В трудные годы перемен

«Не дай вам Бог жить в эпоху перемен», – эти слова приписывают китайскому философу Конфуцию. Смысл их явственно ощущаешь, когда сам проходишь через трудные испытания.
Конец первого тысячелетия ознаменовался для жителей бывшей великой державы небывалыми по масштабам стрессовыми событиями. Практически в считанные годы распалось государство, которое являлось символом оплота мира и стабильности для многих народов бывшего Союза. Нарушилась хорошо налаженная экономическая связь между союзными республиками, а также все существовавшие связи жизнеобеспечения. Начался затяжной кризис, который поразил буквально все сферы человеческой деятельности.
В этой небывалой круговерти особенно пострадало сельскохозяйственное производство.
В середине девяностых годов прошлого столетия я работал заместителем акима области и курировал сельскохозяйственную отрасль. Следует отметить, что экономика в этот период практически не работала. Сельскохозяйственные предприятия, а тогда в области было 150 колхозов и совхозов, полностью остановили свою деятельность. В хозяйствах только тем и занимались, что забивали скот, пытаясь расплатиться с долгами, которые росли, как грибы после дождя. Поголовье скота в области шло на снижение в арифметической прогрессии.
Ко всему прочему, в 1995 году разразилась небывалая засуха. Область оказалась необеспеченной необходимым запасом зерна. Было время, когда в городе оставался всего недельный запас муки. Актюбинские пекарни приостановили свою работу, и мы завозили хлеб из Хромтау и Мартука, где еще оставался кое-какой запас сырья.
В области была создана рабочая группа во главе с руководителем областного управления сельского хозяйства Сериком Ботагариным, которая, помимо прочего, работала и над обеспечением области товарным и семенным зерном. В то время успешно работал областной продовольственный фонд, в каждом районе существовала программа самообеспечения населения. Акимы района разработали конкретный план действий на 1996-1997 годы.
Вывоз зерна за пределы области был запрещен вообще. Помогали, как могли, хозяйствам произвести закупку зерна со стороны. Крестьяне еще не теряли надежды на благоприятное стечение обстоятельств, поэтому область в 1996 году посеяла 1 миллион 200 тысяч гектаров зерновых, но вновь случилась засуха. В тот год область намолотила лишь 1,9 центнера с гектара.
Готовились к посевной кампании 1996 года, надеясь к осени несколько поправить незавидное положение в сельскохозяйственном производстве. Но весной ситуация была до того критической, что мы задумались: сеять нам или не сеять вообще. Не было ни семян, ни горюче-смазочных материалов. Выходили из положения разными путями. Например, приобретали зерно в Оренбурге, а рассчитывались тем, что ремонтировали их вертолеты на 406 заводе, тогда еще работавшем.
Но главной нашей задачей в этот период было проведение реформ в сельском хозяйстве. Президент страны Нурсултан Назарбаев ежегодно, в декабре, проводил республиканские совещания по вопросам реформ в сельскохозяйственном производстве. Первое такое совещание прошло 25 декабря 1995 года.
Реформу планировали провести в три этапа. На первом этапе – конец 1995 года – начало 1996-го – нам предстояло реформировать безнадежные хозяйства, на втором – период 1996 года – маломощные и на третьем – первый квартал 1997 года – устойчивые, т.е. все остальные.
Каждый шаг реформы был расписан в деталях и находился на постоянном контроле республиканских органов.
К примеру, на первом этапе мы должны были преобразовать 107 хозяйств. Это была нелегкая задача. Прежде всего, она затруднялась тем, что наши аграрии не были обучены рыночной экономике, да и мы сами не обладали еще необходимым опытом.
К тому же одолевали житейские трудности. Люди своевременно не получали пенсии, заработную плату, накапливались долги за электричество и другие коммунальные услуги. Но больше всего аграрии страдали от ежегодной засухи, которая сводила на нет все наши усилия. А еще некоторые руководители хозяйств поняли, что в этом хаосе можно хорошо поживиться, и стали транжирить общее добро для своей выгоды.
И все же в 1996-м нам удалось реформировать 131 сельскохозяйственное предприятие из 150, доставшихся нам в наследство от советской эпохи. Были созданы ТОО, производственные кооперативы, крестьянские хозяйства и другие сельхозформирования, часть из них мы передали под управление фирмам, а некоторые и вовсе были ликвидированы.
Каждый аким района имел конкретный план действий, выполнение которых мы строго контролировали.
Следующее совещание Президент провел 18 декабря 1996 года. Мы отчитывались на нем. Кстати, нам было что сказать, ведь результаты реформы сельскохозяйственной сферы были налицо.
Зимовка в тот год проходила сложно, потому что предыдущая зима была малоснежной и травы нормально не уродились. Зерновые тоже не дали ожидаемого урожая. Семенного материала в тот год вообще не было, поэтому мы вынуждены были закупать семена на стороне. В Акмолинской области купили 4 400 тонн, в Оренбургской – 3 100 тонн, через продкорпорацию – 12 000 тонн семян. 1996 год завершили с убытком в 1,5 миллиарда тенге. Пятьдесят процентов хозяйств оказалось на грани банкротства.
Реформа в сельском хозяйстве проводилась быстрыми темпами, однако ее эффект был еще незначительным. Засуха по-прежнему не сдавала позиций. На расчетных счетах сельхозпредриятий уже не было средств даже на погашение долгов. Не было и сельхозпродукции.
В то время мы проводили интенсивное обучение руководителей сельхозформирований рыночной экономике, организовав для них трехнедельные бесплатные курсы на базе санатория «Сельмаш». На место прежних, не оправдавших доверие руководителей колхозов и совхозов, ставили молодые перспективные кадры. Так было заменено более тридцати директоров совхозов, которые работали по старинке. Одновременно создали отделы маркетинга и инвестиций.
Не лучшее положение складывалось и в сфере животноводства. На первое января 1996 года в области насчитывалось всего 1 миллион овец и 200 тысяч голов крупного рогатого скота.
Кредиторская задолженность на первое января 1997 года составляла 6 миллиардов тенге. Все это были долги аграриев. В тот год мы сократили площади посевов до 961 тысячи гектаров и намолотили по 9,3 центнера с гектара. Крестьяне вздохнули свободнее. Хозяйства засыпали семена, заложили товарное зерно и начали мало-помалу рассчитываться с долгами, которые накопились за три года. Активное реформирование сельского хозяйства продолжалось.
В 1998 году в области было создано 2 тысячи частных сельхозформирований, но год снова выдался неблагополучный: случилась беспрецедентная засуха, температура воздуха почти все лето не опускалась ниже 31 градуса. В этот период 11 процентов хозяйств были рентабельными, 80 процентов – нерентабельными, 9 процентов – банкротами.
На республиканском совещании в декабре 1998 года с участием Президента наша область доложила о сделанной за этот период реформ работе. Поставленная задача была выполнена. Сельское хозяйство перешло на мобильные рельсы, и мы стали пожинать первые плоды этих реформ.
Меня часто спрашивают: «Почему в такой спешке распродавались колхозы и совхозы?» Скажу честно, спешить приходилось и по той причине, что многие руководители безудержно распродавали общественное добро, и простым членам коллектива могло уже ничего не остаться. Откладывать дальше процесс приватизации времени не было.
В 1998 году многие хозяйства мы передали в доверительное управление. В числе их были «Степное», «Кумкудук», «30 лет КазССР», «Токмансай», «Хазрет», «Комсомол», им. Пацаева. На базе 150 хозяйств было создано 292 ПК, 19 акционерных обществ, 4 ТОО, 1 066 крестьянских хозяйств. Таким образом, к концу 1998 года политическая установка Президента Нурсултана Назарбаева по аграрному вопросу была полностью выполнена.
В 1998-1999 годах реформы стали давать положительные результаты. Хоть незначительно, но выросло поголовье всех видов скота, объем валовой продукции увеличился на 4 процента. В 1999-м мы еще больше сократили посевные площади, доведя их до 522 тысяч гектаров, но именно в тот год выдался хороший урожай: с каждого гектара было намолочено по 10,3 центнера зерновых.
В тот период в области насчитывалось 362 тысячи голов КРС, 846 тысяч овец. Но самое главное – кредитная задолженность аграриев с 6 миллиардов сократилась до 3,3 миллиарда. Сельчане почувствовали вкус перемен.
В 2000 году в области было уже создано 2 820 сельхозформирований. В их числе: 2 439 крестьянских хозяйств, 209 ТОО, 169 ПК, 8 АО. 130 000 условных земельных долей было персонифицировано, а их владельцам выданы акты. Восемьдесят процентов сельхозпроизводителей перешло на патентную систему налогообложения. В сельское хозяйство впервые пошли инвестиции.
На первое января 2002 года кредитная задолженность сельхозпредприятий составляла уже 889 миллионов. В 2001 году сельское хозяйство области впервые вышло на прибыль. Она составила 195 миллионов тенге. Конечно, эти показатели далеко не сопоставимы с нынешними, но тогда это был большой прогресс. С прибылью закончили год 80 сельхозпредприятий. К концу года сельскохозяйственные предприятия области никому должны не были.
Реформы давались нелегко. Снова и снова нас подводила засуха. Члены штаба по реформированию во главе с Сериком Ботагариным практически прописались в районах.
Вся трудность реформ легла на плечи акимов районов. Многие из них с честью выдержали эти испытания. Особенно хотелось отметить Есимхана Есенбаева, Ахата Мурзалина, Бердихана Кемешева, Оразбека Далмагамбетова, Кенжигали Толыкбаева, Асылбека Нурмуханова, Ислама Медеубаева, Бердигали Айтпамбетова, Павла Хохлова, Акимгерея Сергалина, Жеткергена Оралмагамбетова, Мухтара Джумагазиева, Газиза Займолдина, Турикпенбая Айжарикова. В областном управлении сельского хозяйства эффективно трудились Ерсаин Ажибаев, Есет Сартаев, Владимир Литовченко.
И еще следует отметить: очень плодотворно работал коллектив во главе с Маликом Жекеевым, который курировал земельный вопрос. Чрезвычайно важный и сложный вопрос. В республике жалобы крестьян разбирались на всех уровнях, а у нас их практически не было. До жалоб дело обычно не доходило.
Я считаю, что из всех отраслей народного хозяйства приватизация была проведена более или менее справедливо в сельскохозяйственном производстве. Люди получали земельные наделы, скот, технику, строения, паи. Ни в какой другой отрасли никто ничего не получил, кроме, конечно, акций крупных производств.
Все акимы, о которых я говорил выше, работали добросовестно, не думали о своем кармане. Благодаря этому реформа проводилась достаточно эффективно. У каждого из них были свои трудности, но они неуклонно выполняли установку Главы государства.
В те годы государство еще не могло оказать крестьянам эффективную финансовую поддержку. Более того, банки из-за накопившихся долгов практически прекратили кредитование. В этой сложной обстановке государство стало передавать долги крестьян в фонд финансовой поддержки. Горюче-смазочные материалы получали под гарантию акима области, то есть под бюджет.
Часть долгов списывалась путем банкротства хозяйств. Словом, применялись разные методы оздоровления сельского хозяйства. Стали внедрять патенты, единый земельный налог, налоговые льготы. Многие объекты социально-культурного назначения передавались на баланс местной власти. Стала внедряться вексельная программа, начали вводить фьючерсные контракты. Помощь крестьянам шла, как пострадавшим от природных катаклизмов.
К 2000 году, без малого за десятилетие, объем валовой продукции в сельском хозяйстве сократился на 35 процентов, а посевные площади уменьшились почти в три раза. Особенно сильно пострадало животноводство: по сравнению с 1991 годом снижение производства произошло на 45 процентов, а поголовье крупного рогатого скота сократилось на 48 процентов, овец – на 77 процентов. К 2000 году в области насчитывалось всего 309 тысяч голов крупного рогатого скота, 647 тысяч овец и коз, 57 тысяч лошадей. В годы засухи южные хозяйства вынуждены были перегонять скот в северные районы области. Там же мы отводили им земли под посевы, чтобы они смогли запастись собственным фуражом.
Вот в таких неимоверно сложных условиях проводилась реформа сельского хозяйства. К 2000 году в области было уже 3 тысячи сельхозформирований, которые постепенно поднимались на ноги. В итоге реформы на селе были завершены, появился реальный собственник, было достигнуто увеличение сельскохозяйственной продукции, выросло поголовье всех видов скота, улучшилось финансовое положение хозяйств.
В свое время были скептики, которые не верили, что сельское хозяйство когда-нибудь будет способно подняться с колен. Но оно поднялось! Об этом трудном периоде Елбасы в своей речи на заседании Ассамблеи народа Казахстана сказал так: «Чего только не было за 25 лет независимости, чего только не было, особенно после развала СССР! Тогда экономика остановилась, все заводы и фабрики стояли. Не могли платить ни пенсию, ни зарплату. Это мы знаем, я говорил уже и всегда буду говорить об этом, потому что те, кто живет сейчас, будут думать, что было всегда так, как сегодня. Вспомните пустые прилавки. Вспомните, как матери вставали в пять утра, чтобы успеть купить молоко для детей и часто не успевали это сделать. В магазинах не было хлеба, колбасы, сахара – ничего не было!».
Сегодня мы видим совсем другое сельскохозяйственное производство, оснащенное по последнему слову техники, работающее на прибыль. Глава государства неизменно подчеркивает важность продолжения реформ в АПК. «Развитие сельского хозяйства является важным приоритетом для страны», – говорит Нурсултан Назарбаев. Видя нынешнее обновление отрасли, остаешься довольным от мысли, что все это есть результат реформ Елбасы, у истоков которых волею судьбы довелось стоять нашему поколению.

Каиркужа ЕЛЕУСИЗОВ, ветеран сельскохозяйственного производства