«Здравствуй, земля целинная!»

Целинная эпопея — это эпоха не только в истории страны, но и газеты «Актюбинский вестник», на страницах которой тема освоения целинных и залежных земель получила прописку на долгие годы. И слова: люди поднимали целину — целина поднимала людей, нисколько не партийный штамп социалистических времен, они наполнены конкретным жизненным содержанием, и свидетельство этого — села и районы, возникшие на месте бескрайних просторов, инфраструктура для их жизнедеятельности. На наше обращение к читателям газеты поделиться фотографиями и воспоминаниями об истории «АВ» и края откликнулся житель Айтекебийского района Конакбай Урмантаев. И его воспоминания о том без всякого преувеличения героическом периоде нашей истории — освоении целины работниками нового совхоза «Псковский».

«Едут новоселы…»
Я родился в 1953 году в ауле № 15 в Актастинском сельском округе Иргизского района. К моменту начала поднятия целины мы жили в колхозе имени Сталина. Мой отец Кулшык Урмантаев — ветеран Великой Отечественной
войны, участник сталинградского сражения, был управляющим в колхозе.
Уже в 1955 году в образованный совхоз «Псковский» приехали и начали вспашку целинных земель механизаторы, строить объекты — строители. Именно тогда была сделана фотография палаточного поселка первоцелинников на берегу озера Айке — именно так начинался будущий совхоз «Псковский». Эта фотография была опубликована в «Актюбинской правде» — так тогда называлась областная газета. Наша ферма поставляла в совхоз продукты животноводства. Осенью 1957 года мы построили наряду с целинниками свой дом по улице Абая, которая до сих пор так и называется. Первоцелинники поставили свои дома по улицам Набережной и 40 лет Казахстана, в центре поселка подняли два 4-квартирных дома, клуб, столовую, баню. Постепенно стали вырастать магазины.
Планомерно расширялись площади освоенных земель, росли целинные урожаи, выполнялись задания и планы. Люди на целину приехали из разных городов и сел. И в основном это была молодежь, почему-то в моей детской памяти они остались веселыми парнями и девушками. Каждый вечер играли баян и гармошка, звучали песни. Все это было так непривычно для местных, но постепенно все, да и я привыкли к этому. Лица молодых первоцелинников можно видеть на втором снимке, не помню, был ли он в газете. Они запечатлены в дни уборки богатого целинного урожая, и нынешнее поколение может увидеть лица тех, кто создавал хлебную житницу Актюбинщины. Кстати, целину начали поднимать на землях огромного Иргизского района. Позже на его территории были образованы сначала Карабутакский, а затем, в 1966 году, Комсомольский районы.

«Но друзей целинных нелегко сломить»
Я быстро сблизился с детьми первоцелинников. Навсегда остался в моей памяти Рома Лебедев, мой ровесник. Мы с Сериком Жаншориным почти сутками пропадали у него дома, иногда и ночевали, познавали язык. О том, чего не понимал, спрашивал у своего отца. Отец Ромки был фотограф. Он фотографировал все. Через него и к нам пришла в шестидесятые годы любовь к фотографиям. Мы все начали повально покупать любительские фотоаппараты «Смена». Уже с пятого класса нашим другом стал Анатолий Волошин. В классе со мной учился Миша Храмов. Почему-то у наших первоцелинников было мало пацанов, а девчат было много. Дети всегда быстро находят общий язык и становятся барометром дружбы народов. Нам нравилось ходить в столовую, где нас угощали борщом, котлетами, а компот был такой сладкий, что до сегодняшних дней помню его вкус. Конечно, были и детские ссоры, драки, но они быстро забывались. Наша школа находилась в здании барачного типа. В школе было очень весело. С утра проходили занятия, а после обеда работали разные кружки — танцевальный, хоровой, фотокружок, секции по спорту. Правда, нам было запрещено ходить после девяти по улицам. Наша пионервожатая Зина Квасова была очень изобретательной, она всегда находилась в гуще детей. Придумывала разные игры, походы на речку или в степь. Затем пионервожатой стала Валентина Кащеева. Все эти девочки-выпускницы педучилищ были большими романтиками. Дочери первоцелинников Таня Скуба, Таня Галанжина, Валя и Люда Карташовы, Валя и Люба Рюмшины, Вера Осипова, комсорг совхоза Алла Остроумова, Наташа, Оля, Надя, Люда Борисовы-Шиляевы, Люба Лапшина были моими одногодками и чуть помоложе. К ним мы ездили на лыжах в интернат «Северный» на свидания — порой в лютые морозы и зимние бураны. Такова была сила молодости.
Помню тетю Тамару, актрису, белокурую красавицу, она заведовала клубом. Ее супруг Виктор Вовк был лучшим трактористом первой бригады.

«Трактора мы вместе рядом поведем»
Основная профессия тогда была тракторист. Моими соседями были Иван Карташов, Анатолий Степной, помощник бригадира Николай Зайченко, бригадир третьей бригады, впоследствии я работал у него в бригаде трактористом на «ДТ-75», культивировал и бороновал землю. Однажды я даже попал в «Комсомольский прожектор». Дело было так. Я, новичок-тракторист, попал с еще двумя ребятами на житняковые поля на боронование. Скучная это работа, скажу я вам, да еще с «изюминками» — поле неровное и почва твердая, цепи борон рвутся — одни мучения на этом поле. Оказывается, все молодые трактористы проходят через эту «школу мужества». Так вот, мои напарники прошли по одному кругу и повернули свои трактора на полевой стан. Я, конечно, не понял, почему мы не закончили задание, сделал для приличия еще два круга и тоже поехал в бригаду. А управляющий Иван Липницкий, оказывается, видел наши хитрости, и вечером вышел очередной номер «КП» с нашими портретами на космическом корабле, самолете и на черепахе. Ох, как было стыдно!

«На полях бескрайних вырастут совхозы…»
Несколько лет я проработал вместе с первоцелинниками — управляющим первым отделением Иваном Перелыгиным, Иваном Храмовым, Семеном Бережным, Владимиром Салюком (он был портной, шил замечательные брюки и костюмы, а его сын Владимир Салюк позже стал секретарем парткома совхоза «Псковский»). В МТМ работали Роман Пустоваров, Трифон Скуба, Вася Павлов, братья Ащеуловы, Анатолий Рябенький, Анатолий Рябовол, Михайленко, Сергей Горелов, Михаил Дынь. Заведующий зерноскладом Николай Квасов был бессменным капитаном совхозной футбольной команды «Кайрат». Кстати, эта команда была двенадцатикратным чемпионом района. В 1971 году псковчане стали обладателями последнего «золота» в своей коллекции. Хорошо помню фамилии футболистов-первоцелинников: Анатолий Яловой, Анатолий Кожухарь, Тарас Шевчук. В те годы стадион в центре совхоза всегда был полон. Вечером, после работы, отовсюду люди шли на стадион. Любовь к спорту была отличительной чертой строителей социалистического общества. В выходные всегда был спортивный праздник.
Поверите или нет, но в то время у нас, кроме футбола, занимались хоккеем, фехтованием, конькобежным и лыжным спортом! Фехтование и коньки стал развивать директор совхоза Владимир Алексеевич Карташов. Свои институтские спортивные привязанности он начал прививать совхозным детям. Даже будучи директором совхоза, он носился на коньках по нашей речке, затевал хоккейные баталии. Кстати, когда он был директором, то никого не наказывал за нарушения. Он был высокого роста, спортивного телосложения и с пудовыми кулаками. Все его уважали, и даже самые заядлые дебоширы становились паиньками при виде директора.
До Карташова директорами совхоза были Михаил Гаснянский, Иван Ткаченко, Сергей Морозов, Александр Карпенко. Работал строителем Карл, трактористом на отделении — Лапшов, Лановьюк, Банит. Люди уезжали, приезжали новые. Так, на целинной земле оставили свой добрый след Слава Сердюк, Анатолий Абражевич, Петр Слуев, Братушко, Петр Цыбульский, Борис Увин. Нельзя забыть первоцелинниц Нину Остроумову, Любу Космину, Нину Тюрину, Волошиных, Раису Золотухину и мою первую учительницу русского языка Нину Сухову и ее мужа Андрея Сухова. Больше всех у меня в памяти остался Николай Дмитриев — наш заведующий гаражом, уважаемый среди псковчан, человек огромной души, трудолюбивый и справедливый. Сейчас его дети и супруга живут в Самарской области, дети стали крупными предпринимателями.
Особенной гордостью совхоза были тракторно-полеводческие бригады № 1 и № 2 под руководством кавалеров ордена Ленина Николая Рюмшина и ордена Трудового Красного Знамени Виктора Ткачука. Они были старыми соперниками и всегда соревновались между собой. Их соперничество передалось и членам бригад. Всегда можно было слышать: «А ведь мы обошли по намолоту первую» или «Разве вторая нас перегонит, она всегда будет второй». Потому что первая бригада была лидером в полеводстве. Там и полевой стан был лучше. Мне кажется, что в их столовой и готовили даже лучше. Рядом искусственный водоем, где на радость приезжающим, а их всегда было много, водились караси. Сюда привозили руководителей области. Заезжал и пробовал здесь украинский борщ сам Д.А. Кунаев.
Вместе с первоцелинниками приехали работать и стали затем мастерами своего дела мои земляки: сварщик Туралы Асанов, механизаторы Айтмагамбет Жувандыков, Аман Айтмагамбетов, Тактан Абилтаев, Тыныштыкбай Мамашев, Сейтжан Жакаев и многие другие. Уезжали учиться и получать знания, чтобы вкладывать их в совхозное производство Диханбай Ержанов, Мыстай Имагамбетов, Абылай Кыныртаев, Бейбит Айтмагамбетов. Впоследствии все они стали хорошими специалистами.
Тогда местные ребятишки, т.е. коренные жители, в основном жили по улице Абая, некоторые в Теренсае. Базарбай Жиенбаев, Газиз Кундакбаев, Кали Шотаев, Елтай и Туретай Туктугуловы, Кеулимжай Абилов, Бакыт Алмагамбетов, Жумабай Омаров, Алипбай Сулешов, Аскар Кундакбаев, Кудайберген Жолмуратов, Айтмагамбетов Бейбит и другие мои старшие товарищи по совхозу сели за рычаги тракторов, штурвалы комбайнов и автомашин, когда наши первоцелинники стали постепенно уезжать на землю своих предков.

«Только без тебя немножко грустно будет жить»
Ностальгическое воспоминание дет­ства — наша речка, которая протекала по центру совхоза, деля село на два района. В народе их называли Заречный и Набережный. Берега речки соединял висячий мост, с которого пацаны часами наблюдали за рыбой, прыгали в речку. Речушка была притоком озера Айке. Шириной до 20 и глубиной до трех метров, она уходила в степь до трех километров и обрывалась за Теренсаем. Водился в речке в основном карась. В середине мая открывался сезон купания, который продолжался до сентября. Ох и весело же было!
К сожалению, прозевали наши старшие товарищи красавицу-речушку. Она стала зарастать тиной, заболачиваться, а потом и вовсе пропала.
А озеро Айке каким было! Одно слово — наш океан! Утром проснешься, а оно такое широкое, светится солнечными бликами. В вышине летали чайки, а в тихой заводи у бережка плескалась рыба. Охотники, пробираясь сквоз камыш на деревянных лодках, стреляли дичь. Все это сейчас тоже только в памяти.
Говорят, детство и отрочество — самая светлая пора в жизни человека. Может, поэтому у меня годы, связанные с совхозом «Псковский», — самая светлая пора. Время стирает из памяти имена, события, многих из моих земляков уже нет. Одни первоцелинники уехали, как сейчас говорят, на историческую родину, другие остались навечно на земле казахов, которую они прославили своим трудом. И об этом, как историю родного края, должно знать молодое поколение.
Целинная эпопея останется в памяти людей как трудовой подвиг, несмотря ни на какие сегодняшние оценки. Я буду помнить об этом до конца жизни и отдавать дань уважения этим героическим людям. И прошу не обижаться тех моих земляков, кого я не назвал в своих сумбурных воспоминаниях о годах освоения целины в
совхозе «Псковский», которые были вызваны старыми фотографиями, опуб­ликованными 60 лет назад в нашей областной газете.
Конакбай УРМАНТАЕВ, сын первоцелинника

PS. Редакция «АВ» благодарит за помощь в подготовке материала главного редактора айтекебийской районной газеты «Жаналык жаршысы» Геннадия Стручкова.