Буревестники суверенитета

За пять лет до провозглашения независимости республики 16-18 декабря 1986 года прошли общественно-политические события, открывшие дорогу решительным шагам к суверенитету.

В те дни в составе группы сотрудников партийных органов я находился на краткосрочных курсах в Академии общественных наук в городе Москве. Стоял прохладный пасмурный день. Тогда средства массовой информации в силу ограниченных технических возможностей и партийно-государственного, жесткого, идеологического, всеобъемлющего прессинга на информацию с большим опозданием оповещали население о событиях в стране. Мы обычно в 21 час смотрели программу «Время», где были представлены достаточно мрачно кадры перевернутых легковых автомашин на одной из улиц Алматы. Фотографии комментировались таким образом, что якобы на улицах города алкоголики и наркоманы, преимущественно из казахской молодежи, грабили магазины, переворачивали автомашины, избивали представителей других национальностей и оказывали сопротивление органам правопорядка.

На следующий день на занятиях к нам подходили представители из Украины, Грузии, прибалтийских республик, которые выражали сочувствие и поддержку произошедшему событию. Часть их открыто говорили о фальсификации события средствами массовой информации, что подтвердилось буквально через час в ходе бесцветной лекции секретаря ЦК КПСС В. Разумовского. Следует отметить, что представитель центральной власти, пребывавший с официальной миссией в Казахстане, был шокирован реакцией молодежи Алма-Аты на политическую акцию правящего центра. На нем буквально не было лица и ни на один вопрос из зала он не мог дать вразумительного ответа, будучи полностью потрясенным произошедшим.

На самом же деле события того дня обстояли совсем по-другому. Согласно неоднократному обращению руководителя республики Д.А. Кунаева об освобождении его от руководства республикой на тот день был созван V пленум ЦК Компартии Казахстана, который  открылся ровно в 10 утра по местному времени. На повестке дня стоял один вопрос – орга­низационный, и длился всего 18 минут. Посланник центральной власти на место Д. А. Кунаева, руководившего республикой четверть века, предложил избрать Г. Колбина, работавшего до этого в Грузии и Ульяновске, но никогда в республике раньше не бывав­шего… Этого было вполне достаточно, что­бы вызвать объективное возмущение наиболее активной части населения – студентов, творческой интеллигенции, работающей молодежи. И такое мероприятие происходило, когда в стране набирали темпы демократия, гласность – главные составляющие политики перестройки и обновления. Во все времена отличавшиеся своим свободолюбием, волей и пониманием к государственной политике казахстанцы были шокированы таким вызовом центральной власти. К тому же население республики от мала до велика с именем Д.А. Кунаева ассоциировали важнейшие позитивные события в жизни Казахстана второй половины ХХ века.

Очевидцы рассказывают, что утром 17 декабря по бывшему Ленинскому проспекту шли колонны студентов, слышался смех, ре­бята и девушки пели песни. Колонны шли в сторону площади Республики. В руках студентов плакаты: «Каждому на­роду – своего вождя», «Мы – за Казах­стан», «Да здравствуют идеи Ленина!», «Никаких привилегий ни одной нации», портреты Ленина, Кунаева. На площади к обеду собра­лось уже около пяти-семи тысяч празд­нично настроенных молодых людей, у них не было в руках каких-либо инст­рументов для вооруженной схватки. Не были заметны и выпившие или накачанные наркотиками молодые люди. Многие шли на площадь просто узнать, что происходит, и ничто не предвещало суровой «мете­ли» из Москвы (именно так была назва­на позднее карательная операция).

Тем временем площадь постепенно оцеплялась работниками МВД. Затем перед собравшимися выступили руководители партийной, законодательной власти страны, города Алма-Аты, отдельные представители творческой интеллигенции. К вечеру, часам к семи, на площади появились пожарные машины с водоме­тами, и начался разгон демонстрации. С этого и начались беспорядки, точнее, избиение молодежи. А площадь, по иро­нии судьбы нареченная именем покой­ного Генсека Л. И. Брежнева, который гордился своей связью с Казахстаном и его народом, превратилась в трагическое место расправы над наиболее подверженной новым демократическим веяниям части населения республики. И по истечении стольких лет горестно вспоминать, как гуляли по головам беззащитных людей дубинки и саперные лопатки, как натравливали на толпу собак, обливали на жутком моро­зе из брандспойтов пожарных машин, теснили громадой бронетранспортеров. Потерявшие человеческий облик испол­нители карательной операции пинали лежащих.

Из материалов комиссии Пре-зидиу­ма Верховного Совета Казахской ССР по окончательной оценке обстоятельств, связанных с событиями в городе Алма-Ате 17-18 де-кабря 1986 года:

«В целом к уголовной ответ-ственно­сти были привлечены 99 человек, из них 80 признаны виновными по статьям 60 и 65 УК Казахской ССР (нарушение на­ционального и расового равноправия, массовые беспорядки). Из 99 осужден­ных 83 были лишены свободы. Админи­стративному аресту подвергнуты 707 че­ловек, предупреждены 1 400, исключены из партии 53 человека, наказаны в партийном порядке 210, исключены из комсомола 758 человек, из вузов и тех­никумов – 266 студентов, 1 164 человека получили комсомольские взыскания».

Количество задержанных демон-ст­рантов по разным источникам составля­ло: МВД – 2336, КГБ – 2 212, прокуратуры – 2 401. Комиссией, созданной впоследствии, установлено: от учета укрыто около шести тысяч чело­век, доставленных в изоляторы, спец­приемники, следственные изоляторы, а также вывезенных за город нескольки­ми рейсами на машинах и автобусах. Таким образом, общее количество задер­жанных, по оценке комиссии, составля­ет 8 500 человек.

Двое молодых людей были пригово­рены к расстрелу, несмотря на протес­ты мировой общественности. Декабрьские события не огра-ничи­лись лишь Алма-Атой. По 60 человек было задержано и избито в Джезказга­не и Караганде, митинги и демонстра­ции протеста прошли в Талды-Кургане, Аркалыке, Кокчетаве. Павлодаре, Чим­кенте. В городе Джамбуле (нынешний Тараз) на митинг вышли студенты культпросвет-училища, педучилища и молодежь из других учебных заведений. Силы правопорядка окружили площадь и ста­ли вытеснять студентов. Тех, кто пытал­ся проскользнуть мимо них и уйти, сбивали с ног, били дубинками, пинали. В учебных заведениях города работали комиссии из представителей власти и КГБ. Многие студенты были исключе­ны из учебных заведений.

В скором времени события в Алма-Ате стали широко комментироваться в средствах массовой информации мира. Первый в истории перестрой­ки открытый социальный конфликт не удалось утаить от мировой обще­ственности, хотя подобный опыт в среде правящих структур Союза и арсенал его использования был достаточно широк. Известные средства массовой информации Запада – Рейтер, АП (Ассошиэйтед Пресс), ЮПИ (Юнайтед Пресс Интернэшнл), АФП (Агентство Франс Пресс), а также «Гардиан» (Англия), «Вашингтон пост» (США), «Нью-Йорк Таймс» (США) – дали обзоры и анали­зы алматинских декабрьских событий, где осуждались действия властей, откровен­но попиравшие элементарные граждан­ские права населения, вопреки провозг­лашенному курсу на демократию и глас­ность.

В этих условиях идеологическая машина выдыхающейся правящей партии и ее структуры пытались найти выход в безвыходной ситуации. И инструмент-то был выбран достаточно уязвимый по тем временам. Правителями из Кремля была разыграна «национальная карта». Де­кабрьское выступление было выставле­но как националистическое, якобы орга­низованное «коррумпированными кла­нами» и «поддержанное несознательной частью молодежи». Казахстанцы, и, в первую очередь, казахи были шокированы и унижены тоном и натянутостью выводов, фальсификацией реальных вещей в по­становлении правящей партии «О работе Ка­захской республиканской партийной организации по интернациональному и патриотическому воспитанию трудя­щихся». В скоропостижном по своему выходу в свет и позорному уходу из него документе открыто заявлялось о суще­ствовании некоего «казахского национализма».

Позже в процессе жизненных ситуаций и творческой работы мне пришлось ощутить воздействие на умы и поступки людей «национального рецепта». В этом отношении у мировой общественности и граждан республики вызывает глубокое удовлетворение и поддержку строго выверенная концепция и практический курс Президента нашего государства в национальном вопросе. К примеру, только в Казахстане впервые на постсоветском пространстве создана и успешно работает Ассамблея народа Казахстана. Недавно представлен на обсуждение проект Доктрины национального единства, цели, задачи и принципы которой направлены на обеспечение национального единства. «Целью… «Доктрины» является «определение приоритетов и механизмов обеспечения национального единства… на основе гражданской идентичности, патриотизма, духовно-культурной общности, сохранения стабильности, межэтнического и межконфессионального согласия в обществе», – записано в ней.

Важным в оценке декабря пред-став­ляется тот факт, что назначение Г. Колбина на пост руководителя республикан­ской партийной организации послужи­ло поводом, а не причиной выступления молодежи. Причины имели всеобъемлющий и фун­даментальный характер. Сверхцентрализованная система управления многонациональным государством, обретшая характер военно-политической державы, начала давать сбои еще с середины 60-х годов прошлого столетия. А к середине 80-х годов крайне обострились экономическая и политическая ситуация, социальные вопросы, а межнациональные отношения приобрели больше пропагандистско-лозунговый характер.

Согласно провозглашенному в апреле 1985 года политическому курсу на перестройку, демократизацию общественной жизни наружу вырвался дух свободы и творчества. Все это выдвигало неотложное требование о предоставлении независимых пол­номочий национальным республикам и  регионам для решения местных проблем, специфику которых лучше знали местные кадры. Логика обще­ственного развития требовала, чтобы союзными республиками управляли спе­циалисты, досконально знающие местные традиции и обычаи, умеющие решать жизненные проблемы, а не ставленники правителей сверху или недалекие временщики.

Как свидетельствуют исследования известнейших групп экономистов и политиков, с середины 70-х годов прошлого столетия обнаружились явные противоречия между системой государственного правления, плановой экономикой и потребностями дальней­шего экономического роста. Станови­лось ясно, что при существующей сис­теме государство постепенно, но уверенно движется в неизвестность, которое позже было названо пропастью. В  этой ситуации центральными органами был принят ряд документов, но в силу объективных причин они не могли дать ощутимых позитивных результатов. Все это и составило объективные причины событий в Алма-Ате, которые имели последующее продолжение в республиках СССР. Серьезным фактором стало и усиливающееся противоречие между провозглашенными М. Горбачевым де­мократическими переменами и реаль­ной жизнью населения.

Другой причиной выступления, на наш взгляд, является изменение в умах людей представлений о человеческом достоинстве, о демократии, о правах человека, о наци­о-нальной гордости. Как точно отметил впоследствии Президент Республики Казахстан: «Декабрьские события 1986 года показали, насколько выросло само­сознание казахской молодежи. Она пер­вой преодолела страх перед тоталитар­ной системой, которая почти столетие заставляла жить народы в казарменном режиме. Молодежь от имени своего на­рода открыто заявила, что больше не допустит попрания чувства националь­ной гордости, присущего любой нации».

Декабрьские события в Казахстане взорвали молчаливое сопротивление со­юзных республик диктату центра, нару­шили затишье перед бурей. За Алма-Атой последовали Сумгаит, Баку, Тби­лиси, Вильнюс, Новый Узень, Фергана и Ош. Смеем утверждать, что выступление в Алма-Ате положило начало процессу быстротечного распада некогда потрясавшей весь мир державы – СССР. С этой точки зрения движение можно расцени­вать, во-первых, как событие, имевшее внутринациональное значение (пробуж­дение национального самосознания), во-вторых, как событие евразийского мас­штаба, давшее толчок к независимости этносов, суверенизации союзных республик, в-третьих, как яв­ление мировой значимости.

Декабрьские события останутся в истории суровым испытанием, пережи­тым в начале пути к новой жизни, о ко­торой мечтали не только казахстанцы, но и народы постсоветского пространства. Память о декабрьских событиях 1986 года призывает нас высоко нести знамя свободы для дальнейшего укрепления основ нашей независимости.

Нуртаза АБДОЛЛАЕВ,

доктор исторических наук, профессор Актюбинского государственного

педагогического института