Взять ноту

Насколько доступно детям города Актобе музыкальное образование? Корреспонденты «АВ» провели мониторинг и выяснили: в Актобе всего три детские музыкальные школы. Плюс школа искусств имени Казангапа. Принимают во внешкольные учреждения в возрасте 5-8 лет, срок обучения — 7 лет. Размер оплаты, утвержденной отделом образования, варьируется от 2 200 до 5 500 тенге в месяц, для отдельных категорий детей предусмотрены скидки и льготы.

Ансамбль виолончелистов под руководством педагога Айымжан Гильмановой

ДМШ № 1

Находится на улице Карасай батыра, 25. Школа открылась в 1943 году и в 2018 году отмечает 75-летие. Раньше находилась за магазином «Березка», а в 90-е годы переехала в помещение 1970 года постройки. В этом году впервые ожидается капитальный ремонт здания.
В 10-и с лишним кружках музыкальной школы обучаются порядка 450 школьников. Недавно в Доме Жубановых состоялся большой отчетный концерт с участием около 400 детей, где они выступали с профессиональным оркестром. Выпускников ДМШ № 1 можно встретить в разных городах Казахстана и России. К примеру, педагог Айымжан Гильманова 15 лет назад открыла класс виолончели в школе, и ее воспитанники продолжили образование в колледжах, а кто-то уже обучается в Оренбурге.
В то же время руководство школы признается: материальная база оставляет желать лучшего. Нехватку инструментов восполняют за счет экономии собственного фонда, который формируется средствами от платных услуг. Большой спрос на домбру, поэтому в прошлом году закупили около 30 домбр. Вместо устаревшего и ненастраиваемого рояля купили за 4 миллиона тенге новый. Помимо этого, в образовательную организацию требуются преподаватели по вокалу и фортепиано, а педагог по гитаре востребован по всему городу.

Вокалистка Назгуль Байменова выступала на многих конкурсах от Актюбинской области. На недавнем фестивале «Бақытты бала» она заняла 3-е место.

ДМШ № 2

Находится на улице Есет батыра, 34.
Открыта 1 сентября 1970 года. Обучаются 240 детей. Из восьми отделений самым популярным является фортепиано, где трудятся 9 преподавателей-пианистов. Следом идет класс домбры. С 2009 года из-за спроса открыты отделения кобыза и вокала. Почему-то менее популярными стали баян и аккордеон.
— Два рояля в одном зале — только в нашей школе. Да и фортепиано в каждом классе, причем зарубежные. Материальная база у нас хорошая, — утверждает директор школы Гульжан Кшаева.
Само здание 1945 года постройки. При СССР музшколе вот-вот должны были построить добротное здание в районе Дома ветеранов, но проект отложили и, как оказалось, на долгий срок.
— Да, здание старое, но добротное, маленькое, уютное. Зимой тепло, а летом прохладно. В 2014 году поменяли отопительную систему. Не просим помещение, потому что школа единственная в данном районе, контингент устоялся, да и педагоги живут рядом, — утверждают в школе.
В маленьком концертном зале ДМШ № 2 выросло немало лауреатов международных конкурсов.
— В былые времена чуть ли не каждую неделю к нам приезжали знаменитости и давали концерты для детей. Бесплатно. Выступал даже сам Святослав Рихтер. Нашу школу не зря называют кузницей кадров, — говорит Галина Пчелинцева, которая работает в школе более 30 лет.

Выпускник этого года Артем Касьянов искусно играет как на пианино, так и на аккордеоне.

ДМШ № 3

Находится в селе Каргалы, на улице Сатпаева, 72и.
Обучаются здесь почти 400 детей по 15 специальностям. Правда, кроме музыки, здесь обучают и хореографии. Есть также класс эстетического развития.
Популярны вокал, скрипка и фортепиано, но требуются педагоги. Также не хватает специалистов по теории музыки. Есть спрос на все специальности. Школу посещают дети из 12 близлежащих населенных пунктов и жилых массивов — от Пригородного до «Нур Актобе».
— К началу учебного года к нам очередь, как за место в детский сад. Но у нас нет возможности набрать всех желающих. Этот вопрос поднимали жители во время отчета акима. Помимо этого, нам требуются дополнительные часы для педагогов, о чем мы просим отдел образования вот уже в течение трех лет, — говорят в музыкальной школе.

Восьмилетняя Мария Потапова учится у педагога Гаухар Рымбаевой игре на блок-флейте, которая является базовой для освоения духовых инструментов.

Детская школа искусств имени Казангапа

Находится на улице 101-й Стрелковой бригады, 10а.
В открытой в 2004 году школе ныне в две смены обучаются 1 045 учащихся. На девяти отделениях они получают образование по 36 специальностям. Кроме музыки, здесь обучают хореографии, изобразительному искусству, дизайну, а также азам журналистики и айтыса. На базе школы, наряду с оркестром народных инструментов, работают несколько ансамблей, в том числе скрипачей. В целом по итогам нынешнего учебного года школа искусств поднялась на первую строчку в рейтинге организаций дополнительного образования. Доказательством высокого уровня обучения служат 320 призовых мест на международных фестивалях, 160 — на республиканских, 40 — на областных и 120 — на городских конкурсах.
Помещение тесновато (в здании располагается также медико-педагогическая психологическая комиссия). Ожидается строительство дополнительного здания во дворе, но когда — неизвестно. Не помешало бы приобрести музыкальные инструменты, в том числе ударные, а также фортепиано и рояль.

P.S.
К списку можно было добавить и студию при музыкальном колледже, где обучаются 80–100 человек — от школьников до профессионалов. Но она не финансируется из бюджета, да и цены на услуги — от 12 тысяч тенге в месяц.

Полноценный симфонический оркестр в Казахстане, кроме двух столиц, есть только в Караганде.

О развитии академической музыки в Актобе рассуждают специалисты

Дело не только в кадрах

Али Ермекбаев, преподаватель кафедры музыкального образования АРГУ имени К. Жубанова, основатель и художественный руководитель камерного оркестра филармонии имени Г. Жубановой:
— За 15 лет со дня создания оркестра мы намного продвинулись вперед. Кстати, после моей публикации в «АВ» о нехватке кадров акимат области выделил средства, и в итоге оркестр из 24 музыкантов получил еще 10 штатных единиц. Для полноценного малого симфонического оркестра по типовому штату полагается 64 человека. Но есть один нюанс: если бы нам дали недостающие штатные единицы, мы бы не нашли специалистов. В оркестре по одному исполнителю на виолончели и альте, а на контрабасе вообще нет. Средняя зарплата музыкантов 50-60 тысяч тенге, потому все без исключения оркестранты заняты дополнительной работой в школах и колледжах. Другая проблема — дорогостоящие инструменты, цены на которые — от тысячи долларов. Отсюда вытекает еще одна — в городе всего три настройщика инструментов. И этим людям за 70 лет.
Если даже будут удовлетворены все наши требования, для кого мы будем играть?! Население Актобе не подготовлено для классики. Потому надо начинать с низов, с музыкальных школ, которые предназначены для общего развития человека. Ребенок может и не стать музыкантом, но он наш будущий слушатель. Поэтому при закладке любого микрорайона надо одновременно строить музыкальные, художественные и спортивные школы. Мне, к примеру, в детстве, с 4 класса, в течение пяти лет пришлось ездить в музыкалку с Шанхая в старую часть города. В последнее время по инициативе главы региона открылись Центр искусств, Академия творчества, «Жұбановтар әлемі» и другие современные учреждения культуры. Теперь нам нужно больше детских музыкальных школ.
В целом у нас фактически нет системы музыкального дошкольного образования, да и в средних школах тоже. К сожалению, сейчас в школах много времени уходит на бумаготворчество. Помимо этого, проводится много коммерческих конкурсов со вступительными взносами, о качестве которых говорить не приходится.
Еще один момент — выделение мизерного количества грантов в музыкальный колледж. Станет ли его выпускник профессиональным музыкантом — это другой вопрос. По окончании колледжа многие поступают в столичные вузы и зачастую остаются в мегаполисах, где больше возможностей роста.
По-моему, настала пора на уровне государства пересмотреть все четыре ступени образования: дошкольное, школьное, ссузы и вузы.
Для решения проблемы можно сделать традиционным сотрудничество с исполнителями или теми же воспитанниками и педагогами жубановской или байсеитовской специализированных музыкальных школ Алматы. Чтобы они давали концерты, организовывали круглые столы, делились опытом. К примеру, недавно наш оркестр провел совместный концерт с ДМШ и аккомпанировал детям. Надо было видеть глаза детей на большой сцене! В этом плане в «Жұбановтар әлемі» проводятся мероприятия разного направления на средства меценатов. Если бы у нас было 10 школ такого формата, лет через 5-8 была бы иная картина.

Одной цифрой
В 1 000 000 тенге обходится государству год подготовки одного специалиста в музыкальном колледже.

Жилье для профессионала

Аманжол Исмагулов, директор Актюбинского музыкального колледжа имени Г. Жубановой:
— При наборе студентов стараюсь делать акцент на востребованные в оркестрах кадры. К примеру, в оркестры города требуются контрабасист и виолончелист. С открытием новых учреждений культуры появился спрос на вокалистов и пианистов. Ежегодно бюджет размещал госзаказ на прием 75 абитуриентов, в этом году обещали увеличить на пять человек, для пианистов. Ощущается катастрофическая нехватка музыковедов-теоретиков в музыкальных школах города и в районах. Из 55 нынешних выпускников колледжа только один музыковед, который уедет в родной Байганинский район. Осенью примем четырех абитуриентов на эту специальность. Проблему решаем также организацией для музыкантов-преподавателей курсов повышения квалификации на платной основе с выдачей сертификатов на пять лет. Аховая ситуация и со звукооператорами, которых готовят только в Академии искусств имени Т. Жургенова.
А вот с инструментами в колледже проблем нет. Закупили за счет бюджета 28 фортепиано, другие редкие инструменты.
К сожалению, из музыкальных школ поступают к нам мало. К примеру, в ДМШ № 1 учатся 15-20 баянистов, но к нам придут единицы. Хотя есть необходимость в таких исполнителях.
Несмотря на это, радует, что желающих учиться в музыкальном колледже достаточно. В прошлом году при плане 75 поступило 150 заявлений. Аншлаг — на академическое пение и домбру. Конкурс — 5-6 человек на место. Поступают в колледж за счет бюджета, у нас нет коммерческих групп. Образование очень дорогое. В 800 тысяч тенге обходится для государства год обучения одного студента. Если прибавить стипендию, доходит до миллиона. Но для обучения, допустим, ста студентов, у нас не хватит педагогов. Идет смена поколений, и процесс этот проходит очень тяжело.
Наши выпускники поступают в столичные консерватории и оттуда почти не возвращаются (в прошлом году вернулась только баянистка Акгуль Абишева). Это связано с жильем. Профессор консерватории из Алматы готов приехать, но при условии обеспечения его квартирой. Предлагаю вполне уютные две комнаты со всеми условиями в общежитии, тем более рядом, но многие пугаются при слове «общежитие». Раньше обязывали грантников отрабатывать три года, но с принятием Болонской конвенции мы лишились этого права. Согласно конвенции выпускники сами выбирают работу.

Спрос на классику есть

Дина Ниязова, директор по творческой работе Центра культуры «Жұбановтар әлемі»:
— С открытием центра академическая музыка в Актобе сдвинулась с мертвой точки. В первую очередь отмечу, что в нашем городе решился вопрос с камерным концертным залом, где можно не подзвучивать инструменты. От идеальной акустики без ума все выступавшие на нашей сцене.
В месяц мы даем 2-3 больших концерта, приглашая исполнителей живой музыки из Казахстана, России и Европы. И у нас всегда полный зал на 200 посадочных мест. Это при отсутствии рекламы. Размещаем объявления только на своих личных страницах в соцсетях я и директор центра Лаура Майтекова. От продажи билетов эконом-варианта, которые стоят от 2 до 5 тысяч тенге, никакой прибыли не имеем. Вырученные средства покрывают лишь проживание, питание и гонорар приглашенного артиста. Кстати, запросы у классиков не такие, как у эстрадников. Кроме артистов, приглашаем и известных педагогов, которые после выступления дают мастер-классы. Также проводим обучение, причем для всех возрастов. Кто-то после работы учится петь, а кто-то — играть на пианино. Провели еще мероприятие «Классика — детям», когда создали условия даже для грудных детей, чтобы они послушали музыку. Еженедельно читаем лекции по наследию Жубановых с музыкальными фрагментами.
Эти фишки практикуются во всех крупных городах. Кстати, гостям из дальнего зарубежья заранее отправляем ноты казахских произведений, и они исполняют их у нас. Позже многие включают эти номера в свой репертуар. В настоящий момент нахожусь в Италии, и со мной три исполнителя-универсала, играющие на нескольких народных инструментах. Они будут исполнять и европейскую музыку. Ахмет Жубанов сказал, что домбра, кобыз и другие национальные инструменты у казахов в крови, для открытия иного мира необходимо учиться европейской музыке.
Многие думают, что на классике деньги не сделаешь. Но я вам скажу так: человек столько зарабатывает, сколько он хочет. Даже в лихие 90-е, когда в музыкальный колледж поступило всего 12 абитуриентов на 80 педагогов, я зарабатывала художественной самодеятельностью больше, чем нефтяники. Так что у музыкантов спектр очень большой. Просто надо фанатично учиться, потом все это окупится сторицей.
Для решения кадрового вопроса считаю, что Актобе нужен свой творческий вуз, чтобы дети оставались у нас. А для полноценного занятия творчеством музыкальные школы и колледж необходимо передать в управление культуры, как в Алматы.
Хочу подчеркнуть главное — это воспитательный аспект. Если ребенок общается с грамотным педагогом каждый день, он уже не думает о хулиганских поступках. Есть еще полезные аспекты академической музыки. Их около 50. Музыкальное воспитание дает ребенку безграничную фантазию, с ее помощью он расширяет внутренний мир. Дети, занимающиеся музыкой, милосердны, они никогда не обидят и не оставят своих родителей в старости.

Над Главной темой работал Абат КАРАТАЕВ

Фото Аслана МУСЕНОВА и из архива «АВ»

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Код безопасности *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.