меня связала музыка и любимые песни. Хор «Veilchen» с его бессменным руководителем Равилем Гафаровым стал второй семьей и для многих девушек Актобе.
Равиля Усмановича на всех концертах так и объявляли: «Бессменный руководитель». И всем казалось, что он вечно будет петь «Wir sind die Veilchen… Bunte Veilchen…», вечно искать новые таланты и новые песни. Но все сложилось как в песне: «Каждый костер когда-то догорит»…
Для всех причастных к культуре Актобе хор «Veilchen» ассоциируется с Равилем Гафаровым. Действительно, он был с коллективом единым целым, и хор под его руководством стремительно развивался. У многих песен появились инструментальные аранжировки, записанные в студии, позже даже клипы.
Каким же был Равиль, выпускник Актюбинского музыкального училища по классу хорового дирижирования, руководитель народного немецкого хора «Veilchen»? Я расскажу, каким запомнила его.
— Равиль, почему именно немецкий?
— Немецкие песни мажорные, поэтому я их люблю.
Работая много лет в Михайловке Кобдинского района, где доминировало немецкое население, он влюбился в немецкую культуру и показал нам ее невероятное многообразие и немецкие песни, которые не только «Wenn die Soldaten durch die Stadt marschieren». Впрочем, в «Veilchen» мы пели не только по-немецки: на сцене актюбинского Дома дружбы степные мотивы Абая переплетались с жизнеутверждающей «Хава нагилой», песнями других народов. На концертах «Veilchen» можно было услышать старинную немецкую песню а капелла, разложенную на три голоса, традиционную казахскую свадебную и «Black or White» Майкла Джексона.
— Равиль, в твоем хоре поют студентки музыкального колледжа?
— Нет, почти никто не учился музыке профессионально. Я считаю, что научить петь можно любого, кто говорит и слышит.
В первую очередь он был учителем вокала. Правда, учителем в традиционном понимании этого слова мы его не воспринимали — на занятиях всегда царила атмосфера легкости. И четыре концерта в год, каждый с уникальной программой на четырех языках, получались играючи. В этой увлекательной игре голосовой диапазон каждой девушки вырастал на несколько октав и терялся страх сцены.
В хоре мы учились жить, дружить, быть толерантными, ведь хорошие песни (а мы пели только такие) дают ответы на главные вопросы: «Почему стремятся к свету все растения на свете? Отчего к морям спешит река… Как мы в этот мир приходим? В чем секрет простых мелодий?»
«Проходят пред нами мгновенья-года, но вместе с тобой мы всегда. И счастлив судьбою я в общем вполне, что выпало быть рядом мне» — это про «Veilchen», который был для Равиля не просто работой. Скорее, он был всем, кроме работы: страстью, любовью, делом жизни — кому как нравится. Интересы, которые у него появлялись, моментально переплетались с хором. Полюбил он поездки на природу, и уже через несколько дней репетиции проходят на берегу речки. Купил компьютер, настроил интернет — и уже ищет на Youtube новые песни для «Veilchen».
Последние два года Равиль боролся со смертельной болезнью, которая не помешала ему работать до последнего. Словно на прощание исполнилась его главная мечта — поездка в Германию вместе с участницами хора «Veilchen»: в октябре 2018 хор выступил на «Familienfestival «Wir gemeinsam» в Берлине. Дорога на поезде из Москвы в Берлин далась с трудом: боли не давали спать больше 2-3 часов, но об отмене поездки речи не шло — это было не в правилах нашего руководителя.
Что-то оборвалось с уходом Равиля Гафарова. Пока жизнелюбивые мелодии немецких песен звучат для нас совсем не мажорно. Так бывает, когда умирает любимый музыкант: какое-то время его песни слушать невыразимо больно. Но пусть они напоминают о ценности времени, проведенном с музыкой и друзьями.
Екатерина СЛИНЧЕНКО, участница народного немецкого хора «Veilchen», воспитанница Равиля Гафарова

Фото из архива “АВ”