Путешествие во времени

Житель Соединенного Королевства Майкл Сагатис приехал в Казахстан, чтобы узнать больше сведений о судьбе своей депортированной прабабушки Юзефы Буйдовой и организовать выставку ее памяти. Поначалу он планировал пробыть в Актобе пару недель, но зов крови заставил задержаться его на два месяца.

25 писем надежды, отчаяния и смирения

История путешествия жителя Уэльса Майкла Сагатиса в Казахстан берет начало в 2015 году. Вместе с отцом он разбирал вещи покойной тети и в одной из сумок нашел пачку писем, написанных на смеси белорусского и польского языков. Как выяснилось, они были написаны его прабабушкой Юзефой своим детям. В начале сороковых годов прошлого века женщина попала под жернова сталинских репрессий и была сослана из Восточной Польши в Казахстан, Актюбинск. Причиной депортации стал тот факт, что один из ее сыновей служил в польской полиции. Сталинский режим не смог смириться с этим и принял решение депортировать всю семью. Неизвестно как, но детям удалось избежать этого наказания, и в итоге в Казахстан Юзефа была сослана одна. Шел 1940-й год. Мужа Константина она к тому времени уже схоронила. Так Юзефа Буйдова, разлученная с детьми, попала в Актюбинск. И с этого момента связь с семьей она поддерживала с помощью писем.
— Я прочитал все письма своей прабабушки. Перечитывая их вновь и вновь, я смог прочувствовать, как менялось ее состояние. В своих первых письмах она предстает строгой, авторитарной матерью, которая, несмотря на расстояние, указывает детям, как поступать в тех или иных ситуациях, наказывает им не продавать имущество, работать не покладая рук. Она укоряет детей за то, что они не присылают ей денег на продукты, и жалуется на здешнюю дороговизну товаров. Чувствуется даже некое раздражение. Со временем этот тон меняется на нежный и заботливый, она постоянно говорит о том, как сильно скучает по детям, и выражает робкую надежду, что когда-нибудь они все же встретятся. Она просит их чаще писать ей, потому что каждая строчка из дома продлевает ей жизнь. В последних письмах сквозит отчаяние от того, что Юзефа больше не увидит своих детей и ей предстоит скорая смерть. Она пишет об ухудшающемся состоянии здоровья, — рассказывает Майкл.
Последнее письмо пришло от женщины в 1941 году. С тех пор ничего о Юзефе Буйдовой не было известно.
— Ее письма — это отражение той действительности, наглядная демонстрация того, как сталинский режим с легкостью перемолол судьбу человека, — говорит Майкл.
Именно эти мысли и натолкнули его на поиск хоть каких-либо сведений о прабабушке. Он посчитал своим долгом вернуть из небытия ее имя и попытаться восстановить картину последних дней ее жизни.
— Ведь мы даже не знали, где и в каких условиях она прожила свои последние дни, где была похоронена, — говорит британец.

Так и началось своеобразное путешествие во времени Майкла Сагатиса. Он побывал в Польше и Беларуси, встретился с ее оставшимися в живых детьми, записал их истории и воспоминания, собрал фотографии из семейных альбомов. И после этого принял решение приехать в Актобе. Британское консульство помогло ему выйти на польское этнокультурное объединение «Святло», члены которого сразу же взялись за поиск архивных документов. Изначально Майкл планировал пробыть в Актобе пару недель и с чувством исполненного долга вернуться домой. 15 декабря прошлого года он приехал в Казахстан, познакомился с Еленой Цибульской и Надеждой Степаненко, представителями «Святло». За пять дней они вместе организовали выставку писем Юзефы.
— Одно из писем было датировано 20-м декабря 1940 года, поэтому, собираясь в Казахстан, я планировал организовать небольшую выставку именно 20 декабря. И это стало возможным благодаря помощи удивительных людей из «Святло», — говорит Майкл.
Надежда Степаненко провела много времени в областном архиве и обнаружила, что Юзефа жила в одном из бараков в Жилгородке, но сведений о ее смерти не было нигде. Встречи с актюбинцами и та скудная информация, которую удалось узнать, натолкнули Майкла на мысль о том, что он должен сделать нечто большее, чтобы вернуть память о своей бабушке.

Шибаевка — последний приют Юзефы

Майкл решил взять небольшой тайм-аут и съездить в Алматы. Там же он встретил Новый год. После новогодних праздников ему позвонила Надежда и сообщила, что она обнаружила новые факты из жизни Юзефы Буйдовой и возможное место ее захоронения.
— Судя по письмам, мы думали, что Юзефа умерла в 1941 году. Но в документах, найденных в архивах, есть информация, что в 1942 году в Оренбург приехала небольшая делегация Красного Креста из Польши. Эта делегация была ответственна за поиск польских ссыльных. Они привезли своего рода гуманитарную помощь — чай, кофе, кое-что из одежды. Надежда нашла документ — таблицу с указанием фамилий ссыльных и перечень продуктов, полученных ими. Имя Юзефы значится в этом списке, и стоит ее подпись. Этот документ и помог узнать, что последние дни Юзефа доживала в Шибаевке Алгинского района, — рассказывает Сагатис.
Надежде Степаненко удалось также установить, что 77-летняя Юзефа была переселена в это село из Актюбинска после сталинской амнистии. Несмотря на преклонный возраст, женщина работала в артели имени Кирова — вязала веники и шила одежду для советских солдат, воюющих на фронте. Из архивных документов также следует, что в 1943 году польское правительство стало выпускать паспорта для депортированных со-отечественников с целью вернуть их на историческую родину. Актюбинские ссыльные тоже значились в этом списке, но имя Юзефы отсутствовало.
— Это позволяет заключить, что Юзефа скончалась в Шибаевке в 1943 году в возрасте 78 лет, — говорит Майкл.
Благодаря архивным документам удалось установить точные сведения о дате ее рождения — 13 марта 1865 года, а также адрес проживания в Актюбинске — с апреля 1940 года по июнь 1941 года женщина жила на улице Донской, 3.
На днях Майкл сам съездил в Шибаевку, чтобы «почувствовать на себе атмосферу той местности, где жила прабабушка». Он прошелся по селу, сделал фотографии. Весной он планирует вернуться сюда, чтобы внимательно изучить окрестности села и — если повезет — найти место захоронения Юзефы. Но приехать он хочет не один — Майкл считает, что его отец должен обязательно побывать в стране, которая стала последним приютом его бабушки.

Случайности не случайны

Вообще британец считает, что в этой истории очень много неслучайных встреч и знаков судьбы. К примеру, пять лет назад его сестра подружилась с двумя девушками-казашками Мирой и Асель, приехавшими в Великобританию по программе «Болашак». Как-то она пригласила подруг на свой день рождения, где был и Майкл. Молодые люди хорошо провели время, гостеприимные Сагатисы показали казашкам Уэльс, познакомили с местной культурой.
— На тот момент никто и представить не мог, что в доме, находящемся всего в двух километрах от нас, хранятся письма 70-летней давности, которые позовут меня в Казахстан и станут началом большого для нашей семьи проекта, — делится собеседник.
Когда были найдены письма и Майкл решил начать поиски, Мира и Асель откликнулись сразу же — в Актобе живет брат одной из девушек, у которого Майкл и остановился. Асет встречал британского гостя ранним утром в аэропорту, на протяжении всего времени помогал ему адаптироваться к местной жизни и выступал переводчиком.
— Я обрел здесь казахского брата, — говорит Майкл.

Страна удивительных людей

— Я ехал в Казахстан, ничего не зная о своей прабабушке. Теперь я имею представление о том, как и где она скончалась, в каких условиях она доживала свои последние дни, узнал дату ее рождения, — подводит Майкл итоги своей двухмесячной поездки.
Кроме того, Казахстан подарил ему встречу со множеством замечательных людей. Кстати, в тандеме с одним из алматинских художников Майкл принимает участие в конкурсе на сооружение в Актобе монумента жертвам политических репрессий. Они представили на суд жюри две работы, и одна из их прошла предварительный отбор и была отправлена в Астану. Решение — за столичной комиссией.
— Я открываю Казахстан с новых позиций. В первую очередь, с исторической. Как страну, где нашли приют и последний покой тысячи людей, оторванных от своей исторической Родины. Пытаюсь постигнуть культуру кочевников, коренного народа, который также перенес очень много тягот в годы репрессий. Открываю для себя современный Казахстан, знакомясь с культурой и искусством, с художниками и артистами. И, конечно же, открываю для себя казахстанцев, общение с которыми приносит мне массу позитивных впечатлений, — делится Майкл.
С улыбкой на лице он вспоминает свои поездки в Алматы и Астану, где катался на лыжах и нырял в снег, побывал на концерте группы «Туран», танцевал на новогодних корпоративах друзей, восхищался архитектурой зданий. Кстати, в одну из своих поездок в Алматы он отправился на поезде.
— Друзья мне посоветовали: «Если хочешь почувстовать настоящий дух страны, то отправляйся в путешествие на поезде», — рассказывает Майкл.
Попутчики научили Майкла пить чай с тары и талканом, советовали, что лучше всего покупать на тех или иных станциях. В итоге Майкл, который садился в поезд с двумя сумками, вышел с четырьмя.
— И это было круто! — смеется он.
Майкл мечтает увидеть Казахстан во все времена года.
— Зима была для меня настоящим испытанием! Я летел в самолете и видел, что огромная территория степи укрыта снегом, словно белым покрывалом. Я никогда прежде не видел такого! Это было потрясающее зрелище, — делится собеседник.

* * *
Исследования в Актобе позволили Майклу Сагатису по крупицам воссоздать картину последних дней Юзефы Буйдовой и пролить свет на неизвестные факты ее жизни. Таким образом он исполнил последнее желание прабабушки, мечтавшей воссоединиться с семьей. Правнук репрессированной женщины верит в то, что если боль одного из членов семьи не будет облегчена, то она будет эхом отдаваться из поколения в поколение.
— Мы должны помнить тех, кто безвинно пострадал, и с большим уважением относиться к их памяти, — говорит Майкл.
В этом году Майкл намерен организовать выставку писем Юзефы Буйдовой в Москве. Он планирует рассказать историю своей прабабушки в виде театрализованного представления с элементами документалистики. В настоящий момент он думает над сценарием.
— Может быть, она подвигнет других людей на поиск своих предков, создание собственной семейной истории. Ведь мы должны задуматься над тем, как прошлое создавало наше настоящее и как оно формирует наше будущее, — делится Майкл.
В планах молодого человека написать книгу о судьбе Юзефы Буйдовой, в которой особое место займет глава об Актобе. Майклу Сагатису было бы интересно узнать подобные семейные истории актюбинцев, и он будет рад любой информации, которая поможет пополнить его исследовательскую работу.
Марина НУРАЛОВА

Фото из личного архива М. Сагатиса

Новости "АВ"