Две Марии, или За чашкой чая о серьезном

Удивительные все-таки бывают совпадения. 15 ноября 2007 года в материале «Мой милый, если б не было войны…» наша газета рассказала о нелегкой женской судьбе Марии Сергеевны Сенченко, ветерана образования страны из Алги. Спустя два года – 27 августа этого года в «АВ» был опубликован материал об актюбинской учительнице-пенсионерке, который назывался «Школа жизни Марии Минец».

Так вот оказалось, что этих двух замечательных женщин объединяет не только профессия, одинаковые имена, но и возраст – им недавно исполнилось по 90 лет! Более того, и день рождения у героинь наших публикаций почти совпадает – Мария Прокофьевна старше Марии Сергеевны всего на две недели!

Накануне двух октябрьских праздников – Дня пожилых людей и Дня учителя коллектив «Актюбинского вестника» решил поздравить двух именинниц и пригласить их к себе в гости.

И вот о чем мы говорили с нашими необычными гостьями за редакционным «самоваром»…

О первом сентябре…

Мария Сергеевна: Видя, как нарядные дети спешат в школу, я всегда представляю, как они входят в класс, и ощущаю это непередаваемое чувство тревоги и радости, которое при этом испытывают и ученики, и учителя. И, главное, День знаний дает мне ощущение, что жизнь продолжается.

Мария Прокофьевна: Я всю жизнь проработала учительницей начальных классов, и, хотя после выхода на пенсию прошло уже 35 лет, до сих пор представляю, как жду, встречаю и учу своих первоклашек. Такое не забывается никогда.

О личности учителя

М.С.: Мне часто задавали вопрос: каким должен быть учитель? Добрым, справедливым и честным. Дети очень чувствительны и проницательны.

М.П.: Им никогда не надо врать. И никогда не выделять кого-либо. Особенно из-за родителей. Различия между детьми богатых и бедных родителей очень плохо отражаются на детях. Считаю, что в школе нужно ввести единую форму.

М.С.: И еще нельзя в разговоре с учениками переходить на крик, надо вести себя спокойно. Сейчас в школе не очень хорошо. У меня волосы дыбом встали, когда я услышала, что в ее стенах сквернословят. Не представляю себе, чтобы я могла выразиться, как позволяют себе выражаться и учителя, и ученики.

М.П.: Подготовка учителей слабая. У меня дочь преподает в институте. Она говорит, что ей приходится учить студентов чуть ли не с азов – в школе обучают плохо и, между прочим, слабые знания даже у тех, кто поступил на грант, то есть отличников учебы. Возможно, это из-за того, что детей «натаскивают», приспосабливаясь под тесты. Но в любом случае все это очень печально.

М.С.: Слышала, что дипломы, экзамены и зачеты в институтах – все покупается. Как такой, с позволения сказать, специалист будет потом обучать других? Этого я просто не могу понять.

Об учениках

М.П.: В современных учениках мне не нравится их развязность, неуважение к старшим. Молодежь совершает хулиганские поступки. Раньше этого почти не было. Как так: собралась толпа и убила мальчика-сверстника? Еще мне не нравится, что молодежь пьет. Раньше этого не было. Или вот: иду за молоком. Стоят подростки. Все курят. Даже девочки. Я подошла и говорю: «Как вам не стыдно?». А они мне в ответ: иди, бабка, отсюда.

М.С.: А я таким ничего не говорю. Во-первых, чтобы не услышать подобного ответа. Во-вторых, мои слова им не помогут. А в-третьих, я немного не согласна с Марией Прокофьевной. Молодежь прекрасная у нас. Есть, правда, излишнее употребление алкоголя. Надо бороться с этим. Мне кажется, чтобы отвлечь ребят от безделья, следует предоставить ей интересное занятие. Надо открывать секции, технические клубы и кружки. От безделья они все творят – выпивают, курят. Я не очень люблю КВН, но когда играет казахстанская команда, я смотрю и восторгаюсь ею. Какие прекрасные, умные ребята.

М.П.: Раньше дети были скромнее и порядочнее. И, наверное, более восприимчивы к нашим словам. Их можно было воспитать, перевоспитать. Играли роль авторитет учителя и состояние общества. Ныне молодежь развязная, но ведь и само общество стало таким. Мы говорили о сквернословии, но матерятся сейчас и родители, и люди на улицах, и с экрана телевизоров.

Об идеологии и религии

М.С.: Мне кажется, как и в любом государстве, идеология обязательно нужна. И главное в идеологии – это любовь к Родине. Второе: надо воспитывать уважение к родителям, к старшим и самому себе, чтобы ребенок сам хотел стать человеком с большой буквы.

Религию мне трудно воспринять, потому что воспитывалась на атеизме. А сейчас, то ли всеобщее влияние, то ли возраст, но появляется все же мысль, что есть нечто сверхъестественное, которое руководит нами. Но верить все же хочется. Поэтому Бога я упоминаю и обращаюсь к нему. Прошу здоровья для близких.

М.П.: Я в Бога верю. Думаю, и надо верить. И детям тоже. Есть идеологический вакуум. Религия плохого не даст. Ведь в тех же заповедях, принципах строителя коммунизма, и в исламе говорится об одном и том же – не убий, не укради, трудись, учись, уважай старших и другие благородные общечеловеческие призывы, которые должны знать и выполнять учащиеся. Одним словом – будь человеком!

О семье

М.П.: Родители должны воспитывать детей своим личным примером. Мы своих детей держали в строгости. В такое-то время ты должен быть дома и все. И дети слушались.

М.С.: Родители должны вести себя порядочно и ответственно перед своими детьми. Учить детей тому, что оскорбить человека, украсть, обмануть – нехорошо.

Сейчас дети, в особенности в богатых семьях, не знают слов «нет» и «нельзя». А мы в школе и дома учили: раз сказали «нет» или «нельзя», то, значит, нет и нельзя. Мы объясняли причину, и дети понимали. Сейчас часто ребенку позволено все и этим родители воспитывают бесхарактерность.

М.П.: И еще – надо воспитывать детей трудом, приучать к нему с малых лет. Своих детей я приучала к труду с детства. С 4-5 класса мои дети работали на огороде, делали всю домашнюю работу. Очень важно работать всей семьей, проникаться общими интересами. Дети понимали, как трудно родителям одним справляться со всеми заботами и старались помочь нам, знали цену копейке, заработанной папами и мамами.

М.С.: Мария Прокофьевна правильно говорит. Я уверена, что дети должны знать и уметь все делать. Мы во время учебы выезжали с детьми на различные работы, и я говорила: «Учитесь, а то без образования будете всю жизнь таскать ведра».

О старости

М.С.: Куда денешься от нее? Но я убеждена, что никогда не надо жаловаться и говорить: «Я старая. У меня где-то болит, потому что у меня возраст и т.п.». Наоборот, говорите, как я: «Я молодая и красивая» (смеется). Возраст – это данность, надо только противостоять этому. Я, например, уже много лет утром и вечером делаю гимнастику, соблюдаю определенную диету, совершаю пешие прогулки. Вот только зрение очень плохое.

Внимание общества есть. Пенсию получаем. Нас поздравляют и относятся с уважением.

Молодежь по-разному относится к нам. Бывает, что через улицу переведут, а бывает, что пройдут и плечом толкнут. Нет бы ему подвинуться, ведь бабушка полуслепая идет. Но порядочных, воспитанных детей все же больше, я думаю…

М.П.: У меня счастливая старость. Мы делали и делаем добро. Поэтому долго живем. Добрый человек долго живет.

М.С.: Мне тоже одна учительница говорила: «Вам Господь дает за то, что вы очень добрая».

О юбилеях

М.С.: На 90-летие очень необычно поздравил мой ученик Виктор Зайковский, который живет в Екатеринбурге. Сначала он позвонил мне домой и высказал слова пожелания. Затем пришла соседка и зачитала поздравительную СМС-ку, которую Виктор прислал ей на сотовый телефон для меня. На этом сюрпризы не закончились. Вечером сестра Вити принесла мне домой огромный букет цветов. А в завершение дня на «бегущей строке» местного телевидения появилось поздравление в стихах от моего ученика. Не скрою, было очень приятно.

М.П.: После выхода в «Актюбинском вестнике» статьи о моем 90-летии на телефон буквально обрушился шквал звонков. Три дня я принимала поздравления.

Мирал ДЖАРМУХАМБЕТОВ