НЕВЫНОСИМАЯ ЖЕСТОКОСТЬ

Год от года преступления, совершаемые молодыми людьми,

становятся все более жестокими. Новое поколение, выросшее на «Бригаде» и «забытое» родителями из-за вечной нехватки времени, со школьной скамьи впитывает в себя уголовные ценности и понятия. Неужели оно не видит для себя иного жизненного сценария, почему молчит общество и бездействует полиция? Ответы на эти непростые вопросы мы искали в нашей очередной Главной теме.

Трагедия, разыгравшаяся во дворе одного из домов по улице Рыскулова на минувшей неделе, это лишь начало крупных разборок между актюбинскими и шалкарскими пацанами. Об этом в беседе с корреспондентом «АВ» сообщил один из непосредственных участников событий.

18-летний Данияр (имя героя по его просьбе изменено)  рассказывает, что сейчас в молодежной среде идет противостояние между шалкарскими и актюбинскими пацанами. «Я не знаю, что лежит в основе этого конфликта, но он очень серьезный. И та драка, которая случилась рядом с АПК, – это только начало. Дальше все будет по-серьезному», – говорит Данияр.

«Сейчас, если вы зайдете в какой-нибудь колледж, к примеру в АПК или железнодорожный, то увидите, что на занятиях сидит лишь половина группы, и то сплошь девчонки. Многие мальчишки теперь не ходят на учебу, потому что либо боятся, либо сами участвуют в разборках», – продолжает Данияр.

По словам нашего героя, на прошлой неделе в двух общих вагонах поезда из Шалкара в Актобе прибыли юноши в возрасте от 18 лет и старше.

«Говорят, что они все вооружены и приехали в областной центр мстить за убитого во время драки возле АПК земляка», – рассказывает наш собеседник.

Говоря в целом о ситуации в городе, Данияр отмечает, что молодежные разборки стали более жестокими. «Сейчас творится беспредел. Если наши старшие братья жили по понятиям типа «лежачего не бьют», «толпой одного не избивают», то теперь, честно признаюсь, одному вечером по городу ходить страшно. Если раньше вдруг нашего пацана избивали толпой в другом районе, то за это был спрос, сейчас – никакого», – говорит он.

«А за помощью к полицейским почему не обращаетесь в таких случаях?» – интересуюсь у юноши, тем самым вызвав у него ухмылку.

«А что они могут сделать? К примеру, если в драке участвует сын какого-нибудь шишки, то конфликт исчерпан. Его не было! Максимум закрывают на ночь, а утром отпускают. Поэтому такие пацаны, которые чувствуют за собой поддержку папиков, и устраивают беспредел. И потом, я сам не раз был свидетелем того, когда участковые полицейские, видя, что затевается что-то серьезное, выводили нас за пределы своего участка. У них такая практика – делайте что хотите, но только на другой территории. Поэтому реальной помощи от полисменов мы не ждем. Сами все решаем», – был категоричен Данияр.

Потасовки и драки, которые каждые выходные происходят в популярных ночных клубах города, но почему-то не попадают в сводки полицейских, Данияр называет не такими уж и страшными. На серьезные разборки, причиной которого послужил конфликт в ночном клубе, парни едут за город. И почти всегда с оружием.

«Купить травматический пистолет «Оса» сегодня можно в любом оружейном магазине за 32 тысячи тенге. Вы ведь сами пишете на криминальные темы и знаете, сколько «стрелялок» уже было в городе с применением «Осы». Во время разборок также идут в ход биты и ножи», – откровенничает Данияр.

«Но надо признать, что ныне нет такого явного противостояния между городскими пацанами из разных районов. Сейчас все они объединяются против шалкарских, которые, если что, готовы идти до конца. В общем, думаю, что серьезные вещи нас ждут впереди», – заключил наш собеседник.

Учащихся ссузов возьмут под контроль

Не отчислять ни одного учащегося без ведома комиссии по делам несовершеннолетних. Такую задачу поставила перед руководителями ссузов Сания Калдыгулова.

Почти сразу же после нашумевшего убийства подростка рядом с АПК в городском акимате было проведено расширенное заседание комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав. Главный вопрос на повестке дня – состояние преступности среди учащихся и молодежи в школах и колледжах. Заместитель акима города Сания Калдыгулова вызвала на ковер полисменов, педагогов, родителей. Разговор шел в достаточно жесткой форме.

Действительно, нельзя не согласиться с начальником управления внутренних дел города Актобе Есеном Есмахановым, который верно назвал одну из причин совершения преступлений подростками – бесконтрольность со стороны родителей и преподавателей.

«Большое число преступлений совершается молодыми людьми, которые приезжают на учебу в город из районов и других областей. Из 24 средне-специальных учебных заведений общежития имеют всего 6, да и то с ограниченным количеством мест. Из 4 тысяч студентов только 1 300 проживают в общежитиях, остальные вынуждены либо снимать квартиры, либо жить у родственников», – отметил он.

Разумеется, о каком контроле может идти речь, если подростки живут на съемных квартирах без надзора взрослых.

В тесном контакте полисмены работают с отделом образования. Ссузы остаются в стороне.

«Если ученик средней школы пропускает занятия без уважительной  причины, учителя обращаются к школьным инспекторам, посещают по месту жительства для выяснения причины пропуска. В ссузах такой практики нет.  Доказательством тому служит инцидент, произошедший 26 сентября. Погибший студент АТК, как выяснилось, 10 дней не посещал занятия», – констатировала Сания Мусаевна.

Сания Калдыгулова строго-настрого наказала руководителям средне-специальных учебных заведений согласовывать вопрос отчисления несовершеннолетних учащихся с комиссией по делам несовершеннолетних в целях своевременного определения их в общеобразовательные школы или трудоустройства. Ведь не секрет, что в погоне за деньгами колледжи часто отчисляют студентов за несвоевременную оплату. Отчислять отчисляют, а  дальнейшая судьба этих ребят их не интересует. В связи с чем была инициирована проверка всех колледжей по вопросу законности отчисления несовершеннолетних. Плюс ко всему, последним было рекомендовано в целях недопущения безнадзорности решить проблему с жильем для иногородних студентов, установить их место проживания, проверить съемные квартиры.

Не на жизнь, а на смерть

Групповая драка, произошедшая 26 сентября между подростками трех учебных заведений, первая и единственная в нынешнем году. В этом уверяют полисмены.

В той  драке между двумя подростковыми группировками – студентами двух колледжей и одного вуза, в которой участвовали, по словам очевидцев, не менее 200 человек, погиб 16-летний учащийся колледжа транспорта и коммуникаций. Подозреваемый в убийстве, кстати, будущий юрист, несколько раз ударил своего оппонента ножом. Бил наверняка. Еще один подросток чудом выжил, неизвестно, сколько ребят отделались побоями и легкими порезами.

Практически в тот же день учителя некоторых актюбинских школ связались с родителями старшеклассников и попросили встречать детей из школы и ни в коем случае не выпускать их из дома. Между тем полисмены рапортуют о том, что «в Багдаде все спокойно»:  повода для беспокойства нет, и не предвидится. Интересно. Тем более, что некоторые достоверные источники продолжают утверждать, что драка – не первая, а главное – не последняя. Полицейские просто-напросто скрывают факты, говорят они.

Но у людей в погонах своя правда.

– Нами регулярно проводится анализ криминогенной обстановки. Могу с уверенностью сказать о том, что за последние 3 года нам удалось добиться значительного снижения подростковой преступности по многим видам преступлений. За аналогичный период прошлого года подростки совершили 100 преступлений, за девять месяцев текущего – 94. Наблюдается снижение на 6 процентов. Краж стало меньше в два раза. В основном, это случаи хулиганства. Поступает заявление, а потом выясняется, что дети сами поменялись вещами, телефонами,  – поясняет начальник отделения по делам несовершеннолетних ДВД области, подполковник полиции Улбике Успанова. – А родители поднимают шум и сразу в полицию. Что касается групповых подростковых драк, то произошедшая 26 сентября – это первая с начала года. Ведь мы работаем не по факту совершения преступления, а над его профилактикой.

– Каким образом ведется профилактика?

– Сейчас практически во всех общеобразовательных школах введена единица школьного инспектора. Всего по области их 46, в том числе 6 в районах. Раньше за учебные заведения отвечали только участковые. Сейчас инспектора проводят беседы, лекции. Результат налицо – не зарегистрировано преступлений внутри учебных заведений, меньше привлечено детей к уголовной ответственности.

– В свете последних событий в это верится с трудом. К тому же возникает вполне логичный вопрос: откуда же все эти разговоры о групповых драках, которые происходят то там, то здесь?

– Я еще раз повторяю, эта групповая драка – первая в нынешнем году. К примеру, примерно в это же время, в октябре-ноябре прошлого года, нам удалось предотвратить три драки в районе села Ясное, областного драмтеатра, улицы Тургенева. Такова закономерность. В начале учебного года в профтехлицеи, колледжи приходят новички, между ними и старшекурсниками происходят какие-то трения. Сложная ситуация, в основном, наблюдается в сентябре-октябре. Поэтому до начала учебного года за наиболее криминогенными учебными заведениями мы закрепляем опытных сотрудников.

(«Черный» список колледжей начальник отдела огласить отказалась, ссылаясь на… День учителя. – Прим. авт.).

– Хорошо, драка первая, а как насчет того, что из Шалкара в областной центр приехали два вагона молодых ребят, вооруженных до зубов. Явно не с визитом вежливости…

– Это разговоры. Огромного наплыва в Актобе из Шалкара нет. Мы проверили всех шалкарцев. Они едут либо в гости к родственникам, либо на учебу.

– Какой район Актобе по праву считается самым опасным?

– Сложная ситуация наблюдается в районах ГМЗ, железнодорожного вокзала, Шанхая.

И все. Больше полисменам сказать нечего. Лучшая их тактика – профилактика. Но, как показывает практика, одними беседами и лекциями ситуацию вряд ли исправишь. Сегодня нужны кардинальные меры, чтобы завтра не развязалась настоящая война между молодежными группировками.

С начала года в отделы полиции было доставлено 4 099 несовершеннолетних, к административной ответственности привлечены 1 697, к уголовной – 175.

Преступление и наказание

Виноваты родители?

В детской колонии УК 168/3 Актобе, известной в народе как «малолетка», отбывают наказание молодые люди в возрасте от 14 до 18 лет из пяти областей Западного Казахстана. При положительной характеристике лиц, достигших 18-летнего возраста, не отправляют во взрослую колонию, а оставляют здесь до 20 лет. Из 79 на сегодня заключенных таковых 13.

В настоящий момент наказание в «малолетке» отбывают в основном осужденные за убийство, нанесение тяжкого телесного повреждения и  разбой. Стало меньше тех, кто поступает по статье 175 УК РК (кража).

– С тяжкими преступлениями к нам поступают из Актау и Атырау, – рассказывает начальник учреждения Мирбулат Куписов. – На долю Уральска приходятся разбои. Из Актюбинской области отбывают наказание 14 заключенных. Если взять в разрезе районов – это уроженцы Хромтау, Алги и Кандыагаша. Еще двое из Шалкара, один из них скоро выйдет на свободу, второй сидит за убийство.

– В последние три года преступления, совершаемые несовершеннолетними, отличаются особой жестокостью, – отмечает начальник колонии. – Оружие для них словно игрушка. Читая приговор, видишь, групповая драка или разбойное нападение совершались с обязательным использованием ножа или биты. Бывает, в ход идут и обрезы.

По словам Мирбулата Куписова, причинами таких преступлений, как грабеж или разбой, чаще всего служит сотовый телефон. И еще один факт. Если лет 10 назад контингент колонии состоял из детей неполных семей, то сейчас наказание в ней отбывают и ребята из вполне благополучных семей.

– Жестокости их учит среда, – считает начальник колонии.  – Они до приговора сидят в следственном изоляторе, и когда приходят в колонию, выставляют себя крутыми парнями,  будто сидели по нескольку лет. Таким образом, они хотят утвердиться в новом коллективе. Но здесь есть родительский комитет, отдел по воспитанию, работают психологи, то есть ребенок у нас находится под бдительным контролем. Мы ему объясняем, что к нам он пришел не по приглашению. И только через пару месяцев начинает понимать, что он не на свободе и под строгим надзором. Во время пребывания в колонии он становится дисциплинированным, но, выйдя на свободу, вновь возвращается в привычную среду. Улица их так просто не отпустит. В разговоре Мирбулат Куписов озвучил свое пожелание – он хочет, чтобы к ним чаще заглядывали инспектора по делам несовершеннолетних.

По мнению Мирбулата Куписова, в том, что подростки идут на преступления, виноваты родители.

– В колонию поступают парни в возрасте 16-17 лет, уровень знаний которых на уровне 6-7 классов. Все они регулярно прогуливали занятия. И их родители даже не были в курсе, что чадо не доходит до школы. И классные руководители не обзванивают их. А вечером те же родители даже не интересуются, куда их ребенок идет в такой поздний час. Ведь, для этого не нужен отдельный закон.  Согласен, что никто не желает зла своим детям, но тем нужен контроль и чуточку внимания с их стороны.

Мирбулат Куписов также уверен, что ситуацию с детской преступностью испортило и… ЕНТ. В последнее время многие родители, боясь результатов тестов, предпочитают отдавать своих детей в колледж по окончании 9 классов. Твердый троечник, но вполне тихий подросток  в возрасте 15 лет,  вынужден утверждаться во взрослом коллективе. С помощью силы. И насилия.

Единый сценарий

Начальник колонии говорит, что у многих преступлений единый сценарий. Большинство из них, не умея противостоять толпе, пошли на преступление «заодно». Они боятся, что их обвинят в трусости.

Восемнадцатилетний Болат (имя по этическим соображениям изменено. – Прим. авт.) был осужден за кражу и грабеж на 4 года. Сейчас он ждет решения суда, чтобы выйти на свободу досрочно.

– Тогда я учился в восьмом классе, – рассказывает Болат. Вместе с другом ограбили магазин.  Понял свою ошибку только через два месяца, когда оказался в колонии. Теперь буду работать, здесь я  получил аттестат и профессию. Хочется сказать своим сверстникам, чтобы они думали головой, прежде чем что-то делать. Потому что воля есть воля.

Мечтает о свободе и Алексей из Уральска. Ему сейчас 17 лет, и посадили его за кражу.

– Подельнику дали год условно, а я вовремя не отмечался у участкового инспектора и оказался за решеткой, – говорит Алексей. – Поеду домой и продолжу учебу в училище. Конечно, родителей и их ласку никаким гособеспечением не заменишь.

Долой равнодушие!

Нельзя обвинять учителей в бездействии, считает главный педагог области Амангали Кудайбергенов.

– Чтобы предотвратить такие ситуации, когда молодежь идет «стенка на стенку», наше общество должно объединить усилия. Я считаю, причина молодежных разборок – равнодушие всех.

Но случилось то, что случилось, и данный факт заставляет нас объединиться, проанализировать ситуацию.

Драки были и раньше. В юности мне было некогда драться, но приходилось видеть. Тогда спрашивали за правду и не было мести. Сегодня молодежь таким образом самовыражается. Наша вина в том, что не умеем до сих пор отслеживать лидеров. Не секрет, что их авторитет выше авторитета педагогов и родителей, а ведь можно было бы направить бурлящую энергию активных ребят в другое русло.

Когда я работал директором колледжа, все время боялся групповых драк. Поэтому в штате у нас был начальник службы безопасности, который не только следил за студентами, их скоплениями, но и смотрел в глаза подросткам. Потухшие – значит, есть причина.

С вымогательством надо нещадно бороться. Я обнаружил в свое время в колледже вымогателей и всех беспощадно отчислил. Мне надо было оградить от этого первокурсников, которые пришли с огромным желанием учиться, а столкнулись с таким отвратительным фактом. Руководитель учебного заведения, где процветает вымогательство, не педагог.

Что касается обязательства, которое было подписано между школами и родителями по поводу того, что в вечернее время появление несовершеннолетних на улице без сопровождения взрослых нежелательно, – правильное решение. Пока все не утихнет, надо быть очень осторожными.

Одним из сложных колледжей до некоторых пор справедливо считался железнодорожный. Рядом привокзальная площадь. Плюс ко всему в общежитии проживают свыше 300 учащихся из районов области. Бытует мнение, что между железнодорожным и политехническим колледжами идет противостояние. Но это не так. Были тревожные сигналы, но сейчас ситуация контролируется общественным объединением «Беркут». Благодаря чему удалось предотвратить немало конфликтов и драк.

Всем – учителям, родителям и сотрудникам правоохранительных органов нужно объединить усилия. Полисмены должны четко реагировать на любой сигнал, а выявление лидеров – дело педагогов. Вы поймите, учителя и так вкладывают в школьников очень много сил. Равнодушных педагогов нет, поэтому обвинять их в бездействии – неправильно. В общем, здесь нужна система и объединение усилий. Долой равнодушие! Иначе результата не будет.

Асия НУРПЕИСОВА, Абат КАРАТАЕВ