Подвиг политрука

312-ю дивизию называют близнецом знаменитой панфиловской дивизии.
Оба воинских подразделения формировались на территории Казахстана и прославились приобороне Москвы.
Подвиг панфиловцев, сражавшихся на Волоколамском направлении, хорошо известен и широко освещен в литературе. А вот материалов о героизме защищавшей Малоярославец 312-й дивизии не так много. Хотя это воинское подразделение, сформированное в нашем городе из актюбинских, уральских, гурьевских и чимкентских колхозников и рабочих, также покрыло себя неувядаемой героической славой. Многие из бойцов дивизии пали смертью храбрых, защищая подступы к Москве. А те немногие, кто сумел выжить в этой страшной войне, в своих воспоминаниях донесли до нынешнего поколения героизм их отцов и дедов.

Три минуты перед вечностью
Одним из тех, кто в течение всей своей жизни изучал и изучает героический путь 312-й стрелковой дивизии, является 80-летний актюбинец Александр Колесников. Когда началась война, маленькому Саше было всего 3,5 года. Но он помнит проводы дивизии в августе далекого 41-го года, так как в воинском эшелоне, отправлявшемся на фронт, был и его отец — политрук Александр Колесников.
— Помню, что провожать отца мы пошли с дедушкой и мамой. На вокзале в тот день было многолюдно, и пробиться к отцу я не мог. Но помогли солдаты. Они на руках по воздуху передавали меня друг другу и таким способом доставили к отцу. Наше с ним прощание длилось всего, наверное, минуты две-три. Это было моим последним свиданием с отцом, — вспоминает он.
Отец Александра Колесникова родом из Родниковки. До войны работал инструктором в актюбинском ДОСААФе и имел боевой армейский опыт — участвовал в военных действиях на Халхин-Голе. Поэтому неудивительно, что его одним из первых вызвали на призывной пункт, как только в Актюбинске началось формирование новой дивизии. Мобилизационный центр располагался вблизи нынешнего поселка Кирпичный. Туда стекались призывники со всего Казахстана, и там же они проходили ускоренные курсы боевой подготовки. Времени было в обрез, враг приближался к Москве, поэтому уже в августе 41-го года 312-я дивизия в спешном порядке была отправлена на фронт.
По словам Александра Колесникова, с передовой отец успел написать домой несколько писем. Потом связь прервалась. А через время почтальон принес в семью Колесниковых треугольник. Но он оказался не похоронкой. В письме сообщалось, что политрук Колесников пропал без вести.
Семья не теряла надежды, что отец и муж сумел все же остаться в живых и сражается где-то на фронте. Но вести не приходили. Ничего не могли рассказать о дальнейшей судьбе
политрука Колесникова и в Актюбинском военкомате. Страшная завеса правды открылась лишь тогда, когда домой начали возвращаться однополчане отца. Те немногие, кому посчастливилось выжить в мясорубке под Малоярославцем. Они и рассказали, что отец пал смертью храбрых в октябре при обороне Москвы.
Эти скудные сведения не дали Александру Колесникову полного удовлетворения. Повзрослев, он начал самостоятельные поиски отца. И ему повезло. Однажды в его руки попала книга бывшего командира 312-й стрелковой дивизии, генерал-майора Александра Наумова «Варшавское шоссе». Это был сборник воспоминаний солдат 312-й стрелковой дивизии. В этой книге Александр Колесников и узнал о недолгом, но героическом пути своего отца.

Пал смертью храбрых
Являясь очевидцем и непосредственным командиром дивизии, Александр Наумов в своих воспоминаниях детально описал события октября 41-го года. Дивизия, сформированная в Актюбинске, вначале строила и обороняла военно-инженерные сооружения на Валдайском направлении, но уже в октябре была переброшена под Москву, на Можайскую линию обороны. 312-й дивизии выпало оборонять Малоярославецкий участок. Соседний Волоколамский участок обороняла 316-я стрелковая дивизия.
Перед воинскими подразделениями, сформированными в Казахстане, стояла задача во что бы то ни стало остановить врага. А перед немецкими частями была поставлена прямо противоположная цель — прорваться сквозь рубежи и захватить Москву.
В наиболее ожесточенные бои 312-я стрелковая дивизия ввязалась 12 октября. Враг всеми силами пытался завладеть Малоярославцем. Особенно яростно он атаковал Варшавское шоссе. Но 312-я дивизия и подольские курсанты героически отбивали все атаки противника, а при возможности контратаковали. Боевые действия наносили урон обеим сторонам. Теряли солдат как немцы, так и советские подразделения. Из 11 000 человек 312-я стрелковая дивизия в боях под Москвой потеряла до 75 % личного состава. Оставшиеся в живых позже вошли в состав сводной 53-й дивизии.
В воспоминаниях генерал-майора Наумова Александр Колесников нашел запись и о своем отце. Как оказалось, политрук Колесников погиб при обороне деревни Машкино.
— Я был в этой деревне. Встречался с местными жителями, очевидцами тех боев. Одна из них, учительница (на нижнем фото), рассказала, что видела моего отца в октябре 1941 года. Сельчане во время артиллерийских обстрелов прятались в погребах. Ночью их часто навещал мой отец как политрук. Он рассказывал жителям, что бои идут тяжелые, но бойцы Москву не сдадут. За муки и смерть советских солдат и граждан они отомстят фашистам. Несмотря на трудности и обстоятельства, он пытался дать людям веру в победу в октябре 41-го. Таким он запомнился жителям деревни Машкино, — рассказывает Александр Колесников.
Последние дни жизни его отца, по воспоминаниям сослуживцев, оказались поистине героическими. Во время обороны деревни он сумел обнаружить и обезвредить вражеского лазутчика, переодетого в красноармейскую форму. В этот же день батальон, в котором воевал политрук Колесников, отбил массированную атаку немецких танков, а одна из бронированных машин была подбита лично им. После смерти комбата политрук лично возглавил батальон. Погиб Александр Колесников 13 октября. Вот как описывает события того дня Александр Наумов:
«13 октября после небольшой артиллерийской подготовки и удара «Катюш» 2-й батальон контратаковал противника. Немцы в панике бежали. Политрук Колесников лично водил роту в атаку, был тяжело ранен в живот и в голову и позже скончался. За мужество и отвагу он был посмертно награжден орденом Красного Знамени».

За подписью Путина
Указ о присвоении Александру Колесникову награды его сын нашел во время своих долгих поисков в Подольском архиве Министерства обороны СССР.
— В архиве хранятся около 20 миллионов дел. Но можно найти лишь сведения о главном и среднем офицерском составе, а также политруках и красноармейцах, награжденных медалью или орденом. Там я в 1978 году нашел следы отца, а также наградной лист на его имя. После чего начал обращаться в отдел кадров Министерства обороны СССР, чтобы мне выдали удостоверение о присвоении политруку Александру Колесникову государственной награды. Но это дело оказалось настолько неимоверно трудным, что заняло несколько десятков лет. Лишь в 2006 году я наконец-то сумел получить на руки удостоверение за подписью Владимира Путина, что мой отец 23 ноября 1941 года приказом командующего войсками Западного фронта был награжден орденом Красного Знамени, — говорит сын политрука.
Сегодня эта бордовая книжица является самой ценной реликвией семьи Колесниковых. Она напоминает нынешнему поколению, что солдаты той страшной войны отдали свои жизни ради безоблачного неба над их головами.
— Героями были все, кто защищал Отчизну в ту страшную войну. Вне зависимости от наличия орденов, медалей и национальности. Все они, бывшие колхозники и рабочие, плечом к плечу встали на защиту Родины и показали всему человечеству пример безграничного мужества. И наша задача — помнить их героизм, потому что они не зря проливали свою кровь, — говорит Александр Колесников-младший.
Жантас МАКСУТОВ

Новости "АВ"