Спектакль о Жургенове


В драмтеатре имени Т. Ахтанова состоялась премьера спектакля «Темір нарком», поставленного в жанре исторической драмы Мейрамом Хабибуллиным по пьесе казахского драматурга Рахымжана Отарбаева.
Вечер стал настоящим праздником для актюбинских театралов. На премьере присутствовали родственники легендарного наркома, автор пьесы Рахымжан Отарбаев (Атырау) и директор фонда Темирбека Жургенова Саби Ансатов (Кызылорда).
Режиссер Мейрам Хабибуллин признался, что доволен игрой актеров, тем более что в пьесе представлена самая трагическая страница жизни Темирбека Жургенова:
— Трудно передать картину недавнего прошлого, тем более когда живы свидетели поры репрессий. Очень непросто было выводить сразу несколько линий: радение за родную культуру, политическую деятельность, борьбу отца и сына, предательство. Актерский ансамбль, я считаю, справился с поставленной задачей, и подтекст легко считывался по ходу спектакля. И все-таки красной нитью проходят непреходящие ценности.
Зрителю будет интересно рядом с Темирбеком Жургеновым (актер Нурболат Утегенов) увидеть Шару Жиенкулову (актриса Адеми Нажметдинова) и Куляш Байсеитову (Жанар Кемалбаева), исполняющих песню «Аққу» и этот же танец, Габита Мусрепова (Нурсултан Айткалиев), рассуждающего на тему Алаш Орды, Жамбыла Жабаева (Абзал Кудайбергенов), виртуозно владеющего домброй, — тех, кого мир узнал благодаря наркому просвещения Казахской АССР. Хочется заметить, что в силу профессионализма актеров персонажи, характерные для 1937 года, но далеко не главные в пьесе, изображаются весьма выпукло. Угнетающая атмосфера воссоздана с помощью яркой лампы на фоне полумрака, подшивок дел в шкафу во всю длину сцены и т.п. Эпоха хорошо представлена и в деталях: высокие голенища сапог, кожаные плащи, широкие лацканы мужских пиджаков, белые носочки на женщинах, белые манжеты и воротнички, взбитые прически…
Сценографом новой постановки является театральный художник Асия Курманалина, и это уже не первая ее совместная работа с Мейрамом Хабибуллиным.
— Тандем наш вполне гармоничный, — заметил режиссер. — Конечно, все долго обсуждалось, тем более что на сцене каждый предмет добавляет смысла, вводит в подтекст. Как мы с Асией работаем? Я озвучиваю идею, а она предлагает ее решение, поэтому позицию разделения сценографа и режиссера нахожу нелогичной. В целом же я допускаю правки в спектакле по ходу его сценической истории, ведь он — живой организм, проявляющий себя в контексте сегодняшних перипетий и требующий внесения свежей струи. Но это — как сложится.
Татьяна ВИНОГРАДОВА

Фото Татьяны ЮЛУСОВОЙ