Поиск — дело жизни (видео)

За 30 лет работы актюбинскими поисковиками подняты останки 3 000 солдат, пропавших без вести в годы Великой Отечественной. Имена почти 100 из них восстановлены. Те, кто ездил в экспедиции, особенно молодежь, сильно отличаются от других высоким уровнем сознания и ярко выраженной активной гражданской позицией. Дружба, завязавшаяся в ходе раскопок, не прерывается никогда.
Наша Главная тема о тех, кто взял на себя непростую миссию поставить точку в списке погибших, о том, что преодолевают люди ради ее выполнения и что значит для них их дело —  возвращение имен, отдавших жизнь ради мира на земле.

Как все начиналось
Первой в 1987 году на места ожесточенных боев Рабоче-Крестьянской Красной Армии с фашистами поехала Акзада Хайруллина, секретарь комитета комсомола Хромтауского ПТУ горняков.
— Комсомольский вожак Акзада загорелась идеей поиска, организовала отряд из учащихся ПТУ и выехала (присоединившись к отряду казанцев) на места боев в Мясной Бор Новгородского района Новгородской области в ставшую чуть позже знаменитой на весь Советский Союз Долину смерти, — вспоминает Глеб Чугунов, ветеран поиска и журналист. — Вернувшись, Акзада написала об экспедиции в «Актюбинском вестнике».
Я, тогда военрук ПТУ № 24 (сейчас в его здании находится юридический институт МВД РК имени М. Букенбаева), в дополнение к публикации коллеги прочитал в журнале «Юность» репортаж из Долины смерти новгородского журналиста Александра Орлова. Сопоставив два материала, попросился с небольшой группой мальчишек, первым моим отрядом, поехать вместе с Акзадой. Она не отказала. В 1988-м состоялась наша первая с Сергеем Ходосом, Игорем Сокоренко, Олегом Старостиным и Володей Шнейдером поездка. Не имея поискового опыта, мы нашли останки четырех бойцов, а отряд Акзады Хайруллиной «Память» — восемнадцати.
Когда в следующем году Акзада отказалась брать наш отряд, на помощь пришел инструктор обкома комсомола Кудайберген Джумеев, уже поработавший в местах былых боев. Он обратился к Сание Калдыгуловой в городскую администрацию, и в 1989-м мы снова поехали в Мясной Бор, но уже на Всесоюзную Вахту Памяти и в расширенном составе. С только что вышедшими из боев ветеранами-афганцами Гумером Галеевым, Кайратом Жумагазиным и сапером Есеном Есмагамбетовым. В том году наш отряд поднял останки 102 воинов и шесть солдатских медальонов, которые удалось прочитать! Останки около двадцати солдат поднял отряд Акзады.
Я помню свою первую публикацию в «Актюбинском вестнике» под заголовком «Экспедиция в 1942-й». Она тогда произвела фурор. Кроме медальонов, была найдена записка погибшего лейтенанта: «Погибаю, но не сдаюсь!». Фото этой записки тогда опубликовали на первой полосе многие центральные газеты — «Комсомольская правда», «Красная Звезда» и другие. Вот так я стал журналистом.
Внук бойца 312-й стрелковой дивизии Сергей Сысоенко первый раз на Вахту Памяти поехал в 1990-м, в деревню Мостки Новгородской области, где в Любанской операции, нацеленной на снятие блокады Ленинграда, воевали 2-я ударная, 52-я и 54-я армии.
— Я взял восьмиклассников 29-й школы, где работал военруком, отряд мы назвали «Алия», — вспоминает Сергей Анатольевич. — Тогда отрядов в городе было несколько: «Акку» — у Амангали Урдабаева, «Катюша» — у Алексея Горобия, «Гермес» — у Глеба Чугунова (сейчас — «Ирбис» под руководством Юрия Соловьева). Кстати, Горобий был начальником штаба поста № 1 в нашем городе (у Вечного огня), и пост было бы неплохо возродить. В поисковом деле трудно всегда, но у нас есть опыт и острое желание довести дело до конца, поэтому оставлять его я не планирую.
— В I-й Всесоюзной Вахте Памяти в Мясном Бору собралось более 40 отрядов из всех уголков Союза. Инициатива Вахты Памяти принадлежит Министерству обороны СССР и ВЛКСМ, — вспоминает Кудайберген Джумеев. — Из Актюбинска уехали 120 бойцов, в том числе под руководством преподавателей городских ПТУ Габита Садыкова и Ерлана Беркимбаева. После двух недель работ были подняты останки более 5 500 солдат и офицеров, но это было верхнее залегание павших, еще не тронутое, ведь дело поиска только начиналось. Спустя 30 лет поиск становится все труднее в силу уже глубинного залегания погибших, с годами уходящих еще глубже.
Кудайберген Баязитович считает, что вспомнить всех поисковиков первых лет нереально. Их было много на фоне финансирования обкомом комсомола или Актюбинским филиалом фонда мира под руководством Гиззата Ибатова. А вот сейчас, когда возможности есть только при наличии спонсоров, ездят самые упорные:
— Но куда важнее тот факт, что из мальчиков и девочек, ездивших в числе первых со старшими товарищами, выросли достойные люди, и информацию о войне они получили из первых рук.

Преемственность поколений
Геннадий Калинин учился в СПТУ № 5, когда впервые поехал на раскопки в составе отряда клуба «Гермес» при тогдашнем городском Дворце пионеров.
— Руководил клубом Александр Александрович Тиссен, и я бесконечно признателен ему за все поездки. В отряде нас было до 15 человек, и мы ни о чем не пеклись, кроме работы: снаряжением были обеспечены на совесть. В Калуге даже по 50 рублей получили за работу!
Работать тяп-ляп — это не о поисковиках, ведь когда ты видишь, что здесь творилось и что пришлось пережить людям, о себе забываешь. Мы заходили в лес, выходили из него без результатов, потом начали прислушиваться к местным жителям, которые говорили: «Вы идите в поле, нам в плуг часто попадаются человеческие кости». Бывало, местные укажут позицию, но сейчас там баня или дом, и мы с горечью отмечаем, что это последний приют без вести пропавших.
А как радовались, когда удавалось восстановить по медальону имя! Иногда медальон принадлежал бойцу формирования, которое здесь не воевало, и все удивлялись: как это? Или нашелся медальон, а прочесть вкладыш нереально. Вот такая она, война…
Я о ней знаю то, чего ни в одном учебнике нет, но с прискорбием признаю, что ничего не знаю о своем прадеде Измайлове, воевавшем в 312-й дивизии. На сайте Обобщенного банка данных (ОБД) «Мемориал» сведений о нем нет, как уже нет и родных, у кого можно спросить. Возможно, останки прадеда кем-то (да хоть и мной!) найдены и захоронены.
К радости Юрия Соловьева, чье направление последних лет поиска — Севастополь, его отряд «Ирбис» в 2015 году нашел останки снайпера из Шалкарского района Уразбая Баймурзина, погибшего в 1944 году:
— В 2016 году откликнулись родственники, а в 2018 его племянник участвовал с нами в Параде Победы. Так заведено в Севастополе: поисковики шагают в колонне вместе с войсковыми соединениями. А бойца мы нашли на подступах к Сапун-горе, в стрелковой ячейке.
За годы работы отряд поднял останки более тысячи бойцов и вернул из забвения имена 40, с родственниками некоторых поддерживаем теплые отношения. Тринадцать членов отряда «Ирбис» имеют нагрудный знак министерства обороны Российской Федерации «За активный поиск», что очень почетно для поисковика.
Лично я, когда поехал в 1992 году в экспедицию впервые, размышлял, задержусь ли в этом деле. Но летом того же года нам выпало счастье пообщаться с командиром 312-й дивизии Александром Федоровичем Наумовым. Его напутствие серьезно повлияло на меня, поэтому сейчас я знаю точно, что никогда не отойду от поиска.
В 2016 году Посольство РФ в РК делегировало Юрия Соловьева на Международный конгресс соотечественников в Москву, где за активное участие в поисковых работах министром иностранных дел Сергеем Лавровым нашему земляку был вручен Почетный знак соотечественника в номинации «За работу с молодежью».
Очень важным показателем поисковой работы является преемственность: вчерашние школьники становятся наставниками или спонсорами. Чингиз Давлеткереев, будучи студентом АРГУ имени К. Жубанова, вместе с преподавателем впервые поехал в новгородские леса в 2011-м. Сейчас учитель истории продолжает ездить уже со своими учениками из Родниковской школы в составе отряда «Алия» под эгидой «Боевого братства», а школьный краеведческий музей пополнился экспонатами, найденными в местах сражений. К слову, фонды многих актюбинских музеев пополняются исключительно поисковиками.
— Нам они даже противотанковое ружье и винтовку Мосина привезли! — радуется директор мемориального музея Алии Молдагуловой Елена Калтаева. — Это не считая более скромных находок.
Рассказывая о работе, Кудайберген Джумеев подчеркивает, что ни разу ни в одной экспедиции не было разногласий между отрядами или инцидентов, наоборот, дружба только крепнет:
— В Актюбинской Книге Памяти каждый пятый — пропавший без вести. И когда по окончании Вахты Памяти земле предаются не безымянные останки, а солдаты с восстановленным именем, это радость для сотен присутствующих на митинге.

Чтобы помнили
Постоянный участник мемориальных мероприятий ближнего и дальнего Подмосковья Асылбек Толешов на юбилейной конференции в Актобе выразил благодарность поисковикам и привел много новых сведений:
— Казахстан велик и огромен, но когда находятся числившиеся пропавшими без вести, как же велика благодарность нам, поисковикам! Родственники откликаются быстро и всегда бесконечно благодарны. Но как много еще белых пятен, требующих нашего вмешательства.
В 2011 году стало известно, что на территории Польши в 1945-м погиб снайпер из Карабутака Куанай Абдрахманов, убивший 382 фашиста. Разыскиваются родственники.
Однажды я возил в Оленинский район студентов, и на могильной плите девушка из Кызылординской области увидела фамилию деда, считавшегося пропавшим без вести. Она тут же позвонила домой, все подтвердилось. Семья уже побывала на могиле.
В городе Белом Тверской области найдены останки Куатбая Игликова из Кандыагаша, ждем родственников.
В Невеле, где погибла Маншук Маметова, площадь носит имя Абылхаира Баймульдина, который был первым комендантом города, освобожденного от фашистов осенью 1943 года.
На военно-мемориальном кладбище Ржева покоится прах Иссы Байдулина, призванного на фронт Ключевым РВК; требуются сведения о Шарафе Болысбаеве, призванном Джурунским РВК.

Вспоминает Глеб Чугунов:

— Впервые казанские студенты попали в Долину смерти как туристы. Они решили зимой пройти на лыжах по местам, где воевал и попал в плен известный татарский поэт, уроженец Оренбуржья, Муса Джалиль, по документам — ответсекретарь армейской газеты «Отвага», старший политрук (капитан) М. Залилов.
В начале 1980-х лыжный десант был потрясен увиденным — повсюду неприбранные останки бойцов 2 ударной армии, попавшей в окружение. Так казанские студенты стали поисковиками. Численность их отряда (с разных факультетов плюс пединститут, другие татарские вузы) стала достигать двухсот, трехсот, а то и пятисот человек. Михаил Черепанов и Владимир Ерхов на протяжении многих лет руководили громадным объединением поисковых отрядов. Работает это объединение и сейчас.

Рубеж доблести

Для участия в конференции, посвященной 30-летию поискового движения в Актобе, приехали друзья наших поисковиков из разных городов РК и РФ — Москвы, Рыбинска, Уральска, Петропавловска, Челябинска, Оренбурга, Бугуруслана, Тверской области. Каждый выступающий отметил неоценимый вклад друзей, будто он сам занимается чем-то другим.
За годы раскопок в местах боев 100-й и 101-й казахстанских стрелковых бригад актюбинцы почти породнились с жителями Оленино Тверской области, где проходил важный рубеж Ржевской битвы. Глава района Олег Дубов во время выступления на конференции заметил:
— Благодаря поисковикам в истории Великой Оте­чественной войны стало меньше белых пятен. В нашем районе погибли 228 тысяч советских солдат, сегодня мы ухаживаем за 29 братскими могилами. На их плитах много казахских фамилий, поэтому в район часто приезжает имам Московской Соборной мечети Марат Аршабаев, чтобы прочесть у могил поминальные молитвы.
Дружба с актюбинскими поисковиками особенно плодотворна. Почти оленинцем стал зампредседателя Актюбинского землячества в Москве, профессор МИСиС Асылбек Толешов, который на все мемориальные мероприятия привозит студентов-казахстанцев. И мы признательны ему за поддержку нашей инициативы присвоить Оленинскому району звание «Рубеж воинской доблести». На захоронение солдат по окончании Вахты Памяти обязательно приезжают их родственники, в том числе из Казахстана. Победу нельзя поделить, это была наша общая Победа, которая и сегодня напоминает о братстве народов. Пользуясь случаем, от лица своих земляков я говорю спасибо детям, внукам и правнукам тех бойцов, которые полегли, защищая Оленино.
Заместитель председателя республиканского ОО «Боевое братство» Марат Койлыбаев от имени Халық каһарманы Бахытжана Ертаева вручил Олегу Дубову медаль Сабира Рахимова.
Посетил Актобе и командир военно-исторического центра «Орел» Александр Гоздинский. Несмотря на юный возраст, опыт поиска у оленинца серьезный и в отряд он набирает молодежь:
— Поставить точку в деле поиска нереально, поэтому обучать поисковой технике и прививать патриотизм важно последующим поколениям. Дед, пропавший без вести, стал для меня мотивом заняться поиском, но теперь это образ жизни: копаю, пока земля не замерзнет.
Поиск стал делом жизни и для ветерана-афганца Александра Азегова из Петропавловска, учителя из Бугуруслана Игоря Бондаря (уроженца Хобдинского района Актюбинской области) и его сына Михаила, для челябинца Олега Щербина (некогда актюбинского поисковика), директора музея Маншук Маметовой Светланы Бектеновой (Уральск), рыбинца Олега Беспальчико, окончившего авиционный техникум, в котором училась Алия Молдагулова, оренбуржца Алексея Картуза и многих других.
Командир отряда имени М. Маметовой из ЗКО Сергей Лапшин пытается сделать достоянием общественности тот исторический факт, что Западно-Казахстанская область находилась на линии фронта:
— Нам и ездить не нужно никуда: на родине работы полно. Уже год мы плотно работаем на территории Жанибекского и Букейординского районов, которые подвергались немецким авиа­бомбардировкам. Мы нашли сбитый советский самолет, теперь надо найти останки солдат. Хорошо известны места, где в результате авианалетов гибли и военнослужащие, и мирные жители, но пока поиски не дают результатов.

Боевое братство
Идея проведения конференции принадлежит учредителю ОФ «Боевое братство» и поисковику со стажем Гумеру Галееву.
— Для чего эта затея? — обращаюсь к ветерану.
— Линия фронта нашей области не коснулась, но как прошлась по нам всем война!.. В России имена героев-актюбинцев чтут свято, так пусть гости видят, что и моим землякам наше общее прошлое небезразлично.
Руководитель управления внутренней политики Булбул Елеусинова отметила важность работы поисковиков:
— Их роль в воспитании патриотов переоценить невозможно, вот почему местная исполнительная власть всегда будет поддерживать дело поиска.

Мы все равно победим!
Оренбуржца Василия Дигена волгоградские поисковики нашли в окопе между деревнями Ерзовкой и Орловкой. Рядом с красноармейцем в гильзе противотанкового патрона была записка, которую в Актобе зачитал правнук бойца Дмитрий Рябов (военно-исторический клуб «Виктория»):
«Час назад умер Емельянов Володя из Башкирии, и я, Диген Василий Николаевич, остался один. Фашисты ведут жестокий минометный обстрел. Я ранен, и мне не прожить долго. Ночью оставшиеся в живых из роты перебежали к фашистским гадам, но кара их все равно настигнет. Я остаюсь на этом месте — умру, но не сдамся врагам. Сообщите моей жене Анне Федоровне, что я как только мог защищал Родину. Мы все равно победим!!!»

Родина Алии
Кроме крепкой дружбы с актюбинскими поисковиками, для гостей наш край — малая родина Алии Молдагуловой, поэтому обязательным пунктом работы конференции было посещение патриотического центра в селе Алия и аула Булак, ставшего сакральным символом для россиян, не понаслышке знакомых с мужеством девушки-снайпера.
Учащиеся 5-6 классов Булакской школы тронули гостей своей непосредственностью: они играли на домбре, читали стихи на казахском языке, исполняли народные песни. В центре «Әлия» директор Багдаш Тупенова познакомила гостей с экспозицией, ее помощницы угостили казахским бесбармаком.

Над Главной темой работала Татьяна ВИНОГРАДОВА
Фото Аслана МУСЕНОВА и из архива поисковиков

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Новости "АВ"