Стоит ли овчинка выделки?

 

Мы уже не раз писали о том, что шкуры и шерсть сельскохозяйственных животных по-прежнему остаются невостребованными и в лучшем случае отправляются на переработку в южные регионы республики – на Алматинский и Шымкентский кожевенные заводы. В Актюбинской области серьезных предприятий в этой сфере более чем за четверть века нашей независимости так и не появилось. Вернее сказать, цех такой есть, но работает он неэффективно.

На поводу у бизнеса

Еще во времена Советского Союза в Актюбинской области был построен завод по первичной обработке шерсти – знаменитый ПОШ. Актюбинский мясокомбинат в девяностые годы начал строить большой кожевенный завод. Но случилось это перед самым распадом Союза и осуществить амбициозные планы не удалось. Комбинат обанкротился и вынужден был распродать уникальное оборудование, закупленное для кожевенного завода. Так и не появившись, будущее предприятие приказало долго жить.
Еще оставалась надежда, когда о себе заявило ТОО «Казахская кожевенная компания», обосновавшаяся в Алге. Но, несмотря на свое громкое название, и оно тоже не сумело осуществить намеченные планы.
То есть в разное время предпринимались попытки создать такие предприятия, но все начинания заканчивались безрезультатно. Почему?
Один мой знакомый аграрий, в прошлом крупный руководитель сельскохозяйственного производства, говорил: «Вся наша беда в том, что государство идет на поводу у бизнесменов. Они планируют производить только то, что им выгодно, а не то, что является крайней необходимостью для государства». Похоже, он прав в своих рассуждениях.

Против шерсти

Переработка шкур и шерсти – важная проблема. Сотни тонн этой ценнейшей продукции буквально закапываются в землю или сжигаются. Крестьянам ее просто некуда девать. У нас больше всего кожсырья и шерсти производится в Шалкарском, Байганинском, Уилском, Хобдинском, Хромтауском, Мугалжарском и Иргизском районах.
Пока самым крупным действующим предприятием по приему шкур и шерсти является ТОО «Сапар», расположенное в Актобе. В районах пунктов приема нет.
По идее свое веское слово в этом вопросе могли сказать сельские производственные кооперативы, но ни один из них не проявляет интереса к этому делу. Ведь шкуры и шерсть надо не просто собрать, но еще и сбыть. Отправить на перерабатывающие заводы или хотя бы доставить до Актобе. Сельчане считают, что это накладно для них.
ТОО «Сапар» принимает шкуры по 150 тенге за килограмм, в приемных пунктах Актобе, около Центрального рынка – по 120 тенге. Если, скажем, одна шкура КРС весит в среднем 15 килограммов, то она будет стоить всего 1 800 тенге. Соответствуют ли реальности цены на кожсырье?!
Шкурный бизнес начали в Актобе после распада Союза оралманы из Ирана. В 2001-2002 годах они закупали у населения одну шкуру в среднем по 3 300 тенге. Сейчас, как отмечалось выше, она стоит 1 800 тенге. Известно, что покупательская способность тенге в начале нулевых годов была несопоставима с нынешней.
За все время своего существования — сначала как крестьянское хозяйство «А.С.Ар.Аз.Г», а затем как ТОО «Оптима Капитал» — предприятие по переработке шкур в Мартуке произвело 25 тонн полуфабрикатов. Однако экспортировано было незначительное количество в связи с неконкурентоспособностью продукции.
Из прежнего кожевенного производства остался у нас Яйсанский овчинно-шубный цех. Он бездействует, так как его оборудование давно устарело. А вот ТОО «Казахская кожевенная компания» имеет производственный комплекс, к которому подключены все инженерные коммуникации. Технологическое оборудование — от иностранных производителей, но, чтобы оно заработало, его надо модернизировать.
Все упирается в деньги, которые необходимы для реконструкции устаревшего производства. Кредиты получить тоже сложно. Между тем поголовье скота в области будет расти. В последние годы рост скота несколько приостановился, но этот процесс связан с породным преобразованием стада, которое проводится в аграрном секторе. Проще говоря, идет замена животных местных пород на продуктивных породных.
Когда основные этапы породопреобразования будут пройдены, начнется увеличение поголовья как в сельхозформированиях, так и в индивидуальных хозяйствах. Это означает, что увеличится и количество шкуры и шерсти. Готовы мы к такому обороту дела? Похоже, что нет.
Как видим, мы даже не можем собрать сырье, не говоря о его переработке. Но уже давно пора понять, что кожевенное сырье и шерсть – это золото, которое лежит под ногами. К сожалению, до сих пор мы не уделяем этой продукции должного внимания. Работа с кожевенным сырьем и шерстью не стимулируется государством, закупки и переработка не субсидируются.

К делу нужно подойти основательно

Как обстоят в области дела с переработкой шерсти? Мы попросили рассказать об этом руководителя управления предпринимательства Анар Даржанову:
– Скажу сразу, что переработка шерсти для наших предпринимателей – сфера новая, в которой много еще неизведанного. Интерес начинающих предпринимателей подогревает, прежде всего, то обстоятельство, что сырья для переработки в нашей области очень много и оно дешевое.
Многие обращаются к нам с просьбой помочь им получить грант. Поскольку гранты безвозмездные, мы стараемся, чтобы государственная помощь была эффективной.
Часто встречаясь с начинающими бизнесменами или потенциальными предпринимателями, я убеждаюсь в том, что они не готовы реализовать свои проекты. Большинство рассчитывают на средства гранта, а ведь это всего лишь три миллиона тенге. Чтобы реализовать проект переработки шерсти нужны дополнительные средства. Однако многие просто отмахиваются: «Мне бы только начать…».
Дело доходит до абсурда. В одном районе начинающий предприниматель купил аппарат для расчесывания шерсти и уже начал пользоваться им. Но ведь расчесывание – это последний этап в процессе переработки шерсти. До этого ее надо тщательно промыть, высушить. Иначе нельзя: шерсть будет грязная, со специфическим запахом. Естественно, такую шерсть или изделия из нее реализовать будет невозможно.
Или другой пример. Один бизнесмен решил оказывать услуги по стрижке овец. Купил пять стригальных машинок. Позарился на дешевые экземпляры, а они были предназначены для стрижки небольшого количества овец. От перегрузки все машинки сгорели, а деньги просто ушли на ветер.
Мы хотим поддержать стремление людей заняться переработкой шерсти, стараемся убедить их относиться к разработке бизнес–проектов серьезно. Ведем жесткий отбор претендентов на гранты, закрепляем за ними наставников, пытаемся расширить их знания, привить бизнес-мышление.
У тех, кто хочет заняться переработкой шерсти, возможности безграничные. Сырья в нашей области много. Да и сбыт продукции не будет проблемой. Ведь из шерсти можно изготавливать много изделий, в том числе и сувениры. Недавно я видела картину, созданную из шерсти.
В минувшем году мы возили группу мастеров прикладного искусства в Тараз. Там они увидели много образцов изделий из шерсти. Эта выставка вызвала большой интерес у наших мастеров и дала обильную пищу для размышлений.
Словом, хочу сказать, что, начиная бизнес, связанный с переработкой шерсти, надо изучить свои возможности, подумать о реализации продукции, иметь на руках хотя бы договор-намерения.

Богатство под рукой

Одна из главных проблем первичной обработки шкур – качество сырья. Из-за этого, как оказалось, шкуры животных в нашей области некачественные, в большинстве своем они непригодны. Причина – недостаточная работа ветеринарной службы.
Сегодня обеспеченность ветеринарами сельских округов непропорциональная. Они есть в каждом сельском округе, однако в одном из них скота может быть меньше, в другом – больше. И врачи просто не успевают проводить профилактические и лечебные мероприятия.
Между тем ценность кожсырья, как и шерсти, с каждым годом растет. Главным образом потому, что многие страны установили запрет на вывоз этой продукции. У нас этих мер не применяют, но, как и во всем Таможенном союзе, Казахстан поднял пошлину на вывоз шкур до 500 долларов за тонну.
Несмотря на это, кожсырье продолжает вывозиться за пределы страны контрабандным путем, к примеру, в Китай, где не особо придирчивы к качеству продукции. В Казахстане сегодня готовится документ, который будет запрещать вывоз кожсырья за пределы страны. Пока на шесть месяцев.
И все-таки эти меры не решат главную проблему – качество кожсырья. Мы в области должны работать именно над этим. Что будет толку, если мы будем производить продукцию, а спроса на нее не будет.
По нашим данным, сегодня мы ежегодно забиваем более 140 тысяч голов крупного рогатого скота. Это 36 тысяч тонн сырья, которое в переработанном виде стоит значительно дороже.
Пока же мы отправляем кожсырье только в Турцию, и то небольшими партиями. Наша же задача – наладить полноценную торговлю этой продукцией.
Весной этого года наши крестьяне начнут поставлять овец в живом виде в Иран. Таково их условие. Это значит, что часть шкур и шерсти уже уйдет туда.
Мой совет нашим предпринимателям: не надо бояться осваивать рынок кожсырья. Это очень перспективная сфера. Что касается качества продукции, то оно обязательно наладится. К тому времени и вы успеете освоить свое производство, подыщете рынок сбыта.
Владимир КИМ, эксперт отдела агропромышленного комплекса палаты предпринимателей Актюбинской области.

Вакцинировать!

Многие считают, что кожные болезни животных – это упущение ветеринарной службы. Мы попросили высказать свое мнение по этому поводу руководителя управления ветеринарии Кенеса Канатбаева:
– Ставить вопрос так однозначно было бы неверным. Практически 85-90 процентов скота в нашем регионе проходит своевременную вакцинацию от 29 видов особо опасных заболеваний, в том числе и кожных. В прошлом году вакцинации было подвергнуто 385 тысяч голов крупного рогатого скота. В этом году на эти цели выделено 30 миллионов 200 тысяч тенге.
Все препараты поступают на ветстанции, оттуда – на ветпункты. В каждом сельском округе, в зависимости от поголовья скота и количества населенных пунктов, от 3 до 5 специалистов-ветеринаров.
Основная кожная болезнь животных – чесотка. Но она зависит полностью от ухода за скотом и его содержания. В крупных хозяйствах скот подвергают купке в креолине, в индивидуальных подворьях этого обычно не делают. Отсюда и болезни.
Ветеринарные службы работают в соответствии с планом мероприятий. Так что я бы не стал обвинять во всех грехах только ветеринарную службу. Владельцы скота, прежде всего, должны быть заинтересованы в вакцинации, заботиться о здоровье поголовья животных.

Некачественное сырье подвело бизнесменов

Цех по первичной обработке шкур КРС в Мартуке крестьянского хозяйства «А.С.Ар. Аз. Г.» был первым предприятием на рынке кожсырья. Все делалось согласно требованиям, поэтому была уверенность, что дело пойдет на лад. Но первый же контакт с турецкими специалистами, с которыми мартучане подписали договор о поставке полуфабрикатов, выявил проблему: шкура, обработанная на мартукском предприятии, оказалась некачественной. И дело было вовсе не в качестве работ, а в самом сырье.
Что же произошло на самом деле? Об этом рассказывает бывший совладелец цеха Бахтияр Кацумов:
– Все начиналось хорошо. Мы собрали большое количество сырья, переработали его, но значительная часть продукции оказалась непригодной для использования. Шкуры, которые мы собрали, были с животных, переболевших различными кожными заболеваниями. Для неспециалистов изъяны были незаметны, но турки, знающие толк в этом деле, отказались принимать у нас такую продукцию.
Между тем мы затратили на закупку сырья и ее переработку большие средства. С этого и начались наши проблемы. В дальнейшем выяснилось, что вести сбор сырья в нашей области нецелесообразно, так как большей частью оно некачественное.
Это результат того, что у нас плохо велась ветеринарная работа. Тогда мы стали закупать сырье в Западно-Казахстанской области. Там качество было несколько получше. Покупали и в России, но там установили высокие таможенные пошлины. Так наше предприятие обанкротилось. У него теперь другие владельцы.
Качество сырья остается главной проблемой, поэтому, если мы хотим использовать шкуры, нам необходимо срочно вылечить скот от разных кожных заболеваний. Без этого бесполезно вести речь о первичной переработке.

Грант в помощь

В Кобде индивидуальный предприниматель Жулдыз Уришанова выиграла грант на два миллиона тенге. Она использовала эти средства на реализацию своей давней задумки: покупки оборудования для расчесывания овечьей шерсти.
Жулдыз и ее муж Азархан уже оказывают услуги местным умелицам, которые изготавливают одеяла из овечьей шерсти. В основном Уришановы работают с шерстью овец мериносной и цигайской пород. Таких животных в Хобдинском районе немало. Нехватки сырья не будет.
Мощность оборудования – до полутонны шерсти в неделю.
Средств гранта хватило только на оборудование для расчесывания шерсти, но со временем Уришановы планируют установить моечное оборудование. На получение очередного гранта заявку подал уже Азархан. Сейчас супруги договорились с индивидуальным предпринимателем, который имеет свободные площади в бывших боксах «Казсельхозтехники». Шерсть там будут мыть в строгом соответствии с экологическими нормами.
Это будет хоть маленькая, но попытка индивидуального предприятия «Тенге» использовать во благо людей шерсть, которая сейчас практически сжигается в оврагах.
* * *
Это не единичный случай, когда люди проявляют инициативу. Недавно «АВ» писал о том, что индивидуальный предприниматель из Уила Гаухар Сатыбалдина выиграла грант и строит в Уиле предприятие, которое будет заниматься сбором овечьей и козьей шерсти и ее первичной обработкой.

Над Главной темой работал Муапих БАРАНКУЛОВ