Эколог Бекмухамбетов

Профессия эколога изначально предполагает активную жизненную позицию, но постепенно защитники природы отходят на второй план общественной жизни. Среди тех, кто не изменил своим главным жизненным ценностям, Жасулан Бекмухамбетов.
Его общий трудовой стаж составляет 52 года, из них 30 лет отданы охране окружающей среды. Он всегда относился к делу ответственно, не жалея здоровья, порой отодвигая семейные заботы на второй план, вкладывая в рабочие будни все свои знания и опыт. В итоге в области сферы охраны окружающей среды за Жасуланом Кереевичем Бекмухамбетовым закрепился авторитет стержневого человека. Окружающие давно оценили его честность, справедливость и порядочность по отношению к людям, вне зависимости от их ранга и возраста.
Именно такие люди становятся постепенно неформальными лидерами в своей профессиональной сфере, в родном коллективе. К ним прислушивается руководство, на них равняются новички, их слово авторитетно для партнеров, их мнение становится фундаментальным, когда заседают всевозможные комиссии и советы.
Этот год для советника руководителя департамента экологии по Актюбинской области Жасулана Кереевича отмечен радостными событиями. В феврале отпраздновал 45-летие совместной жизни с супругой Маркизой и ее прекрасный юбилей. В большой семье родилась долгожданная правнучка Айлин. В дни празднования Международного дня охраны окружающей среды его труд отмечен юбилейной медалью «Қазақстан Республикасының экология саласына 30 жыл» и благодарственным письмом акима Актюбинской области Бердыбека Сапарбаева.

Гены самородка
Жасулан Кереевич родился в морозный январь 1944 года, в разгар Великой Отечественной войны. Его отца не стали призывать на фронт, оставили в тылу по брони. Он был механиком в Коктюбинской машинно-тракторной станции, обслуживавшей семь ближайших колхозов. Она находилась на берегу реки Орь, недалеко от Коктау Новороссийского (ныне Хромтауского) района.
— Он был самородок, мастер. Нигде специально не учился. Умелые руки папы в тяжелые для страны время оказались нужнее на МТС, где он одному ему известными способами умудрялся восстанавливать трактора, комбайны и другую сельскохозяйственную технику. Надеяться на новое поступление не приходилось. Все мужчины ушли на фронт, а 34-летнему отцу пришлось учить женщин управлять техникой, косить сено, — вспоминает Жасулан Кереевич.
Керей Бекмухамбетов имел всего лишь четырехклассное образование. С этим багажом знаний был сначала избран секретарем парторганизации Кудуксайского совхоза, а затем одиннадцать лет работал директором Кызылкаинского совхоза. Выйдя на заслуженный отдых, не сидел дома без работы.
Пока Керей Бекмухамбетов пропадал сутками на полях и фермах, все домашние заботы решала его жена Макен. Она была домохозяйкой, на нее было возложено воспитание дочери и трех сыновей. Жасулан Кереевич является младшим из братьев. Имя его старшего брата Ануара Кереевича хорошо известно в области, тринадцать лет он был первым секретарем Уилского райкома партии, депутатом Верховного Совета КазСССР. Большой след на этой земле оставила после себя и его супруга Шарбану. Ее именем названа школа-гимназия в Уиле.
— Брату сейчас 83. Именно он стал моим главным наставником по жизни. Я всегда прислушивался к его советам и наставлениям, — большое уважение вкладывает в свои слова Жасулан Кереевич.
Первые шаги к знаниям он делал в Кызылкаине, затем учился в малокомплектной школе в Богетсае. После того, как закрыли класс, мальчику пришлось поехать в областной центр и поселиться у родственников. В 1961 году, памятном полетом Юрия Гагарина в космос, окончил актюбинскую школу №13.
Получив аттестат зрелости, сдал документы на факультет механизации Казахского сельскохозяйственного института. В ту пору абитуриентам не было необходимости ехать в другой город, их набирали в Актюбинске.
— Мне один из членов приемной комиссии говорит: «Все идут в агрономы, механики, а почему вы не хотите поступить на гидромелиоративный факультет?». А я понятия не имел, что такое гидромелиорация. И он в двух словах объяснил, что это улучшение неплодородной земли, изменение ее качеств. Да и конкурс туда оказался меньше. По-моему, я один согласился из нашей области, — объясняет свой давний выбор собеседник.
Учиться отправился в столицу республики, но через год оказался в Джамбуле.
— Хрущев переселил нас с бульваров Алма-Аты в город Джамбул, где открылся гидромелиоративно-строительный институт, единственный в Казахстане вуз союзного значения, — добавляет Жасулан Кереевич.

Каждая балка знакома ему
Молодой специалист в Актюбинске был нарасхват, водное хозяйство развивалось бурно по всей стране. Устроился в Актюбинскую экспедицию «Казгипроводхоза», вскоре пригласили на должность заместителя начальника областного управления мелиорации и водного хозяйства. Двадцать два года пролетели как один миг. Об этой поре Жасулан Кереевич вспоминает так:
— Здесь получил большой опыт работы с нормативными документами, научился излагать свои мысли на бумаге. Но я не был кабинетным деятелем, объездил все дальние точки области. Знаю все балки Байганинского, Иргизского, Шалкарского районов. Все водные источники, водотоки региона. Нашей конечной целью было обеспечение земли водой, превратить пустыню в оазис, разве это не благородная миссия, не героизм?
Однажды он прожил месяц на границе Байганинского района и Каракалпакии, в Матайкуме, где самоизливающиеся скважины окружены оазисами. Хорошо помнит, как развивалось в ту пору поливное земледелие в Актюбинской области.
— При нас было более 47 тысяч гектаров орошаемой земли. Наша область занимала первое место по лиманному орошению, это кормовая база для животноводства. К сожалению, после развала Советского Союза все это дело пошло на спад. Все, над чем много лет кропотливо работали, пропало в одночасье. Вокруг Актюбинска, от Каргалинского водохранилища до Мартука, Яйсана, были орошаемые земли. Дождевалки — «фрегаты», «днепры», «волжанки», «ДДА», «ДДН», какие только марки машин мы не пробивали в Москве. Это было не так-то просто. Нам никто просто так ничего не выделял. Нужно было защитить каждый проект, изложенный на бумаге. Доказать его необходимость, — продолжает Жасулан Кереевич.
Орошаемая зона формировалась на базе Актюбинского и Каргалинского водохранилищ. В то время никому и в голову не приходило завозить картошку из Египта или Пакистана. Все было свое, хоть и ворчали горожане, когда их отправляли на поля на прополку, на борьбу с колорадским жуком. Не возили молоко из Скандинавии, а ранним утром вставали в очередь за молоком, которым обеспечивали пригородные хозяйства: «Пригородный», имени Пацаева, 40 лет КазССР, «Илекский», «Хлебодаровский».
Сельское хозяйство следовало за мелиораторами. Обосновывали возможности конкретной местности,
изучив ее досконально. Любой проект требует капиталовложений, но прежде нужно его умело защитить, доказать целесообразность. Все это на нер­вах, порой доходило до инфаркта. На таком фундаменте труда мелиораторов и животноводов совхозы «Айшуакский», «Тогузский», «Оймауытский» с обводненными пастбищами получали знамена передовиков ЦК КПСС и ЦК Компартии Казахстана.
Затем наступило время, когда гидромелиораторов стали осуждать за то, что они якобы губят природу. Приводили в пример Аральское море, Амударью, Сырдарью, водохранилища, но в планах, рожденных еще при царизме, была переброска сибирских рек в Центральную Азию. Уже готовы были проекты, которые затрагивали и территорию Актюбинской области. Возможно, при их осуществлении была бы решена проблема Арала, не исключает ветеран. Кстати, он внес свой скромный вклад в строительство Актюбинского водохранилища. Позже перешел в областной агропромышленный комитет.

Дело жизни
В 1988 году в стране создается служба охраны природы. Первому заместителю председателя областного комитета агропрома Мугалжару Бримбетову предложили возглавить в области новую структуру. Он, в свою очередь, пригласил последовать за ним Бекмухамбетова. Так Жасулан Кереевич стал экологом. Заместителем председателя Актюбинского областного комитета по охране природы — главным государственным экологическим экспертом, а затем главным государственным инспектором области он проработал до пенсионного возраста.
— Подразумевался новый подход к защите окружающей среды. Раньше каждое ведомство «охраняло» само себя: нефтяники, металлурги, аграрии. Такой подход осудили, так как ведомственная охрана отстаивает в первую очередь профильные интересы. Охрана должна быть независимой, но сейчас мы вернулись к тому, откуда ушли. Сейчас мы относимся к Министерству энергетики — ведомству, которое должно обеспечивать нас нефтью, углем, электричеством. Точно так же вода, лес, животный мир, охрана земли относятся к Министерству сельского хозяйства, которое должно обеспечивать нас хлебом, мясом, — попутно замечает обладатель нагрудного знака «Отличник экологической службы» Жасулан Бекмухамбетов.
За тридцать лет он пережил множество реформ службы. В самом начале в областном комитете по охране природы работали 130 человек, тогда были созданы городское, районные управления. Имея большие полномочия, экологи доходили до каждого природопользователя. Сейчас департамент экологии насчитывает 32 специалиста. И им нужно заранее составить план проверки, пройти через прокуратуру, прежде чем отправиться к субъекту бизнеса, который продолжает нарушать экологическое законодательство и наносить ущерб родной природе.
— Эколог — призвание, активная жизненная позиция, — на себе познал эту истину собеседник. — Никогда не решишь проблему, если не будет определенной осознанности, если человек не будет заботиться об окружающей среде, как о месте его же обитания.
Он также уверен: собираемые платежи за загрязнение окружающей среды должны целенаправленно идти на природоохранные мероприятия, как это практиковалось до 2002 года, а не оседать в бюджете и теряться там.
— Жасулан Кереевич, за все годы не возникало желания уйти из этой сферы?
— Кто же тогда останется? Очень часто встречаюсь со школьниками, студентами, бываю в трудовых коллективах, стараюсь пробудить в людях экологическое сознание, экологическую культуру. И иногда удается задеть аудиторию за живое. В медуниверситете читаю лекции на тему «Экологическая среда и здоровье человека». Объясняю, к чему приводит равнодушное, циничное отношение к природе, откуда берутся рак, всякие страшные болезни и какой вред наносит автотранспорт здоровью человека. Часто встречаюсь со студентами АРГУ имени К. Жубанова и АГУ имени С. Баишева.

Главная гордость
Жасулана Кереевича коллеги давно называют ходячей энциклопедией. Его ценят за принципиальность, умение отстаивать свою точку зрения, анализировать информацию. Все эти качества он постарался передать своим сыновьям.
Но первая ценность — это семья. Сорок пять лет совместной жизни родителей — достойный пример для Ербола и Миржана. Сам Жасулан Кереевич до сих пор помнит, как увозил из Курайли Маркизу и как вся школа высыпала во двор провожать свою любимую учительницу. Позже ее учениками станут студенты АРГУ имени
К. Жубанова.
— Гордость моя, богатство мое — это два сына. Старший — Ербол, ныне ректор Западно-Казахстанского медицинского университета имени Марата Оспанова, доктор медицинских наук, профессор. Младший — Миржан, заместитель председателя правления СПК «Каспий» в Актау, — делится отец.
Радуют его и внуки — Алибек, Шарбан, Димаш и Даниал, которым дедушка с малых лет прививал любовь к окружающей среде и необходимость защиты ее через научные проекты. Вместе они разрабатывали такие актуальные темы, как «Тайна земли иргизской», «В краю степных просторов и голубых озер», «Нефтегазовая отрасль и окружающая среда Актюбинской области», «Уникальная жемчужина Кокжиде», «Окружающая среда и здоровье населения Актюбинской области», «Пернатым нужна защита». Эти работы в свое время были представлены на конкурсы областного и республиканского значения по линии «Дарын» и «Малой академии наук», в итоге отмечены многочисленными дипломами. Тем самым они научились излагать и отстаивать свое мнение в любой аудитории.
Но самый любимый внук — Арон, ему нет еще и двух лет. Аксакал очень хочет, чтобы внукам достался чистый воздух, чтобы они могли познать все красоты родной земли, потому и остается экологом и на словах, и на деле.
Жанат СИСЕКЕНОВА

Фото из семейного архива БЕКМУХАМБЕТОВЫХ