Проект «Агломерация»

Разговоры об Актюбинской агломерации ходят уже не первый год, но после того, как эту идею поддержал Президент страны, она стала руководством к действию. Что же такое агломерация, по каким законам она развивается, насколько поддается регулированию? И какие перспективы у Актобе на то, чтобы стать центром агломерационного образования — на эти и другие вопросы мы постараемся ответить на основе мирового опыта и имеющегося фактологического материала.

Казахстанский потенциал

 

Безусловно, когда мы говорим о необходимости развития агломераций Казахстана, то не должны сбрасывать со счетов, что две из них — Алматинская и Карагандинская — существовали еще в союзные времена и были внесены в официальный список мегаполисов СССР. В «Демографическом энциклопедическом словаре» (1985 г.) в статье о Казахстане сказано: «Самые большие агломерации сложились вокруг Караганды и Алма-Аты». В числе потенциальных агломераций были названы также Чимкентская, Джамбульская, Кустанайская, Гурьевская. Обратите внимание на то, что Карагандинская была упомянута первой, потому что в то время вполне конкурировала со второй по численности населения. Большой отток населения из Карагандинской области в 90-е годы сильно подорвал сложившуюся структуру этой агломерации, но своего статуса она не потеряла.

В первые годы независимости обстоятельства несколько изменились, поскольку города стали терять население. Безусловный приоритет приобрела южная столица Алматы, которая и сама росла и обрастала пригородами. Караганда как город долгое время находилась в стадии стагнации, и за это время опережающими темпами стали прогрессировать такие региональные центры, как Шымкент и Актобе. Шымкент, пожалуй, один из немногих городов Казахстана, который за годы депрессии особенно не пострадал и постоянно набирал вес. Из целой плеяды областных центров с населением 250-300 тысяч жителей он единственный, чье население за последние 20 лет резко увеличилось. Вполне возможно, это произошло за счет включения в городскую черту пригородов. Такую возможность не исключает и следующий факт. Согласно новому генплану города в его состав к 2015 году будут переданы 29 населенных пунктов Сайрамского района с населением 104 тысячи человек, а к 2025 году — еще 7 населенных пунктов из других районов (13 тысяч жителей). Но в любом случае агломерация ЮКО и сейчас на 2-м месте в стране.

По раскладам карагандинцев, в их агломерации сейчас проживает около 920 тысяч человек. По расчетам автора, меньше. По-видимому, к Караганде присовокупили и близлежащие районы, без учета изохроны. Об Актобе — в другом материале и более подробно. Но есть и еще несколько складывающихся агломераций.

Павлодар с ближайшим окружением не впечатляет, но если включить в него город Экибастуз, то численность населения Павлодарской агломерации тут же подскочит до 543 тысяч человек. Но насколько справедливо такое автоматическое включение, судите сами. Небольшой шахтерский городок Экибастуз состоит из 6 муниципальных округов, 10 сельских округов и нескольких отдельных поселков и имеет территорию 19 тысяч (!) квадратных километров (для сравнения: Астана — 710 кв. км, Алматы — 451 кв. км). Таким образом, непосредственно Экибастуз, находясь от Павлодара в 132 километрах, т.е. за пределами одночасовой изохроны, административно граничит с ним.

Костанайская агломерация начала складываться еще в советские времена, развивается и сейчас. Астана и Актау практически не имели крупных пригородов, но постепенно обрастают пригородными поселениями. Но говорить об их перспективах можно только с прицелом на будущее. Развиваются и агломерации Уральска и Талдыкоргана, которые почему-то скинули со счетов.

 

Мировой опыт

 

Не будем ходить вокруг да около. Как характеризуют это явление ученые-урбанисты, агломерация — это компактная пространственная группировка поселений (главным образом городских), объединенных многообразными интенсивными связями (производственными, трудовыми, культурно-бытовыми и рекреационными). Агломерации бывают моноцентрические (развиваются в зоне одного города-ядра) и полицентрические — имеющие несколько взаимосвязанных городов-центров. Первых — исключительное большинство. Из последних наиболее известны Рурская (Германия) и Силезская (Польша), на постсоветском пространстве — Донбасская (Украина). Все они, в первую очередь, объединены промышленным кластером. Что касается моноцентрических агломераций, то их населяют от 150-200 тысяч до десятков миллионов жителей. Особенно показательны в данном случае крупнейшие города, которые и сами, в свою очередь, обрастают городами-миллионерами. В качестве примера назову индийский Мумбаи (Бомбей) с городами Нашик, Тхана, Кальян, Помпри-Чингваде и Токио — с Йокогамой, Кавасаки, Сайтамой и Тибой. Случается и такое, что системообразующий город постепенно начинает уступать по размеру своему спутнику. В частности, столица Филиппин Манила (1,7 млн. жителей) сегодня заметно меньше своего самого большого пригорода Кесон-Сити (2,7 млн.) и чуть больше другого пригорода — Калаокана (1,4 млн.).

Парадоксальная ситуация сложилась в государстве Оман. В его столице Маскате проживает 25 тысяч человек, а в городах-спутниках Эс-Сибе, Матрахе, Баушаре — соответственно 286, 215 и 191 тысяча.

Практически во всех развивающихся странах агломерационные процессы происходят стихийно, что приводит к появлению вокруг города-ядра пояса трущоб. В развитых странах процесс несколько иной, хотя тоже не был спланированным. С 50-х годов прошлого столетия началась стихийная децентрализация многих городов США, Германии, Италии, Англии: из загрязненных и перегруженных производством промышленных центров население стало перебираться в пригороды. Но лишь в немногих странах это происходило по заранее составленным планам. В качестве позитивного примера можно привести разве что Лондон. Начиная с 60-х годов прошлого столетия вокруг столицы Великобритании стало создаваться кольцо из городов-спутников. К настоящему времени во многих из них население выросло до 100-200 тысяч жителей.

В различных странах выделение агломераций осуществляется на основе различных критериев, исходя из особенностей расселения населения, размещения производства и степени развития коммуникативной структуры. Но, в основном, эти принципы совпадают: наличие одного или нескольких городов-ядер, крупных пригородных поселений, крепких социально-экономических связей. В СССР в 80-е годы была разработана новая концепция определения городской агломерации.

Она предполагала:

а) наличие группы взаимосвязанных поселений при учете, что людность наибольшего из образующих ее городов составляет не менее 100 тысяч человек;

б) наличие в этой группе еще не менее двух городских поселений;

в) включение в состав агломерации населенных пунктов в пределах очерченной изохроны — 2-часовой доступности центра всеми видами общественного транспорта;

г) включение в состав агломерации территорий, находящихся в административном подчинении города, если их центры находятся в 2-часовой доступности от города-ядра;

д) наличие интенсивной маятниковой миграции населения, выражающейся в несовпадении места жительства с местом работы и учебы.

Как видим, отсутствует условие сплошной застройки, которая является одним из основополагающих принципов для многих стран, отличающихся густонаселенностью. В то же время самые крупные агломерации на постсоветском пространстве имеют следующие размеры: Московская агломерация включила в себя поселения, отдаленные не более чем на 60-70 километров, Санкт-Петербургская — в пределах 50 километров. То есть их границы лежат в пределах одночасовой изохроны.

Общепринятой модели агломерации в Казахстане в настоящее время нет, но, несомненно, при ее создании будет учтен мировой опыт с учетом конкретных условий.

 

Что ожидать от Актобе?

 

Об Актюбинской агломерации сегодня можно говорить только как о складывающейся, хотя ее основы были заложены еще в союзные времена.

 

В 50-е годы прошлого столетия в зоне влияния города появилось два городских поселка — Фабричный, позже ставший частью микрорайона Жилгородок, и Курашасай, сменивший далее свой статус на сельский.

Образование затем таких поселков, как Жилянка, Новостепановка, Пригородный, продолжило традицию. Но главным событием в жизни города стало создание в 1970 году Актюбинского района, призванного обеспечить Актобе сельскохозяйственной продукцией. В его основу легли сельсоветы Мартукского, Ленинского (ныне Каргалинский) и Алгинского районов. Так уже зримо была заложена база будущей агломерации.

В 1997 году район расформировали, правда, часть сельских округов перешла в административное подчинение городу Актобе. Но даже те территории, которые отошли к ближайшим районам, и сегодня находятся в зоне влияния Актобе. Согласитесь, что такие крупные села, как Ш. Калдаякова, Петропавловка (Каргалинский район), Маржанбулак (Алгинский), с райцентрами связаны больше административными, чем иными функциями.

Следующий этап пришелся уже на годы независимого Казахстана. Если в 90-е годы Актобе терял население, то с начала нового тысячелетия он стал быстро увеличиваться, люди переселялись из не имеющих никаких перспектив сел области, из других регионов страны. В результате еще недавно стагнирующие пригородные села Акжар (Каргалинский сельский округ), Украинка стали престижными для застройки районами.

Одновременно для разгрузки перенаселенного города появилась потребность в новых микрорайонах. Они полукольцом прирастали к Актобе с юго-запада.

Реальные шаги для создания полноценной агломерации появились с принятием решения о строительстве города-спутника Нур Актобе. Если все сложится, как задумывалось, то пригород со временем по численности населения может сравняться с городом-ядром. Только не нужно думать, что при этом произойдет резкое увеличение нашей будущей агломерации. Первые дома Нур Актобе уже заселяются, и мы имеем возможность наблюдать, что происходит это не от дополнительного притока населения со стороны, а за счет разгрузки Актобе, то есть с дальнейшим ростом своего спутника сам областной центр будет только терять население. Более того, уже сейчас вырисовывается перспектива Нур Актобе как спального района города-ядра. Так что, как ни крути, налицо явная необходимость развивать его в качестве самодостаточного поселения. А значит, уже сейчас нужно позаботиться о его градообразующей базе. Необязательно, чтобы это были крупные промышленные предприятия. Это могут быть объекты малого и среднего бизнеса, вузы, другие объекты социально-бытовой сферы. И тут возникает еще одна проблема: чтобы быстрорастущий город нормально функционировал, он должен быть связан с окружающей местностью хорошим транспортным сообщением. Автодороги — не панацея. А вот опыт строительства небольших участков железных дорог в области уже есть. Вспомним ветку Жем — Жанажол и уже несуществующее ответвление Кимперсай — Тайкеткен от магистрали Атырау — Оренбург. Наиболее подходящий вариант — отводной путь от 41-го разъезда ниже плотины Актюбинского водохранилища. Дорога может пройти и дальше, чтобы снять транспортную проблему в интенсивно застраиваемых селах Каргалинское, Украинка, им. К. Нокина, Пригородное.

Какой на сегодня пояс притяжения Актобе? Автоматически в него входят все сельские округа города — это общепринятая практика, которая не подвергается сомнению. Входят в него и отдельные населенные пункты Алгинского, Мартукского и Каргалинского районов. Всего по данным управления экономики и бюджетного планирования, озвученным на недавно состоявшейся сессии облмаслихата, в зону Актюбинской агломерации входят 46 населенных пунктов с учетом 1-часовой их доступности автомобильным транспортом.

Из городских поселений пока в сферу влияния Актобе прочно во-шла только Алга, о Хромтау можно говорить только с натяжкой. Поясню почему. Одна из отличительных черт «работающей» агломерации — трудовая маятниковая миграция, то есть возможность жителям населенных пунктов жить в одном месте, работать — в другом. (Кстати, это тот критерий, который не оспаривается в большинстве стран). Сколько времени может позволить себе на поездки туда и обратно человек, чтобы работать и нормально жить? Час, от силы — полтора. Это 80-120 километров на общественном транспорте. В Актюбинской области развито только автобусное сообщение. Будь у нас электропоезда, и ходи они регулярно, то в сферу Актобе попал бы не только Хромтау, но и Кандыагаш, а возможно, и Шубаркудук.

В то же время уже сейчас ряд близлежащих к Актобе сельских населенных пунктов соответствует статусу городских поселков. Это вытекает из Закона РК «Об административно-территориальном устройстве Республики Казахстан» (1993 г.). Как правило, это населенные пункты с численностью населения не менее 3 тысяч человек, из которых рабочие, служащие и члены их семей составляют не менее двух третей. Тут даже голову ломать не надо, чтобы согласиться, что данным критериям полностью соответствуют населенные пункты Каргалинское, К. Нокина, Жанаконыс.

Причем Каргалинское фактически состоит из двух поселков — бывшей Жилянки и Заречного. Почему-то Магаджановское лесничество, слившееся с Заречным, имеет статус отдельного поселения, а сам Заречный, более ориентированный на Актобе, чем на Каргалинское, нет. Вот вам и еще один поселок.

Так что, как мы видим, город уже фактически лежит в окружении небольших городских поселков-спутников.

Хорошую фразу я нашел в одной из статей журнала «Сити менеджер», посвященную агломерации: «Чтобы реализовать все преимущества (агломерации), государство, а также муниципалитеты и регионы, входящие в агломерацию, должны обладать «агломерационным мышлением». Его составляющие: взгляд на территорию, как единый объект, а не сумму частей, и, соответственно, приоритет интересов агломерации в целом; согласование всех интересов — администрации, бизнеса, жителей, муниципальных образований».

 

Кстати

Самой большой городской агломерацией мира считается Шанхайская (28 млн. человек). Но, помимо городских агломераций, выделяют еще и сельские. Это те агломерации, где на сельское население приходится значительная часть. Особенно выделяется в этом плане Китай. Среди сельских агломераций на первое место претендует другой китайский город — Ухань. Он мало кому известен, но в его агломерации проживает 32 миллиона человек! Большую часть из ее жителей составляют сельчане.

Чисто технологически можно говорить о сельских агломерациях, где ядром является даже небольшой город или крупный поселок. В Актюбинской области на такую роль претендует Кенкияк с его окружением. Населенные пункты Шубарши, Кенкияк, Сорколь и Копа так тесно сплелись друг с другом разнообразными связями, что дальнейшее их развитие видится только в совокупности. Административно их можно, конечно, разделить, но связи в любом случае останутся.

 

Над Главной темой работал Георгий ОСАДЧИЙ