Притяжение земли

113 лет назад, в 1905 году, пятеро сыновей жителя села Уил Атыраубая, отметив 40-дневные поминки по отцу, погрузили на лошадей и верблюдов весь домашний скарб и двинулись в путь. Местом своего проживания они выбрали село Карагаш на территории нынешнего Алгинского района.

Родина
Им удалось выжить и сберечь семьи в годы гражданской войны, голода 30-х. Многочисленный род Атыраубаевых, отличавшийся скромностью, грамотностью, трудолюбием, заслужил уважение односельчан. Старший из братьев стал знатным животноводом, сейчас его именем названа одна из улиц в селе Шибаевка (когда-то вторая бригада им. XX партсъезда, то есть села Карагаш). Один из пятерых братьев, выучившись грамоте, вскоре уехал в Актюбинск, где и стал учителем. Самый младший, Кистаубай, пошел по партийной линии, затем возглавлял колхозы Ключевого (Алгинского) района. Все пятеро братьев ушли добровольцами на фронт во время Великой Отечественной войны. Вернулись с войны лишь четверо. Один из братьев погиб в сражениях подо Ржевом, защищая Москву.
Кистаубай после войны возглавил родной колхоз. В 1945 году он женился. Вместе с супругой фронтовик воспитал 10 детей. Золотую медаль «Мать-героиня» его супруга Бигайша получила из рук секретаря Президиума Верховного Совета СССР Михаила Георгадзе.
Прошли десятилетия, многие представители рода Атыраубаевых, выпорхнув из родного гнезда, уже не вернулись на родину. В селе, где более 100 лет назад обосновались их предки, остались немногие, и казалось, что род животноводов очень скоро иссякнет. Но дело, которое когда-то являлось для семьи смыслом жизни, продолжилось.
67-летний Сансызбай Атыраубаев, сын младшего из братьев Атыраубаевых, Кистаубая, родился в селе Карагаш, но окончил школу в селе Бессарабка, затем сельскохозяйственный техникум в селе Шубаркудук. В 1971 году он женился и переехал в Актюбинск. Устроился механиком на предприятие «Геология» и проработал там более 30 лет, пока эту организацию не расформировали. В 2004 году Сансызбай решил вернуться в родное село и заняться тем, чем занимались его предки – скотоводством.
— Хочу осесть там, где родился, — сказал он акиму сельского округа. – Буду заниматься животноводством, возрождать семейное дело.

Зов предков
На чабанской точке Булак, как и на многих других, царила разруха. На месте коровников стояли остовы зданий без крыш и окон. Здесь в начале ХХ века с малых лет пас свои и затем колхозные стада его отец. У Сансызбая ага трое взрослых детей, самый старший из которых родился в 1971 году.
Крестьянское хозяйство Сансызбай ага назвал в честь пятерых братьев Атыраубаевых, более 100 лет назад приехавших в эти места, — «Бес Ата» (Пять предков).
— Хотелось, чтобы наши дети, внуки знали, откуда пошел их род, — делится Сансызбай ага. – Это, наверное, зов предков.
Начиналось все с 5 голов КРС, 4 лошадей и десятка овец. Помощи от государства он не просил. Сансызбай ага продал свою долю в виде техники, которая досталась ему после расформирования предприятия. На вырученные деньги купил в одном из хозяйств в Иргизском районе 100 овец едильбаевской породы. Отремонтировал коровник, жилые дома для работников. О том, каких усилий стоило возродить хозяйство, с какими трудностями пришлось при этом столкнуться, аксакал предпочитает не говорить и на настойчивые вопросы отвечает лишь улыбкой, приговаривая, что бывало и хуже.
Сейчас хозяйство имеет более 2 тысяч гектаров земель, 150 голов КРС, 1 200 овец, около 20 лошадей.
Несколько лет назад он пытался сеять зерновые, но из этого ничего не вышло.
— Нет урожая, пришлось свернуть начинание, — сетует глава хозяйства. – Приходится закупать корма.
Увеличение поголовья — не цель. Ежегодно Сансызбай ага продает 400 овец, несколько десятков бычков, чтобы оплачивать труд работников, закупать продукты, корма, горючее, запасные части для техники, оплачивать налоги.

Особенности национального животноводства
— При желании можно было бы и увеличить поголовье, но земли не хватает, — делится проблемами аксакал. – Нет сбыта, приходится отдавать продукцию перекупщикам, теряя на этом десятки тысяч тенге. Овечью шерсть приходится вообще выбрасывать, нет закупа, а если и появляется какой-нибудь закупщик, то предлагает такую цену, что проще выбросить, чем везти ему. Буквально под боком раполагаются неиспользуемые земли, а мне приходится заготавливать сено, гоняя технику и людей в другой район, или закупать рулоны сена в хозяйствах Токмансая за 100 километров. С большим скандалом, путем долгих хождений по кабинетам чиновников удалось выпросить около 1 000 гектаров, но это же капля в море!
Большой проблемой является отсутствие электроэнергии, хозяйство питают ветряной и солнечный генераторы. Благо рядом находится большой родник, и проблем с водой у хозяйства нет.
Линии электропередачи и газопровода, как объяснил животновод, находятся примерно в трех километрах, но провести их в хозяйство – стоит больших денег, которых у него нет. Очень бы пригодилась помощь государства, но оказалось, что рассчитывать на субсидии имеют право лишь те, кто создает собственные производства вроде птицефабрики, мясокомбината.
— К тому же пришлось на две трети уменьшить поголовье лошадей из-за того, что участились случаи воровства, — признался аксакал. — Если за коровами и овцами есть кому присмотреть, то табун приходится просто отпускать в степь. Воры знают об этом и пользуются нашей беспомощностью.
Зарплата работников в хозяйстве составляет 50 тысяч тенге, продукты им выдаются бесплатно. При желании они могут держать здесь и свой скот. Но при этом желающих работать в крестьянском хозяйстве нет. Платить больше, как утверждает хозяин, невыгодно.
— Хозяйству требуется не менее 4-5 работников, — поделился Сансызбай ага. – Если платить каждому из них по 100 тысяч тенге в месяц, то в год выходит 6 миллионов. У меня таких денег нет. Хозяйства в отдаленных районах области имеют по 10 и более тысяч гектаров земли. Они круглый год пасут скот в степи, а нам приходится каждую зиму загонять скот в коровники и думать, чем его кормить. Некоторые хозяева даже не знают точного количества своего скота, счет у них идет на тысячи. Имея большие доходы при мизерных затратах, они могут платить чабанам по 150 и даже 200 тысяч тенге. А нам приходится считать каждую голову, каждый гектар земли. У меня из имеющихся 2 тысяч гектаров земли сенокосные угодья занимают лишь 40 гектаров.

Единоличник
Так на заре Советской власти называли тех, кто, отказавшись войти в колхоз, продолжал возделывать свой собственный надел земли. Эти люди еще тогда поняли истину, которую все остальные осознали лишь много десятилетий спустя: общее — значит ничье.
По большому счету главу крестьянского хозяйства «БесАта» Сансызбая Атыраубаева можно смело назвать единоличником. За все время существования собственного хозяйства он ни разу не обращался за помощью к государству, надеясь лишь на собственные силы. Возникающие с недавнего времени сельхозкооперативы аксакал считает делом нужным, но уверен, что к их созданию нужно подходить, хорошо подумав.
— Сообща, конечно, легче прожить, — делится Сансызбай ага. – Но не все ведь, имея крепкое хозяйство, сотни голов скота, готовы кооперироваться с теми, у кого всего с десяток овец и лошадей, а на шее висит кредит.
— Здесь нужен вдумчивый и взвешенный подход, — считает аксакал. – Я привык вести свои дела сам. Что заработал – мое, а если и понесу убытки, то с голоду не умру, скот прокормит. Но время единоличников прошло, это надо признать. Если мы хотим развить наше животноводство и поставить его на ноги, надо больше внимания уделять скотоводам, увеличивая субсидии. И это – дело государства.
Несмотря на все имеющиеся проблемы, Сансызбай ага надеется на лучшее и верит, что в будущем все наладится.
— Один из сыновей скоро выходит на пенсию, он работает в правоохранительных органах, — делится аксакал. – Буду передавать дела ему. Заниматься животноводством очень трудно, и мне бы не хотелось, чтобы сыновья прошли через то, что пришлось пережить мне, поднимая на ноги хозяйство. Но это уже решать им, а у них, как мне кажется, есть желание продолжить дело нашей семьи. Если так, тогда можно быть уверенным, что дело, которое начали в этих чистых родниковых местах пять моих предков, не умрет вместе со мной.
Санат РАШ

Фото автора