Обыкновенная жизнь Веры Лотковой

вера-1_reswm

Более двух лет она провела в самом пекле войны, но до сих пор твердо уверена, что у нее обыкновенная жизнь, как и у миллионов советских людей.

Мужская работа
— Я подвигов никаких не совершала, — чуть смущаясь, повторяет она. — Воевала, как воевали тысячи и тысячи наших советских людей.
Вера Лоткова, в девичестве Филимонова, родилась в 1924 году в Сибири. Ей было всего два года, когда родители решили перебраться в Оренбургскую область. Здесь они и остались жить, а Вера закончила семь классов сельской школы.
Жилось, как и многим, голодно. Родители работали в колхозе, и
14-летняя Вера, закончившая учебу, взялась помогать матери, которая работала уборщицей в конторе МТС. Ей поручили еще и топить печи, что по тем временам было под силу лишь взрослым мужикам. Приходилось вставать ранним утром, носить дрова и уголь для восьми печей-голландок, вычищать золу, при этом успевать мыть полы. Семь классов образования по тем временам считались солидным багажом знаний, и директор МТС назначил ее секретарем. Через год работы Верочка, как ее называли конторские служащие и механизаторы, уже работала учеником счетовода. А позже, отучившись на курсах, стала бухгалтером МТС.
Ей исполнилось 17 лет, когда началась война. Старший брат Веры, Алексей, через несколько месяцев в военном училище, пройдя ускоренный курс обучения, ушел на фронт. А еще через месяц семья получила похоронку и письмо командира, в котором сообщалось, что лейтенант Алексей Филимонов погиб смертью храбрых, когда поднимал свое подразделение в контратаку. Это был первый и последний бой молодого лейтенанта Филимонова.
Похоронка была не первой в их селе. Многие молодые ребята, каких-то полгода назад тайком от матери выкуривавшие свою первую папиросу, погибли в первые дни жестокой и кровавой войны.

На страх времени не было
В мае 1942 года Вере исполнилось 18 лет, и вскоре она получила повестку из военкомата. После коротких сборов Вера и несколько ее ровесниц, сопровождаемые выписавшимся из Оренбургского госпиталя одноруким капитаном-сталинградцем, ехали в товарном вагоне на место назначения. Эшелон, битком набитый необстрелянным еще пополнением из Казахстана, катил прямиком в сторону Сталинграда. Молодые девушки, некоторые из которых падали в обморок при виде крови, не могли себе представить, в какое пекло они попадут всего через несколько суток.
Как известно из исторических хроник того времени, большая часть соединений недавно созданного Сталинградского фронта не имела никакого опыта. Катастрофически не хватало истребительной авиации и зенитной артиллерии, поэтому вражеская авиация некоторое время полностью господствовала в небе над Сталинградом. Именно в те кровавые дни, в июле 1942 года, вышел знаменитый приказ № 227 с призывом: «Ни шагу назад!». И солдаты выполняли его ценой собственных жизней.
— В Сталинграде я испытала настоящий ужас, — признается Вера Павловна. — Города просто не было. Сплошная груда развалин и оттаявшие трупы кругом. Зловоние стояло страшное. Но, что удивительно, я очень быстро привыкла. Наверное, потому что не было времени на страх.
Времени на слезы и страх, действительно, не было. Ей предлагали должность полкового писаря или адъютанта, предыдущий погиб, подорвавшись на мине, но она отказалась.
— Сейчас об этом вспоминать смешно, — улыбается Вера Павловна. — Но я не хотела идти в штаб. Боялась, что офицеры приставать будут.
Она выбрала службу в зенитной артиллерийской батарее связистом. Что это такое, она поняла при первой же бомбежке, когда молодой сержант приказал ей принимать по телефону цели-указания подлетающих вражеских самолетов и передавать данные командиру батареи.
— Нам все время приходилось отражать атаки самолетов, — вспоминает Вера Павловна. — Страшно не было. Надо было во что бы то ни стало отразить очередной налет. А фашисты вели себя в небе нагло, авианалеты совершались один за другим целый день. После боя нервы не выдерживали: я плакала и не могла остановиться. Потом привыкла. Не дай вам бог испытать, как прямо на вас с воем на бреющем полете летит огромная железная махина, поливает вас из пулемета и забрасывает бомбами!

Обычная военная судьба
Четыре пушки ее пятой зенитной батареи работали без передышки. Бомбежки велись беспрерывно, прятаться было негде. Оставить пушки и укрыться означало одно — оставить позицию во время боя. Это каралось законом. Вере часто приходилось заменять выбывших из строя подносчиков снарядов, и она под вой снарядов и залпы зениток бегала из земляного подвала  к пушкам. В третьем или четвертом бою на глазах у Веры взрывом снаряда оторвало ногу ее подруге-санинструктору. Бойцы вынесли ее на руках в безопасное место и вернулись на позиции, нести ее в госпиталь не было времени.
Жили они в вырытых своими руками землянках. Мылись, набирая воду из луж, дивизионная кухня чаще всего пережидала бой в безопасном месте, поэтому они ели в перерывах между атаками сухари, присыпанные соевой мукой.
После кровавого Сталинграда вместе со своим дивизионом Вера Филимонова отражала атаки «люфтваффе» на берегу Днепра, воевала под Житомиром, сражалась в самой Германии. В конце войны ей вручили орден Великой Отечественной войны, но она не считает, что совершила какой-то подвиг.
— Тысячи людей сражались так же, как я, — скромно замечает ветеран. — Значит, каждый из них достоин такой же награды. А мы просто воевали, понимая, что иначе нас ждет смерть.
После войны Вера вернулась на родину, вышла замуж за фронтовика-орденоносца, родила сына. После смерти мужа (он скончался от ран в 1972 году) она приехала к сыну в Актюбинск и осталась здесь жить.
Она живо интересуется жизнью страны и искренне радуется успехам Казахстана. В этом году ей исполняется 91 год.
Вера Павловна до сих пор твердо и непоколебимо уверена, что в той страшной войне Союз не победил бы, если бы страну не возглавлял генералиссимус Сталин.
— Вы просто не можете себе представить, какая грозная и страшная сила на нас напала в 1941 году, — объясняет ветеран. — Я поняла это в первые дни на передовой, когда волна за волной на нас шла техника врага. Ни одна страна, окажись она лицом к лицу с вооруженным до зубов врагом, не справилась бы и сдалась. И только советский народ сообща смог выстоять и победить.
Она убеждена: ее жизнь похожа на судьбы миллионов обычных людей.
— Ничего интересного в моей жизни нет, — считает Вера Павловна. — Воевала, работала, растила сына. Так жила вся страна, и я вместе с ней прожила обыкновенную жизнь.
И она права: так жили миллионы людей великой страны, сумевшие ценой невероятных усилий, горя, мужества и потерь победить врага.

вера-4_reswm

Фото из архива Веры Лотковой

Санат РАШ

Новости "АВ"