Победитель

Когда судьба поставила его перед жестоким выбором, он, едва выкарабкавшийся из лап смерти, не единожды умиравший в своих страшных снах, сделал самое трудное и почти невозможное. Он выбрал жизнь.

И жизнь впереди
Санитары, негромко переговариваясь, катили по покрытому желтым линолеумом полу поскрипывающую колесами железную каталку. Укрытый толстым, темно-синим больничным одеялом, он силился разобрать, о чем они говорят, и разглядеть новое для него место. Он попытался приподнять голову, но тело не слушалось, все еще оставаясь чужим. Лишь краешком глаз смог увидеть стены коридора, окрашенные в серый, больничный цвет, и стоящие вдоль одной из них, как ему показалось, бесконечные ряды инвалидных колясок.
В это самое мгновение его и накрыла горячая, обжигающая волна страха.
— Как же теперь мать, сестры?! Как они будут без меня, ведь я же живой труп!
Эта мысль, словно молния, пронзила его, и он впервые после всего случившегося с ним в голос зарыдал, не в силах скрыть свое отчаяние.
Шахан Жулдасбаев родился в 1980 году в поселке Саздинский, рядом с Актобе, в семье сельских педагогов. Отец ушел из жизни рано, Шахану было 11 лет, а его двум сестренкам и того меньше. Учился и окончил школу в родном селе. В 1997 году поступил в местный филиал Академии транспорта и коммуникаций имени Тынышбаева, но через два года перевелся в университет имени Жубанова.
— Мне пришлось это сделать, хотя профессия инженера, которую я выбрал, мне очень нравилась, — признается Шахан. — Остальные три года по условиям нужно было доучиваться в Алматы, а я не мог бросить семью, мать, сестер. Я же единственный мужчина в семье, как они без меня? Да и финансово это было очень накладно, в семье работала одна мама.
В 2002 году он окончил учебу и получил специальность инженера-механика. Устроился на работу в одну из частных фирм города. Всю зарплату, естественно, отдавал маме. В 2003 году Шахан ушел служить в армию. Вернулся через год в звании сержанта. Жизнь потихоньку налаживалась. Уже работала сестренка, помогая маме, другая сестренка оканчивала школу, и можно было подумать о себе. Шахан уехал в Астану, где ему повезло устроиться на работу в информационно-аналитический центр при Министерстве охраны окружающей среды. Он работал проектировщиком в отделе экологического мониторинга. Работа была интересной, и коллектив подобрался очень дружный, сплоченный. Он сразу же обзавелся друзьями, вместе проводили выходные, корпели над трудными проектами в будни. Мама и сестры очень гордились сыном и братом, сумевшим найти свое место в столице, а Шахан через некоторое время мечтал перейти на работу в само министерство. Ему было всего 26 лет, и он видел свою жизнь полной интересных событий, счастливых открытий. Но судьба сложилась иначе.

В лапах смерти
В 2007 году Шахан с друзьями решил отдохнуть пару дней в Боровом.
Они выехали из Астаны на двух автомобилях и ночью остановились на обочине трассы Астана — Боровое, чтобы размять ноги.
— Я открыл багажник автомашины, чтобы взять из сумки бутылку с напитком, но вместе с ней выпал рулон туалетной бумаги и выкатился на дорогу, — вспоминает Шахан. — Из-за того, что у второй нашей машины, стоящей позади, горели фары, я, наверное, не заметил еще одной, идущей на большой скорости по автотрассе.
Он сделал несколько шагов, выйдя на проезжую часть, и в то же мгновение автомобиль, несущийся на скорости более чем 150 километров в час, как ядро пушки, протаранил Шахана и отбросил тело на несколько десятков метров. Водитель, испытавший мгновенный шок, долго не решался выйти из салона, боясь увидеть страшное, а Шахан без сознания лежал на дороге.
Друзья сразу же повезли его в ближайший населенный пункт, районный центр Макинка.
— Нужна срочная операция, у нас специалистов такого уровня нет, ее надо делать в столице, но в таком состоянии он до Астаны не доедет, — с сожалением заявил врач районной больницы. — После таких аварий вообще не выживают.
Врач знал, о чем говорил. Шахана будто перемололи в мясорубке, а перелом шейных позвонков не давал ему ни малейшего шанса на жизнь. Если бы не помощь коллег и друзей, он бы не выжил.
— Я до сих пор благодарен им за участие, — вспоминает Шахан. — Они буквально за несколько часов добились, чтобы за мной приехал реанимобиль из Астаны, попросили известного в стране хирурга провести срочную операцию в больнице научно-исследовательского института травматологии и ортопедии.
Несколько месяцев прошли для него как в каком-то сне. Он постоянно находился под воздействием сильнодействующих лекарств, потому воспринимал мир будто сквозь пелену и туман.
— Я, конечно, приходил в себя, но до конца все же не осознавал свое положение, — признается Шахан. — Боясь прямо взглянуть в глаза правде, тешил себя мыслью, что все пройдет и я встану на ноги. Впервые ясно осознал свое положение, лишь когда через несколько месяцев меня привезли в реабилитационный центр Новосибирска. Вот тогда я, увидев в коридоре ряды инвалидных колясок, четко понял, что в лучшем случае меня ждет, и мне стало по-настоящему плохо и страшно.

Возвращение
Всякое было. И депрессия, и нежелание жить. В какой-то момент он осознал, что придется делать выбор.
— Я вдруг понял, что, перестав бороться, останусь куском мяса, непомерным грузом повиснув на шее своих близких, или нужно попытаться что-то изменить, — признается Шахан. — Я выбрал второе, и этот выбор оказался верным, хотя и самым трудным.
Ему понадобился целый год. Он с помощью врачей, как младенец, заново учился без посторонней помощи поднимать голову, переворачиваться на бок, вставать на четвереньки. Самостоятельно сесть на кровати ему удалось лишь через полгода, а еще через несколько месяцев он впервые сумел сам сесть в инвалидную коляску.
Заново учиться тому, что не так давно было естественным, как дыхание, оказалось очень трудно. Днем он учился заново жить, а ночью, когда охватывало отчаяние и в голову приходили самые страшные мысли, изо всех сил боролся с собой, понимая, что единственная награда в этой борьбе — право на жизнь. Когда становилось особенно невыносимо, он выбирался из кровати, садился в инвалидную коляску и катался по длинным и гулким коридорам клиники, пугая дежурных медсестер.
Один он, наверное, не выдержал бы того кошмара, который навалился на него, если бы не поддержка искренне любящих его родных и близких людей — мамы, сестер, друзей.
— Ничего, мы будем всегда рядом, поможем, — обнимая единственного сына, встретила его мама, когда он вернулся домой.
Мама и сестры окружили заботой, стараясь помочь во всем, а он очень скоро понял, что так дальше продолжаться не может.
— Я ведь не для того принял самое главное в своей жизни решение, чтобы сидеть на шее у своих родных и близких, — поделился Шахан.
Хотя сделать еще один шаг вперед было нелегко, он чувствовал, что мир, в который ему придется войти — иной. Это особый мир людей, волею судеб оказавшихся прикованными к инвалидным креслам, и обычный мир не очень приспособлен для их жизни. Это он испытал на себе, а потому решил изменить его к лучшему.

Благодаря, назло и вопреки
Куралай Байменова, возглавляющая городской центр поддержки парализованных граждан, встретила Шахана тепло.
— Жизнь на этом не заканчивается, если есть воля и желание, ты можешь добиться всего, — уверенно напутствовала его она.
Он стал активным членом общества, участником всех проектов, мероприятий, занимался доступными для него видами спорта. Особенно его увлекло плавание. Это давало чувство полноты жизни. Несколько лет назад он решился еще на один шаг, который круто изменил его жизнь.
— Мне, как и многим инвалидам, приходится каждую минуту сталкиваться с тем, что для таких как мы оказываются недоступными самые элементарные и обыденные для здоровых людей вещи, — поделился Шахан. — Мы не имеем возможности сесть в общественный транспорт, зайти в магазин, поликлинику, спортзал.
Шахан, на себе испытавший все прелести существующих пандусов, электроподъемников, решил заняться этим сам. В 2013 году он принял участие в конкурсе бизнес-идей, организованном региональной палатой предпринимателей. Его идея о создании предприятия, направленного на решение проблем людей с ограниченными возможностями, заняла первое место.
— Не буду рассказывать, какие трудности пришлось преодолеть, но с помощью друзей мне удалось организовать и открыть свою строительную фирму, — рассказывает Шахан. — Первое реальное воплощение моей идеи — пандус у входа в здание областного собеса на Маресьева. Он до сих пор исправно служит.
Сейчас строительная фирма Шахана «Пандус
ОК» занимается не только установкой пандусов, но и электроподъемников собственного изготовления, специальной тактильной плитки в помещениях различных учреждений для удобства слабовидящих.
Жизнь после череды трудных испытаний наконец стала налаживаться. Шахан женился (его избранница работает координатором в общественном фонде поддержки парализованных граждан), у супругов двое детей.
Ему сейчас всего 38 лет. Он, когда выдается свободное время, проводит его не только с любимой семьей, но и в спортзале.
— Это для меня не только поддержка в плане здоровья, — поделился Шахан. — Не так давно я пришел к мысли, что могу добиться каких-то результатов и в спорте.
В 2013 году он впервые принял участие в республиканских состязаниях по плаванию, а на следующий год стал их бронзовым призером. Все последующие годы становился победителем этих игр. А две недели назад он вернулся из Джакарты, где участвовал в международных Паразиатских играх и занял четвертое место.
— Мне повезло, — считает Шахан. — Мне, пусть даже такой дорогой ценой, довелось понять, что самое трудное, но главное в жизни — победить себя. Тогда проблемы, которые другим кажутся неразрешимыми, для тебя становятся лишь временным препятствием. Это закон жизни, правило, не имеющее исключений, и я очень хочу и обязательно постараюсь, чтобы мои дети запомнили это на всю свою жизнь.
Санат РАШ

Фото из семейного архива Шахана Жулдасбаева

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Новости "АВ"