Профессия спасать людей

«Испытал адреналин и понял — это мое».

В воскресенье общественность отметит День медицинского работника. В преддверии своего профессионального праздника представители благородной профессии рассказали о своих нелегких буднях.

Уважаемые медицинские работники, ветераны здравоохранения!
Вы посвятили свою жизнь гуманному и благородному делу — медицине. Ваша миссия сложна и ответственна, а труд требует полной отдачи сил, опыта, знаний, душевной щедрости, внедрения новых методов диагностики и лечения. В области более 10 тысяч медицинских работников, вы вносите большой личный вклад в развитие системы здравоохранения области, в сохранение лучших традиций отечественной медицины.
Отдавая дань уважения многим поколениям врачей, представителям среднего и младшего медицинского персонала, техническим работникам лечебно-профилактических организаций, выражаю глубокую признательность за вашу самоотверженную службу во имя здоровья и жизни людей — главного достояния любого государства.
Желаю вам крепкого здоровья, счастья, благополучия и успехов в работе!
Асет КАЛИЕВ, руководитель областного управления здравоохранения.

Один из самых сложных участков в медицине — это работа на скорой помощи. Ренат Жалтыров пришел в службу неотложки еще студентом. Подрабатывая помощником фельдшера, испытал на себе все «прелести» работы на этом сложном участке: приходилось сталкиваться с разными, в том числе непредвиденными ситуациями. Но это не испугало начинающего медика, а наоборот, определило его выбор.
— Испытал адреналин и понял — это мое. Хотя, честно сказать, поначалу мечтал быть хирургом. Почему-то казалось, что если ты не хирург, то ты уже не врач. Но, проучившись несколько лет, понял: это не так. На самом деле в медицине много разных важных специальностей. Решающую роль сыграло то, что я подрабатывал на скорой и мне понравилось. Свой самый первый вызов никогда не забуду. Мы забрали роженицу из дома, но у нее были стремительные роды, и она начала рожать прямо в машине скорой помощи! Благо фельдшер попался опытный. Я как помощник фельдшера выполнял все его команды. Роды благополучно приняли и маму с ребенком , как положено, довезли до роддома. Родился мальчик, — вспоминает работник скорой помощи.
Сейчас Ренат — уже опытный врач бригады интенсивной терапии. Спе-цифика работы такова, что почти ежедневно ему приходится сталкиваться с ситуациями, когда чья-то жизнь буквально висит на волоске. К сожалению, иногда сделать уже ничего нельзя.
В первый раз здесь я увидел смерть, когда мы приехали по вызову к девушке, смертельно больной раком. У нее была уже последняя стадия. На меня этот случай произвел сильное впечатление, было очень ее жаль. Состояние пациентки к тому времени оценивалось как очень тяжелое, но она разговаривала. Хотя по всем протоколам больным с последней стадией рака скорая уже не оказывает реанимационную помощь, но родители вызвали, и мы приехали. Она уходила у нас на глазах, в течение 15 минут, пока мы сидели. Фельдшер разговаривала с родителями, успокаивала. Я тогда работал первую неделю, у меня в душе все переворачивалось, я не знал, что делать. Тяжелее всего то, что ничего уже не можешь поделать, — вспоминает медик.
— Бывало, что вы жалели, что сделали такой выбор, и хотели уйти в другую сферу?
— Если честно, то бывало и такое. Особенно, когда сталкиваешься с негативом к скорой помощи от населения. Связано это с тем, что иногда скорая долго едет. Людям тяжело объяснить, что на это есть объективные причины. Они думают, что у нас только их один вызов и скорая должна лететь к ним. А то, что бригады за сутки могут лишь два раза заехать на станцию и фактически не отдыхают, об этом никто не знает.
— То есть задержки по вызову не связаны с равнодушием и беспечностью врачей?
— Конечно, нет. Я бы хотел сказать людям, что бригады абсолютно не виноваты в том, что идет такая большая задержка. Как только поступает вызов, мы сразу выезжаем. Обслужили его, тут же поступает новый вызов, и мы сразу едем туда. И так без остановки в течение суток. Такая нагрузка, думаю, связана прежде всего с тем, что город активно растет, идет большой прирост населения, а количество бригад не увеличивается. Врачи не хотят идти на скорую, она считается тяжелым участком. Студентам, которые подрабатывают, нравится у нас, но они не хотят приходить на постоянную работу, потому что не устраивает заработная плата. Многие предпочитают идти в фармкомпании торговыми представителями. Там хорошие заработки и нет такого напряжения, но ведь теряется квалификация.
— А проблему с нагрузками как-то собираются решать?
— Летом запланирована модернизация системы. Дело в том, что 50-70% вызовов, которые поступают на скорую, это, по сути, поликлинические вызовы. У нас, если честно, народ в этом отношении тоже недобросовестный. С определенными симптомами нужно идти в поликлинику, к участковому терапевту на прием, а люди не хотят сидеть в очереди. Легче позвонить на «103» и вызвать скорую. А если к нам поступил вызов, то бригады обязаны приехать. Поэтому и выходит, что вызовов очень много, и мы в большинстве случаев выполняем работу участкового терапевта. Теперь при поликлиниках хотят организовать службу неотложной помощи, которая будет выезжать на такие вызовы. Например, часто молодые люди вызывают скорую из-за температуры и головной боли. Так не должно быть. Врачи скорой, конечно, приедут и дадут рекомендации, но из-за этого могут не успеть на экстренный вызов, где может погибнуть человек.
— Приходилось ли сталкиваться со случаями, когда на вас нападали или угрожала опасность?
— Конечно. Первая опасность — это непривязанные собаки. Приезжая в частный сектор, мы всегда об этом думаем. Кроме этого, в моей практике были случаи, когда агрессию проявляли пьяные или потребители наркотиков. Но так как мы бригада интенсивной терапии, то со мной фельдшер, как правило, тоже мужчина, потому что вдвоем легче таскать носилки, и нам проще дать отпор таким агрессивным пациентам. Да и случаи, когда открываются двери, а там поножовщина и драки, отнюдь не редкость. В таких случаях вызываем полицию.
— В фильмах часто показывают будни скорой. Отличается ли киношный вариант от реальности? И имеют ли наши врачи в арсенале такое оборудование, как показывают в фильмах?

— Фильм фильму, конечно, рознь. К реальности ближе всего картина в российских сериалах. Если говорить о технологиях, то за последнее время многое изменилось в лучшую сторону. Когда я начинал, мы работали на старых подстанциях и на старых автомобилях. С 2016 года , когда в рамках ГЧП за дело взялись турецкие инвесторы, появилось много новшеств. Первыми пришли новые реанимобили. Население это сразу заметило. И тут дело не только во внешних изменениях. Главное то, что внутри реанимобилей имеется все для оказания экстренной помощи и спасения жизни человека. Все новое, и все идеально работает. Много преимуществ дает новая станция. Заработал новый колл-центр, большой и современный, в котором работает больше диспетчеров. Раньше сидели всего три человека, поэтому было трудно дозвониться до скорой. Имеется огромный монитор на всю стену, благодаря чему видно местонахождение каждой бригады. Поэтому, когда поступает вызов, его передают той бригаде, которая находится ближе к месту вызова. Благодаря этому сокращается время доезда.
— Как в семье относятся к вашей довольно экстремальной работе?
— Супруга к моей профессии относится с пониманием, потому что знает: мы помогаем людям и спасаем жизни. Отмечу, что многих трагических случаев можно было бы избежать. Например, несколько дней назад был очень печальный вызов. Трое детей играли возле открытой машины. Один из них залез в кабину и повернул ключ зажигания. В результате автомобиль наехал на десятилетнего ребенка. Если бы взрослые проявили бдительность и не оставили ключ зажигания в автомобиле, этого не произошло бы. Очевидцы вызвали «103»: благодаря оперативности и профессионализму педиатрической бригады на месте была оказана помощь. Ребенка экстренно доставили в стационар. Он сейчас в больнице, и его жизни уже ничего не угрожает.
— Что бы вы посоветовали актюбинцам?
— Относитесь внимательно к своему здоровью. Буквально на днях был случай, когда мужчина 60 лет почувствовал боли в груди, но не придал значения, хотя они беспокоили его с вечера. В результате родственники вызвали скорую только утром. Пациент был уже в тяжелом состоянии, кардиограмма показала инфаркт миокарда, давление по нулям. Когда мы приехали, у него произошла остановка сердца. Но мы с фельдшером не растерялись, тут же начали оказывать экстренную помощь по всем стандартам. Родственники стояли рядом, все это видели. Спустя минут пять сердце удалось завести. Он ожил. Реакцию родственников трудно передать, они, конечно, были благодарны. Мы этого пациента благополучно довезли до больницы. Но так случается не всегда.

Взять ответственность на себя
О том, как медики скорой спасают людям жизни, рассказала и старший врач смены Меруерт Ахметжанова:
— У нас недавно был такой случай. У женщины после инъекции антибиотика случился анафилактический шок. Ей муж-медик сделал цефазолин по назначению участкового терапевта. Выехала обычная линейная бригада, так как все бригады интенсивной терапии были на вызовах. Выехавший фельдшер Ардак Сулейменов позвонил и сказал, что нужна реанимационная бригада. Но послать было некого. И тогда фельдшер буквально в полевых условиях, в обычной «Ниве», оказал помощь: провел все реанимационные процедуры, выводящие из анафилактического шока. А затем доставил пациентку в аллергоцентр. По сути, он должен был передать ее в реанимацию, но он взял ответственность на себя и сделал все, что от него зависело. Я считаю, он совершил героический поступок. Эта женщина могла в любой момент умереть. У фельдшера не было даже условий положить пациента, ведь это была обычная легковая машина.

Начинать прием с улыбки

Эффективность лечения во многом зависит от отношения врача к пациенту. Над этим сейчас всерьез работают актюбинские медики.
Об этике и деонтологии медицинских работников шла речь на специальной научно-практической конференции, которая на днях прошла в областном центре. В последние годы, к сожалению, участились жалобы населения на качество медицинских услуг и, в частности, на отношение медперсонала к пациентам. На это внимание медицинской общественности обратил аким области. И представители благородной профессии взялись за выяснение причин сложившейся ситуации.
— Очень важно медсестрам и врачам уметь находить общий язык с больными. Как бы хорошо ни было проведено лечение, в памяти пациента останутся грубые слова и некорректное отношение медперсонала. Да и без хорошего контакта лечение не будет эффективным. Если пациент ушел с обидой в душе, он больше не захочет лечиться в этом заведении. Все указывает на то, что в учреждениях здравоохранения надо постоянно вести работу в этом направлении. Аким области Бердыбек Сапарбаев дал специальное поручение медработникам — соблюдать этику, такт и дружелюбие по отношению к больному и при этом повышать свою квалификацию, совмещая человеческие качества с профессионализмом,— сказал подчиненным руководитель управления здравоохранения Асет Калиев.
— Для медика очень важным качеством является умение слушать и уважать пациента, принимать его национальность, культуру, социально-экономическое положение и опыт. Все это необходимо учитывать при оказании помощи. Важно увидеть и признать сильные стороны пациента и сказать ему об этом, дать возможность самому пациенту принимать решения в отношении его здоровья. Это укрепит доверие между пациентом и врачом, — считает руководитель кафедры доказательной медицины, кандидат медицинских наук Ляззат Жамалиева.
Руководитель центра непрерывного профессионального развития ЗКГМУ им. М. Оспанова Алима Кашкинбаева рассказала об успешно реализуемой в учебном заведении программе развития коммуникативных навыков медицинских работников. Оказывается, американские юристы определили невнимательное отношение врачей как основную причину 70% исков о профессиональной небрежности.
— То есть крайне важно обучать врачей правильному общению с пациентами, — подчеркнула специалист.
Сейчас в ЗКГМУ в рамках пилотного проекта Минздрава РК «Пациент-центрированный уход и доказательная практика» прошли обучение врачи областных лечебных учреждений.
— Мы, врачи, лечим не саму болезнь, а человека в целом. После занятий у меня в этот день был вечерний прием, и я попыталась применить технику, которой нас научили. Пациентка, мать-одиночка из сельской местности, воспитывающая сына 9 лет с психическим расстройством, первый раз пришла на прием. Она была расстроенная и растерянная, так как у себя в поселке у врачей они не наблюдались. Я с первой же минуты приема применила навыки проявления эмпатии и почувствовала реальную связь с пациентом. Она была удовлетворена, что ее выслушали, что ее проблему поняли и теперь помогут справиться с этим. По большей части она была расстроена тем, что ей трудно одной бороться с недугом сына, а врачи до этого времени даже не пытались просто ее выслушать. Я осознала , что проблема пациента кроется не только в его жалобах по заболеванию, она лежит глубже. Можно сказать, глубоко в душе. Для себя я поняла, что необходимо быть внимательнее к пациентам, устанавливать контакт с первой же минуты, когда человек только появляется в дверях кабинета. Вывод мой следующий: всегда начинать прием с улыбки и с контакта с глазами пациента. Больной должен быть уверен, что врач его выслушает и поймет, — поделилась одна из участниц проекта.
По информации специалиста областного управления здравоохранения Асии Тржановой, за прошлый год поступило 3 286 обращений, из них 144 — это жалобы на небрежное отношение или грубость медперсонала.
Над разворотом работала Алиса МАРИНЕЦ

Фото из Аслана МУСЕНОВА и архива «АВ»