Остаться в живых

Наш дед Сабир Кушкарбаевич Кушкарбаев прожил долгую и честную жизнь. Он работал на разных должностях, вырастил пятерых детей и 10 внуков. Был участником Великой Отечественной войны и всегда этим гордился. После него остались множество наград и эти небольшие воспоминания.
– У меня особенных подвигов не было, – рассказывал наш дедушка, – но хотелось бы рассказать о тех военных годах, пока воспоминания о них еще свежи в памяти. В июле 1942-го я был призван в ряды Советской Армии и зачислен курсантом во второе Бердичевское пехотное училище, во вторую роту второго взвода. После окончания курсов, 11 ноября 1942 года мы отправились в Тамбовскую область. Был определен автоматчиком в четвертую полковую роту стрелкового полка 98 дивизии 2-й Армии.
Первый бой мы приняли под Сталинградом, Громославском районе Верхнего и Нижнего Кумска, где держали оборону. В конце декабря фашисты начали наступление, но мы отбили атаку врага и прорвали линию фронта. Наши войска перешли в наступление. Меня и нескольких автоматчиков перекинули на помощь в штаб полка, где проходила моя дальнейшая служба. Во время наступления возле г. Котельниково я получил свое первое ранение в левое бедро, вследствие чего попал в госпиталь в Ленинском. После лечения  был направлен в другую часть, которая находилась под Ростовом.
Расположили нас в частных домах, шли бои и частые бомбежки. Однажды к нам прибыл офицер, чтобы набрать людей для вновь формирующейся дивизии. Здесь я вновь был зачислен автоматчиком полковой роты. Это происходило в апреле-мае 1943 г. Через некоторое время, после окончательного формирования, наша дивизия двинулась на фронт. Меня поставили командиром отделения полковой автоматной роты и личным адъютантом-связным командира 260-й роты.
Шли тяжелые бои, гибли мои друзья. Как-то наша рота прочесывала кукурузное поле. Осколком взорвавшегося снаряда был убит командир, а когда все утихло, я обнаружил в своем вещевом мешке осколочное отверстие, которое прошло сквозь мешок, котелок и кусок хлеба. Я понял, что просто чудом остался жив.
В другой раз,  на рассвете, командир роты, собрав нас, сообщил, что по приказу командующего мы должны уничтожить три пулеметные точки врага, которые были расположены за рекой Миум. Мы, автоматчики, распределив огневые точки, пошли на выполнение задания. Не успели отползти, как от ранения в голову погибает старшина роты, рядом с которым я в это время находился.
После второго ранения пролежал некоторое время в медсанбате на лечении и, несмотря на то, что рана полностью еще не зажила, снова попросился отправить меня как можно быстрее воевать. Так и стал стрелком 86-й гвардейской  дивизии.
Третье тяжелое ранение в кисть руки получил 28 августа 1943 года во время наступления. Отправили в госпиталь в Хасавюрте Дагестанской АССР. После лечения как негодный к строевой службе работал на заводе в тылу.
Много горя, боли и даже предательства мы тогда увидели. Но было и много хорошего – настоящая дружба, патриотизм, храбрость и беспримерный подвиг простых советских людей. Надо всегда об этом помнить.
Воспоминания записала Анара САБИРОВА