Танцы без границ

Наш сегодняшний собеседник – гость республиканского форума «Туған жер», основатель и руководитель ансамбля народного танца «Шалқыма» Государственной академической филармонии города Астаны Абдурасул Есекеев.
— Моя малая родина – село Айшуак Шалкарского района, — рассказывает о своем детстве Абдурасул. – В селе заботились о досуге работников, и в клубе имелось разнообразие кружков, которые вели хорошие педагоги узкой направленности – выпускники московских, свердловских вузов. Танцевальный я посещал с раннего возраста. После школы окончил Оренбургское училище культуры, после танцевал в Молодом балете Алматы у Булата Аюханова, солировал в Государственном ансамбле танца «Салтанат». Потом учился на хореографическом отделении факультета культуры и искусства Южно-Казахстанского государственного университета имени
М. Ауэзова, снова вернулся в ансамбль «Салтанат», а в 2007 году открыл ансамбль народного танца «Шалқыма», 10-летие которого мы уже отметили.
Первой крупной победой Абдурасула Есекеева стал Гран-при профессионального конкурса, прошедшего в 2001 году (в Уральске); в том же году Министерство культуры присвоило солисту звание деятеля Казахстана, а в 2005-м он получил звание заслуженного.
— Кто для вас образец в профессии?
— Я был знаком с Нурсулу Тапаловой, правда, она уже не танцевала, с народными артистами КазССР Гульжан Талпаковой и Заурбеком Райбаевым, заслуженной артисткой РК Тойган Изим – равняться есть на кого. Считаю себя счастливым человеком в профессиональном отношении, ведь, кроме знакомства, мне повезло работать с корифеями, например, Булатом Аюхановым, Минтаем Тлеубаевым, — продолжает рассказ о себе Абдурасул. — Главным наставником считаю Николая Афанасьева, педагога Оренбургского училища, поставившего меня на ноги, но больше всех со мной работала Инесса Манская, сподвижница Булата Газизовича.
Любимая партия Абдурасула – Хозе из балета «Кармен», а еще партии из «Манкурта» и «Каравана» Булата Аюханова. Ему по душе те роли, в которых ярко выражены народные танцевальные традиции:
— Мое – народный танец, и названные персонажи весьма характерны в этом плане, — уточняет собеседник. – Для того, чтобы сделать полноценную композицию, мы сотрудничаем с ансамблями народного танца разных стран: давняя дружба с Государственным академическим хореографическим ансамблем «Березка» имени Н. Надеждиной, с башкирским, белорусским и другими, чьи балетмейстеры делают нам постановки – по-другому передать эстетику того или иного народа невозможно. Приглашал балетмейстеров и из Китая, Кореи, Мари, Украины. Я тоже езжу в ближнее зарубежье для постановок, а мои артисты – на мастер-классы. Балетмейстер может поставить любой танец (узбекский, башкирский, белорусский), но это будет скучно, так как почерк остается его, а не народа-носителя этой культуры танца. Для примера скажу, что из 60 композиций, имеющихся в репертуаре ансамбля «Шалқыма», я поставил только 5-6, остальные – приглашенные балетмейстеры.
В коллективе, которым руководит Есекеев, очень жесткие условия отбора, работы.
— Когда приходит новичок, смотрю не только на способности, но и на рост, внешность. Ведь в нашей работе все должно быть эстетично.
Во время форума «Туған жер» Абдурасул дал мастер-класс в филармонии имени Г. Жубановой, а для танцевального коллектива «Аққу» поставил танец «Шаттық»:
— Эта композиция – визитная карточка ансамбля «Шалқыма», вошедшая в список наследия казахского танца. Надеюсь, и «Аққу», который я нахожу профессиональным, будет с ним везти.
— Будучи артистом классического танца, вы остаетесь поклонником народного и его активным пропагандистом. Есть ли разница между жанрами?
— Везде приходится пахать. Кроме того, я люблю учиться.
— Сколько часов в сутки занимает работа?
— Порой ночую на работе. Хорошо, жена понимает: она концертирующий педагог КазНУИ и выпускница консерватории имени Н. Римского-Корсакова.
— Как вы оценили бы уровень академического танца современного Казахстана?
— Очень высоко. Это традиции классического русского балета. И тот факт, что выпускники училища имени Селезнева сегодня танцуют на многих мировых сценах, наверное, комментария не требует. Кстати, кто-то, будучи, скажем, артистом европейского театра, по контракту танцует на казахстанских сценах. Никого нельзя осуждать, так как человеку свойственно искать места получше, где ему интересно работать, где он раскроется до конца. Я считаю, что для страны престижно, когда их граждане востребованы в других краях.
— Почему многие уехали?
— Факторов много, и один из них – 90-е годы. Я тоже уезжал: работал в Китае, в Москве. Вернулся, чтобы потом не ностальгировать, потому что я не космополит – дома лучше всего.
Казахстанская хореографическая перспектива мне представляется вполне оптимистичной, тем более в Астане открыли Академию хореографии, открываются новые театры, в каждой области имеются отделения для подготовки профессиональных танцоров, значит, есть наставники.
— Есть ли у вас мечта?
— Я вообще живу от мечты к мечте. Сейчас мечтаю, чтобы танцорам в Казахстане вернули пенсию по выслуге, и очень хочу в отпуск – просто побыть с детьми.

Корейский танец в исполнении ансамбля «Шалқыма»

Татьяна ВИНОГРАДОВА

Фото Аслана МУСЕНОВА