Озерная трагедия

Сильнейшая засуха высушила больше половины озер Иргизского района. Их тут насчитывалось около ста. А ведь  именно на этот регион приходится около 80 процентов водных запасов Актюбинской области. Пострадали от засухи озера и в других районах области. Корреспондент «АВ» выясняла, как обстоят дела с самыми известными водоемами области – Иргиз-Тургайской системы и озером Шалкар Шалкарского района.

Вслед за Аралом?
В этом году рыболовы Иргиза вернули часть водоемов государству

Ежегодно Иргизский район выдавал на продажу до 300 тонн рыб. Из-за уменьшения воды  в рыбохозяйствующих водоемах лимит в этом году снизили до 50 тонн.  Иргизская рыба на городских прилавках продается, но уже не в таком большом количестве, как раньше.
Некоторые природопользователи вернули водоемы государству.
– У меня было три озера, я там ловил рыбу и продавал. От двух озер пришлось отказаться, потому что они совсем измельчали. Паводка уже три года почти нет, снега прошлой зимой не было практически до декабря. Кроме того, рыба какая-то мелкая стала. Зачем платить государству по 40-50 тысяч тенге, если все равно не получаешь прибыли? – задается вопросом  руководитель одного из хозяйствующих субъектов Берик Удербаев.
По словам рыбака, водоемы арендовали предприниматели и других областей, но все потихоньку уезжают.
Но Берик  все-таки оставил себе одно озеро – Айирколь. Но только не для ловли рыбы, а, как он говорит, для отдыха.
В Тобыл-Торгайской межобластной рыбной инспекции полностью разделяют мнение природопользователя.
– Недавно я вернулся с проверкой из Иргизского района, где собственными глазами увидел: озера в Иргизе мельчают или вовсе исчезли. Лично я объездил 12 озер. Вернее, бывших озер, потому что воды в них практически нет. Нет больше Алаколя, Кармакколя, Жарколя, Большого и Малого Айирколя и так далее, – рассказывает замначальника Тобыл-Торгайской межобластной инспекции рыбного хозяйства Алмас Иманбеков, – это, естественно, отражается на добыче рыбы. В самом крупном озере Байтакколь, где велась в свое время основная добыча рыбы,  перестали ее ловить, что уж говорить о других.
Между тем для зарыбления иргизских водоемов из местной казны выделяются миллионы.
– В 2006 году мы зарыбили озера Байтакколь, Сасыкколь 70 тысячами малька  карпа, в Большой и Малый Жаланаш запустили 20 тысяч. На зарыбление реки Иргиз выделили 9,5 миллиона тенге. В 2008 году было выделено 7 миллионов тенге, благодаря которым мы завезли с Арала несколько тысяч мальков толстолобика и белого амура, – говорит Алмас Иманбеков.
Сейчас в связи с уменьшением воды им грозит опасность. Из комитета охотничьего и лесного хозяйства пришло постановление. Суть его сводится к тому, что, мол, пусть рыба гибнет, что подобное ведет к природному балансу. Но это неправильно! Мы как могли всю зиму ее спасали, – говорит Алмас Иманбеков.
В прошлом году природопользователи вместе с рыбной инспекцией занимались тем, что спасали рыбу, закачивая в воду кислород, чтобы рыба могла дышать.
– Уровень воды в иргизских водоемах снизился до критической отметки – до 1 метра. При такой глубине озера могут покрыться полностью льдом, а рыба – погибнуть. Чтобы этого не произошло, мы вместе с сельчанами бурили лунки, дабы рыба могла дышать, насосами перекачивали воду, чтобы не замерзала. Это – природные явления, в которые надо вмешиваться человеку, иначе потеряем все. Мы ведь не хотим повторения Арала у себя, – говорит Алмас Иманбеков.

Байтакколь дал течь
Озера Байтакколь больше нет. Оно было самым крупным в Актюбинской области

Его площадь составляла более семи тысяч гектаров. Единственный рыбак, всю жизнь промышлявший здесь ловлей рыбы, от безысходности переехал в город. Практически ничего не осталось и от озера Кызылколь. Оно было чуть меньше Байтакколя. Постепенно высыхают озера и в других местах  природного государственного резервата.
По словам местных экологов, создавшаяся катастрофическая ситуация отразилась на местной уникальной флоре и фауне.
– Высыхание водоемов влияет на миграцию пернатых.  Ежегодно к нам прилетало полтора-два миллиона птиц. Тут они гнездились, выводили своих птенцов. В этом году их было гораздо меньше.  А ондатра перебирается в те озера, где еще есть вода. В этом году паводок на реке Иргиз был хороший, худо-бедно некоторые озера заполнились, а вот в реке Тургай его не было. Из-за этого большинство тургайских водоемов остались без воды, а сильная засуха окончательно добила. Поэтому напряженная ситуация сохраняется, – рассказал сотрудник резервата, не пожелавший представиться.
Еще говорят, что надо в срочном порядке устанавливать шлюзы для удержания воды. Иргизско-Тургайская система озер фактически уходит в песок.
– Надо поставить регуляторы воды в районе Курдыма, а также в верховьях реки Тургай, которая питает большинство здешних озер, – говорят жители Иргиза.
Река Тургай берет начало в Костанайской области.
– Вначале грешили, что приходу воды препятствуют дамбы для лиманного орошения, которое развито в соседней области. Но выяснили, что никаких дамб там нет. Те, которые были, после межведомственных разбирательств разрушили. То есть я хочу сказать, что ничто не стоит на пути воды. Просто не было осадков и обильного паводка. Вот и все, – поведал работник резервата.
Как поясняет директор Иргизско-Тургайского государственного природного резервата Нуркасым Сарсенбаев, руководство области в курсе проблемы и выделило деньги на строительство шлюзов для удержания воды. Насколько известно, на эти цели из областного бюджета будет потрачено 12 миллионов тенге.
– Технико-экономическое обоснование уже готово, – поделился радостью  Нуркасым Сарсенбаев.
О проблеме Иргиза извест-но и на уровне республики. В свое время сотрудники резервата писали в адрес Министерства сельского хозяйства, сенаторам Ирану Амирову и Едильбаю Иманкулову, депутатам Мажилиса, в комитет охотничьего и лесного хозяйства.
Начальник Актюбинского отдела Урало-Каспийской инспекции по регулированию, использованию и охране вод Хобдаш Бултеев также считает создавшуюся ситуацию с Иргиз-Тургайской речно-озерной системой неблагоприятным явлением природы.
– Природа сама регулирует естественные процессы, в том числе и баланс воды. Ситуация озерно-речной системы Иргиза, скорее, исключение, нежели правило. Сильная засуха последних лет сводит на нет уникальный район.  Насколько я слышал, из-за уменьшения водного баланса даже птицы стали прилетать в заказник меньше, а животные мигрируют. Считаю: надо спасать как-то ситуацию, иначе потеряем все озера, – говорит он.
Отметим, что 25 процентов территории Иргизского района относится к особо охраняемой территории. Жесточайшая засуха последних лет высушила больше  половины из ста больших и мелких озер этого уникального района.


Меняем шлюзы, а ил подождет
на дне озера Шалкар лежит восемь миллионов кубометров ила

Засуха сказалась и на уровне воды в озере Шалкар. Максимально это озеро может принять до 25 миллионов кубометров воды, однако несмотря на то, что в нынешнем году был хороший паводок, полностью оно не заполнилось. Виной  всему – ил на дне озера, толщина которого в среднем составляет 40-50 сантиметров. По словам заместителя акима Шалкарского района Сарсенгали Копенова, чтобы очистить дно Шалкарского озера от ила, требуются огромные средства.
– Это очень затратная идея. Но надеемся, что в ближайшем будущем проблема решится. Озеро Шалкар – достопримечательность нашего региона, место отдыха горожан летом. Кроме того, воду из него берут садоводческие коллективы, – говорит он.
На уменьшение воды в Шалкаре, по словам Сарсенгали Копенова, влияет и  добыча щебня в Мугоджарах, откуда во время паводка и приходит вода в Шалкар. Разработка щебня перекрывает родники, от которых питается озеро.
– Уже к середине мая река Кауылжар, текущая с этих гор и вливающаяся в Шалкар, засыхает. Старожилы говорят, что в давние времена даже в глухую зиму она не замерзала благодаря многочисленным родникам. Мы думаем, что  производство также как-то повиляло на ситуацию, – рассказывают в акимате Шалкарского района.
Еще одна проблема озера Шалкар – старые шлюзы. На их замену, а также на укрепление плотин вдоль озера из областного бюджета выделено порядка 180 миллионов тенге. 50 миллионов уже освоены. Заказчиком является областное управление строительства. Шлюзы для регулировки воды не меняли тут с 1903 года.
Над Главной темой работала Кундыз КАСЕНОВА. Фото из архива «АВ»