В декабре 1986-го

Что произошло в Алма-Ате в декабре 1986 года? Были ли эти события случайным выступлением или хорошо спланированной акцией? С того времени прошло более двух десятилетий, но мы  по-прежнему не оставляем попытку разгадать феномен алматинской трагедии. Что вывело на улицы тысячи молодых людей и почему они пошли наперекор сильной тоталитарной системе? По этому поводу за круглым столом рассуждают наши гости – экс-депутат Верховного Совета Казахской ССР Избаскан Аймагамбетов, директор областного историко-краеведческого музея Еркин Курманбеков, предприниматель, бывший первый секретарь Актюбинского обкома комсомола Сергей Лапшин, директор ТОО «Шамшырак-Актобе», поэт Мейрхан Акдаулет-улы, журналист Бакыт Жаншаева и кандидат исторических наук Керимсал Жубатканов.

По сценарию

Избаскан Аймагамбетов – экс-депутат Верховного Совета Казахской ССР:

– Декабрьское выступление молодежи 1986 года само по себе неординарное событие. До сих пор многие теряются в догадках: была ли эта организованная акция или стихийное выступление, и что, собственно, явилось причиной происшедшего? Все мы понимаем, что собрать многотысячную толпу непросто, поэтому, я считаю, организаторы были. Хотя до нынешних дней, несмотря на то, что прошло уже столько времени, вопрос остается открытым.

А кто нам, собственно, мешает сказать правду, ведь мы живем в демократическом обществе? И кто скажет, почему именно это произошло в Казахстане, а не в другой республике? Меньше всего центральная власть ожидала выступления от казахстанцев. Она уверилась в том, что здесь может делать что угодно. И, надо сказать, делала многое и, если бы не такой лидер, как  Динмухамед Ахметович, который своей мудростью и своим авторитетом  сдерживал притязания Кремля, то кто знает, как бы все обернулось. Народ любил Димаша Ахметовича. В Казахстане он был непререкаемым авторитетом для людей всех национальностей. Именно это обстоятельство и сыграло решающую роль в конфликте. Казахстанцы понимали, что Кунаев был в почтенном возрасте и его уход с политической арены был естественным явлением. Однако все это надо было обставить должным образом, а не делать из его ухода фарса. Казахов обидело то, что  из  обыкновенной ситуации была сделана большая тайна, что такого человека не могли достойно отправить на заслуженный отдых. Ведь это был Динмухамед Кунаев! К тому же его преемник оказался по своему уровню значительно ниже его.

Тогда существовал тоталитарный режим, по которому было привычным, чтобы все делалось по заранее спланированному сценарию. Что греха таить, все мы в то время должны были говорить и думать одинаково. А то, что правительство пошло на столь жесткие меры, объяснимо: нельзя было создавать прецедент. Верхи понимали, что страна заходит в тупик в своем развитии и недовольство в обществе растет, поэтому данный конфликт необходимо было пресечь в зародыше, чтобы неповадно было другим. Власть испугалась. И потом другого метода руководства, как держать людей в страхе, тогдашнее руководство просто не знало.

Страна уже шла к развалу, поэтому то, что произошло в Алма-Ате, должно было где-нибудь произойти. Это было делом времени. Беспрецедентное отстранение Кунаева от должности явилось поводом декабрьских событий. Ситуацию породила сама центральная власть, за что она позже жестоко расплатилась, спровоцировав конфликты в других республиках.

Уроки Желтоксана

Еркин Курманбеков, директор областного историко-краеведческого музея:

– Дать простой ответ на вопрос: «Что произошло в декабре 1986 года?» – нелегко. Мы часто – и на политическом уровне, и на бытовом уровне обсуждаем происшедшее, но больше склоняемся к констатации фактов. Из декабрьских событий надо извлечь уроки.

По сути дела, мы жили в обществе, которое было закрыто для постороннего взгляда. Власть Советов умело скрывала то, о чем, она считала, народ не должен был знать.

События декабря были порождены тем временем, тем режимом. Ведь Казахстан считался самой благополучной республикой. Например, в Грузии по-настоящему советской власти никогда и не было. Они, грузины, были в номинальном подчинении. Казахстану же диктовали условия, его сделали сырьевой базой и забирали все лучшее. На казахском народе пытались провести эксперимент полной русификации: сначала сюда разными способами собрали большое количество  людей неказахской национальности, а потом стали интенсивно закрывать казахские школы. Это была главная ошибка власти. Несправедливо велась и кадровая политика. В казахской части населения скапливалось недовольство, которое все равно когда-нибудь должно было проявиться. Руководство страны менее всего ожидало конфликта с казахами. Вроде тихий и покладистый народ… Но оно само дало повод для выступления, назначив руководителем республики никому неизвестного и не имеющего авторитета человека.

Почему я говорю, что уроки истории должны запоминаться и из них надо делать конкретные выводы? Уроками  истории ни в коем случае нельзя пренебрегать. Известно, демократия – власть народа. Сегодня мы тоже живем в демократическом обществе. Наш  Президент делает немало для демократизации. Один из этих элементов  – это ежегодные отчеты акимов. Специально созданы информационно-пропагандистские группы, в одной из которых состою и я. Это правильные формы работы, но то, как все это происходит, народ не устраивает. Отчеты акимов разных уровней проводятся для определенного круга людей, остальные же остаются в неведении и не могут высказать наболевшее. Отсюда и рождаются недовольства.

Человек хочет жить в обществе, где ему хорошо, где у него есть работа. Он хочет жить в справедливом обществе, где распределение благ было бы правильным. К сожалению, он видит другое: госслужащий, который должен служить народу, ездит на дорогих машинах и живет в коттеджах.

Верхи не могли, низы не хотели

Сергей Лапшин, предприниматель, в 1986 году – первый секретарь Актюбинского обкома комсомола:

– Событиям декабря 1986 года нелегко дать объективную оценку. Это было время, когда происходила смена политического строя и такой процесс  пройти безболезненно не мог. К тому же власть активизировала его своими безграмотными действиями. Не хочу давать оценку Михаилу Горбачеву, как лидеру. История и время расставят все по местам, но мне думается, что он затеял перестройку, не имея четкого плана действий. Он менял решения каждый день. У него абсолютно не было никакой программы.

В свое время Ленин дал точное определение революционной ситуации: это когда «верхи не могут управлять по-новому, а низы не хотят жить по-старому». Это и происходило в тот период в нашей стране. Случайны ли были алматинские выступления молодежи? Конечно же, нет. Это было следствием общего политического настроения людей. Я восхищаюсь смелостью этих людей. Они сознательно шли на самопожертвование. Ребята хорошо понимали, что за свои действия им придется отвечать перед властью, но это их не остановило. По данным, которыми я располагаю, более ста студентов были отчислены из институтов, около ста привлечены к уголовной ответственности, а сколько погибло! Людям просто поломали и исковеркали жизнь.

Замена Кунаева на неизвестного пришельца была грубейшей ошибкой Горбачева. Зачем надо было разжигать недовольство людей? Кунаев был одним из самых ярких лидеров на просторах Советского Союза. Надо было назначить первым секретарем ЦК Компартии Казахстана Нурсултана Абишевича Назарбаева, его преемника. Уже в то время он проявил себя и был на слуху у казахстанцев. Поверьте, в таком случае в стране ничего бы не произошло.

Любые действия властей имеют и оборотную сторону. В данном случае ошибка Горбачева привела к росту национального самосознания казахов, в частности, передовой ее части – молодежи. Молодые люди, как правило, наиболее остро воспринимают такие болезненные моменты. До сих пор не могу понять, зачем надо было обижать такой мирный народ, как казахи, разжигать в нем экстремизм? Где же казахам руководить, как не в Казахстане? Кому, например, придет в голову назначать премьером в Англии казаха или русского? Протест молодежи был совершенно  объективным процессом. Ее обидели, оскорбили национальное сознание и она вышла на улицу, чтобы заявить о своем несогласии. Никто специально не готовился к этому хотя бы потому, что о том, что произойдет смена власти, не знали даже первые руководители республики. Все произошло мгновенно, всего за 18 минут. Просто в то время нашлись лидеры, которые не хотели терпеть подобного самоуправства и позвали людей на улицы.

Самое важное в этой ситуации – власть знала, что вызовет недовольство людей и была готова к этому. Заранее перед ЦК были расставлены усиленные посты. Она предвидела возмущение людей, но почему-то пошла на это, видно, была уверена в своей силе. Реакция власти была естественной – она защищала себя. Но какими методами?! Я искренне приветствую тех людей, которые не смолчали, взорвались и вздохнули свободно. Это было первое честное выступление на всем советском пространстве.

А ведь все мы были запрограммированы – все думали одинаково. Во всяком случае, должны были думать так, как повелевал центр. Помню, я работал заведующим отделом ЦК комсомола. Мне приходилось писать до 18 выступлений на пленумы и конференции! Писал даже за доктора наук. Так было положено. И людям приходилось выступать по составленному мной тексту. Так что любая демократия имеет и оборотную сторону. Горбачевская привела к полному уничтожению уникального государства.

Пострадала не только молодежь. Пострадало много честных руководителей, которые пытались противостоять несправедливости. Я точно знаю, что 17 декабря тогдашний первый секретарь ЦК комсомола Серик Абдрахманов, авторитетнейший лидер молодежи, зашел к Колбину и сказал: «Что вы творите, почему избиваете молодых людей?». За такое поведение он был отстранен от должности. Исполнявший его обязанности русский парень Петр Никитин написал письмо и тоже зашел к Колбину. Он также требовал оставить студентов в покое и тоже был отстранен от работы. Позже на пленуме ЦК комсомола, в присутствии Нурсултана Назарбаева, мы проголосовали за то, чтобы вернуть Серика Абдрахманова на его прежнее место. Серик вышел, поблагодарил членов пленума за доверие, но отказался возвращаться первым секретарем. Тогда Нурсултан Абишевич сказал: «Я исправлю эту ошибку» и вскоре пригласил его своим советником.

В декабре восемьдесят шестого в Актобе было все спокойно. Специально созданный штаб отслеживал ситуацию. Было создано много пропагандистских групп, которые проводили в коллективах беседы. Нам давалось совершенно правильное направление: исключать в разговорах все моменты, которые бы разжигали национальные чувства.

История не проходит бесследно

Мейрхан Акдаулетулы, директор ТОО «Шамшырак-Актобе», поэт, участник декабрьских событий:

– Ничего в этом бренном мире просто так не происходит. Я считаю: развал СССР произошел неслучайно, он был специально подготовлен извне. Теперь об этом говорят открыто. Советский Союз был сильным государством и мешал всем. Все было спланировано детально, действующие лица были обозначены заранее, поэтому приход к власти мягкого характером и нерешительного Михаила Горбачева тоже был неслучайным.

Национальный вопрос в то время не стоял остро не потому, что такой проблемы не было, а потому, что тогдашние идеологи умели его нивелировать, национальные отношения подслащивали разными мерами. Так почему это произошло и именно в Алма-Ате, где в то время русскоязычное население составляло большинство? Чтобы понять это, надо покопаться в далекой истории. Почему, например, возникает терроризм? От недовольства. Люди идут на самопожертвование вследствия многих причин. Терроризм – это идеология отчаяния. Он возникает там, где одни притесняют других, где не могут прийти к согласию. Чаще всего это происходит между странами.

Я не оправдываю терроризм. Я хочу просто провести аналогию с декабрьскими событиями. Мирная молодежь и вдруг выходит на улицы. Что толкнуло ее на этот отчаянный шаг? Объяснять эти события только сменой Кунаева было бы несправедливо. Тут много обстоятельств. Одна из них – в семидесятые и особенно в восьмидесятые годы казахская молодежь интенсивно потянулась в города за знаниями. В основном это была сельская молодежь, в генной памяти которой отложились сложные перипетии истории нашего народа. Я тоже из села. Мои родители пережили всю трагедию, которая выпала на долю их поколения: и революцию, и голодомор, и сталинские времена, и войну. Моя мама шепотом рассказывала, что во время революции их никто не жалел: приходили белые и били, отбирали последнее, приходили красные – тоже били и тоже забирали скот и продукты.

Получив хорошее образование и пожив в большом городе, сельская молодежь стала другими глазами воспринимать действительность. Она видела, как тогдашнее руководство несправедливо поступает с одними и создает условия для других. Село и тогда прозябало в неустроенности, а города, где большей частью проживали русские, обустраивались. Я сам семь лет с семьей перебивался в Алма-Ате без жилья. Так жили многие. В этой обстановке происходит смена власти и тоже несправедливая. К власти в Казахстане приходит не только не казах, но и человек из другой республики. Рядом со мной на площади люди кричали: «Дайте казахстанского русского!».

Я оказался в этой толпе случайно. Когда пришел на площадь, там никого не было, но через несколько минут со стороны улицы Мира появилась масса людей. Столько народа я не видел и на праздничных демонстрациях. Сейчас говорят, что демонстрация была стихийной. Я лично не склонен так думать. Люди шли с плакатами, транспарантами, портретами Кунаева. То есть это была хорошо организованная демонстрация, которой кто-то умело руководил.

К событиям декабря 1986 года надо относиться со всей серьезностью и ответственностью. Из этого урока истории надо сделать должный вывод.

Жестоко и бесчеловечно

Бакыт Жаншаева, журналист, участник декабрьских событий:

– В те годы я была студенткой сельскохозяйственного института. 16 декабря вечером мы сидели с однокурсницами в «красном уголке» и смотрели телевизор. Вдруг зашли двое незнакомых парней и на чистом казахском сказали: «Сняли Кунаева, вместо него посадили какого-то русского. Люди недовольны и завтра собираются провести забастовку. Мы выйдем на площадь Брежнева, вы тоже выходите». Это было так неожиданно и необычно, что мы не сразу поняли, что от нас хотят. Необычным было то, что нас призывали к забастовке. Ведь мы выросли под воздействием советской идеологии и были уверены, что забастовки могут происходить только в капиталистическом мире.

Ребята ушли, а мы утром спокойно пошли на занятия. Но в институте все были возбуждены и собирались на площадь. Пошла с ними и я. Тогда  еще было мало людей и мы стояли близко к трибуне. Потом, когда людей стало больше, нас оттеснили к самой трибуне. На нее выходили молодые люди, но их выступления были неинтересны. Ни по-казахски, ни по-русски они не могли довести до собравшихся свои мысли. Потом поднялась Майра Нуркенова – известная певица. Она говорила хорошо, эмоционально, но милиционеры ее  буквально стащили с трибуны. Мы стали возмущаться. Один из стоящих в окружении милиционеров крикнул: «Эй, бараны, расходитесь!» Это переполнило чашу возмущения! С противоположной стороны к кричавшему бросился парень, выхватил у него дубинку и ударил того по голове. На него набросились со всех сторон и стали избивать. Парни бросились защищать и началась настоящая потасовка. Все кинулись в разные стороны, я упала и оказалась под ногами толпы. Вдруг подбежал один из омоновцев и стал бить меня дубинкой по голове. Я стала терять сознание и только заметила, что двое парней волокли меня под руки. Они же помогли добраться до общежития. Здесь студенты и преподаватели забаррикадировали вход. Меня быстро впустили и сказали, чтобы больше не выходила на улицу.

На площадь меня вывело простое человеческое любопытство. Да и кто мог предполагать, что все обернется так?! Это было жестоко, бесчеловечно! Я сама видела, как до смерти забили одну девушку. А сколько погибло людей, сколько пострадало безвинно! Кому была нужна эта жестокость?

Тогда писали, что на площадь вышли пьяницы и наркоманы. Скажу честно, мое поколение, к счастью, не знало вообще, что такое наркотики. Перед тем, как стали собравшихся обливать водой, на площади вдруг появились машины со спиртными напитками. Естественно, это была уловка властей, надо было спровоцировать толпу на беспорядки, чтобы потом жестоко с ней расправиться.

Казахи очень толерантны

Керимсал Жубатканов, кандидат исторических наук, преподаватель АГУ им. К. Жубанова:

– Причины массового  выступления казахской молодежи, на мой взгляд, кроются в нескольких обстоятельствах. Во-первых, реальным поводом стало назначение Колбина, приехавшего извне, и то, что это выступление было организовано определенными силами, не вызывает сомнения.  Вторая причина, это неправильная политика центра по отношению к Казахстану. В-третьих, возможно, существовал некий сценарий, по которому развал Союза должен был начаться с алматинских событий 1986 года. Тогда это объясняет многое. Я слышал, что даже всемогущий КГБ не мог найти реальных организаторов Желтоксана.

Казахстан не может быть мононациональным государством, по крайней мере, сегодня. Потому что так сложилось исторически. Вообще сама казахская нация очень толерантна по отношению к другим народам, поэтому на территории нашей страны сложилась уникальная по своей сути стабильная межнациональная сфера. Но после тех событий появился холодок,  который и стал одной из причин развала Союза.

К сожалению, было много  пострадавших от произвола и беззакония советской власти, которые сейчас оказались никому не нужными. Одним из ярких примеров может служить халық қаһарманы Кайрат Рыскулбеков. По отношению к нему карательные органы применили чудовищную по своей сути меру- закрыли в одной камере с отпетым уголовником, зверски издевавшимся над молодым парнем.

Вот такой разговор состоялся за круглым столом в редакции «АВ». Откровенный и полезный. Все его участники сошлись во мнении, что замалчиватьф алматинскую трагедию 1986-го года, которая послужила уроком для последующих поколений, нельзя. Трагедия Желтоксана – это трагедия нашего народа, наша история, которую надо уважать.

Муапих БАРАНКУЛОВ и Асхат КАЛЖАНОВ