Деньги придут за пациентом

Жаксылык Доскалиев о грядущей реформе в системе отечественного здравоохранения, которая сломает все стереотипы.

Огромные перемены грядут в казахстанском здравоохранении. Подготовлен проект новой концепции системы и сейчас его бурное обсуждение идет в регионах. На прошлой неделе актюбинской медицинской общественности ее презентовал министр здравоохранения РК Жаксылык Доскалиев.  Что она собой представляет, чем вызвана и какие при этом преследует цели – об этом в интервью «АВ» рассказывает главный врач страны. Готовясь к встрече с ним, мы подготовили список тех стереотипов, которые сложились в обществе относительно казахстанского здравоохранения, чтобы министр подтвердил или опроверг их. В этом списке ничего нового: медики – взяточники, туберкулез и рак непобедимы, своих лекарств в стране нет, поликлиники бюрократичны, о бесплатной медицине мы только мечтаем, медоборудование простаивает и т.п. К удивлению, министр ничего опровергать не стал. Более того, он со всем этим согласился. Но разговор наш начался все же с новой концепции здравоохранения – ведь и ее содержание, и наши вопросы тесно переплетены между собой.

Три кита реформы

– Работая над новой концепцией, вы взяли, как образец, системы здравоохранения Канады и Австралии. Почему?

– Эти столь далекие от нас страны оказались, как ни странно, наиболее близки нам по климатическим условиям, плотности населения, специфике заболеваний и многим другим факторам, но с одной отличительной разницей – высоким уровнем медицины. И поэтому Президент страны Н. А. Назарбаев поставил цель – достичь этот уровень. Нами была тщательно изучена система организации здравоохранения в этих странах и на ее основе решено провести реформу. Я бы еще вот что сказал. Наш Президент смотрит немного дальше, он ставит задачу: чтобы дальше развиваться, надо быть на пике, улучшать показатели здоровья казахстанцев. Вспомните, в самые трудные годы он создал программу «Болашак» и выучил  молодые кадры, которые сейчас находятся на ключевых постах, и они показали себя в период кризиса

Чем вас не устраивает сегодняшняя медицина?

– Своим списком стереотипов вы уже почти ответили на вопрос. Приведу лишь одну цифру: с 2004 года по 2009 год финансирование гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП) увеличилось с 90 миллиардов тенге до 270, но существенного улучшения здоровья населения не наблюдается. Нет и перспектив.

– И каковы главные шаги реформ?

– Они простые. Первое: надо создать конкурентную среду. Конкуренция – это движущая сила. Главные врачи должны работать, а не заниматься бюрократией. В нашем здравоохранении сегодня складывается следующая ситуация – вне зависимости от наличия пациентов, государство дает деньги медучреждениям. Конкуренция же заставит главврачей не тратить средства на покупку мебели, оформление кабинета, а создавать нормальные условия для больных, направлять средства на качественное обслуживание людей.

Второе – свободный выбор медучреждения и лечащего врача. Сейчас человек закреплен за поликлиникой. Хорошая она или плохая, есть там лаборатория или нет, но ты не можешь прийти в хорошую поликлинику – тебе скажут: плати. Так же и стационар. И когда мы говорим – ГОБМП, называем цифры, люди нам говорят: какие бесплатные услуги? О чем речь? Казахстанцу, которому Конституция гарантирует бесплатное лечение, в любом месте – Алге, Караганде или Астане должен получить бесплатное лечение. Но на деле он прикреплен к определенной поликлинике и может получить лечение только в одном месте. Удовлетворит это его или нет – никто не обращает на это внимания.

О свободном выборе врача. Тот же алгинец или кобдинец придет в любую клинику и скажет: я хочу у вас обслужиться. Заключит договор, обслужится и этой больнице возместят расходы из центра оплаты. То есть, если деньги раньше шли в одну точку, то теперь они «придут» за больным в ту больницу, какую он выберет. Пришел больной – пришли деньги. И вот теперь, чтобы этот пациент пришел именно в его больницу, главные врачи должны стать настоящими менеджерами. Врачи будут заинтересованы в росте своего мастерства, авторитета.

Третий шаг: прозрачность выполненных услуг. За практически выполненный объем услуг выплачиваются деньги и видно, за что конкретно заплатили. Эти три экономических шага, которые заставят человека мыслить по-другому. Это мы должны сделать на протяжении 2010-2016 годов. Параллельно прорабатывая вопрос сооплаты. Новая система ориентирована на конечный результат – и это главное.

Тройная солидарность

– О чем идет речь?

– Для того чтобы любая отрасль работала с отдачей, нужна солидарная ответственность. Первое – государства. Государство у нас строит клиники, выделяет средства, обучает людей и т.д. То есть государство свои обязанности перед населением выполняет. Второе – работодателя. Сейчас не середина 90-х годов. В целом, отношение работодателя к своим работникам меняется. Ныне существует такое понятие, как социальное партнерство. Предприятия предлагают социальные пакеты и т.п. Крупные корпорации, да и не только, строят для своих работников бесплатные оздоровительные центры.

А вот солидарной ответственности самих граждан у нас  нет. У нас никто не думает о своем здоровье. Может, 1-2 процента казахстанцев. Возьмем, к примеру, проблему курения. У нас сами врачи курят. То же среди простого населения. Думают: врачи вылечат, нет – там посмотрим. Пожалуемся куда-нибудь. Люди не только о себе, они перестает думать об окружающих. Те же инфицированные ВИЧ, туберкулезом. Ясно, что культура поведения хромает,  нужна агитация ЗОЖ. Но мы должны понимать, что, если не будет экономического рычага, изменений не будет. Речь идет о сооплате. Государство гарантирует 80 процентов бесплатных услуг, а 20 – больной должен доплатить. Один раз заплатит из семейного бюджета, а потом будет думать о том, что лучше не болеть. Что зря в холодную погоду вышел без теплой одежды и т.п. Это солидарная ответственность и она обязательно должна внедряться через сооплату. Это не ноу-хау. Это мировая практика.

– Когда она будет вводиться и какие есть социальные льготы?

– Сооплату предусматривается вводить с 2016 по 2020 год. До этого в течение пяти лет будем «обкатывать» эту модель. Думаю, что к 2016 году и процент бедных людей будет значительно меньше.

Социально уязвимые слои – дети до 18 лет, инвалиды и пенсионеры от сооплаты освобождаются.

И все же о стереотипах…

– Вернемся к стереотипам казахстанского здравоохранения, о которых мы говорили в начале…

– Все эти вещи при новой концепции будут практически сведены на нет. Вот мы увеличили финансирование с 90 до 273 миллиардов тенге, но  ничего не сдвинулось. Наоборот, мы создали условия для коррупции. Новая система расставит по своим местам. Это не выдуманное мной: так делается в других странах и к этому мы должны стремиться.

– Поддерживают ли реформы в обществе?

– Я вот что скажу. Народ воспринимает это сразу. Не воспринимают только главные врачи, которые застоялись и им невыгодны перемены. Вот они и будут палки в колеса вставлять. А когда говоришь с простыми людьми – не с врачами, они поддерживают. Ведь казахстанцы смогут свободно выбрать врача, даже по СМС он может записаться на прием и получить ответ: можете прийти в такое-то время.

У нас ведь очереди в поликлинике только с утра. После 4-х часов никого нет. А это неэффективная работа медучреждений, ажиотаж дает возможность проявиться разным негативным моментам вроде теневых платежей и т.п.

У нас было много проектов. Например, семейная медицина, которая не прижилась. Не ожидает ли новую концепцию то же самое?

– Семейный врач – это для стран, где индекс здоровья очень высокий и люди следят за своим здоровьем. Он приходит измерить давление, может предварительно поставить диагноз, направить в поликлинику. Одним словом, ведет профилактику. Семейный врач не лечит, он помогает поддерживать здоровье. А у нас индекс здоровья населения очень низкий. Даже у молодых целый букет болезней. Я бы сам не взялся быть семейным врачом. В свое время кое-где пытались вводить семейную медицину, но это было все равно, что бросить зерно на неподготовленную почву. Но если Казахстан будет так развиваться, то может к 2020 или 2030 году и мы дойдем до этого. Что касается концепции, то сейчас идет большая и основательная подготовительная работа, введение концепции планируется до 2020 года.

– А как на селе будет, там ведь нет конкурентной среды?

– То же самое. Конечно, экстренную помощь больной получит на месте. При новой системе, когда у него есть свободный выбор врача, он может приехать в город за квалифицированной помощью, деньги за услуги так же «придут» за ним в город.

– Еще один стереотип: в последние годы в казахстанских лечебницах появилось современное дорогостоящее оборудование, но оно простаивает…

– Все дело в неправильном планировании. Есть чиновники в минздраве, которые никогда на селе не были, а закупают оборудование. Те же дистилляторы, которые работают только на проточной воде при определенном РН. Их централизованно закупили во все ФАПы страны. Вне зависимости есть там вода или нет. На те же врачебные амбулатории, где работает один врач, закупили и поставили комплекты для окулиста, хирурга, гинеколога. Напичкали оборудования, даже лапароскопы. Или по телемедицине. Доктрина была такая: «Казахтелеком» ведет оптиковолоконную линию, мы привязываемся к ней. Была четкая программа: в этом году в Актобе связь пришла, линию опробовали и мы устанавливаем оборудование. Когда я уехал, начали умничать: что ждать, давайте через спутник. В итоге, 80 процентов оборудования простаивает. Потому что спутник дорогой. Ладно, он дорогой, но изображение! Невозможно: полчеловека там, полчеловека здесь. Вот и получается: больного в 10 раз дешевле отвезти в столицу проконсультировать, чем получить помощь по телевидению. Вот что значит неправильное планирование и некомпетентность. Есть регионы, где закуплен компьютерный томограф, а специалистов нет.

– Еще один больной вопрос – сегодня медики откровенно лоббируют интересы тех или иных фармкомпании…

– Система вынудила врачей сотрудничать с ними. Они получают мизерную зарплату, работают на полставки. Им надо содержать семьи. Вот они и вынуждены заниматься бизнесом, быть дилерами фармкомпаний, проталкивать «свои» препараты. Это хорошая среда для коррупции. Новая система стирает это – все эти вещи становятся ненужными.

Страны, которые мы берем для примера, избавились от социальных болезней – туберкулеза, там гораздо меньше болеют раком. Возможно ли это у нас?

– Там медицина, направленная на профилактику, дает хорошие результаты. И по онкозаболеваниям и по туберкулезу. Человек начинает задумываться, что ему придется заплатить. У нас как: заболел человек, в больницу ложиться не хотят, сын говорит: он мой отец, пусть дома живет. Дети же заболеют! Ну и пусть, вылечим потом. А когда он поймет, что потом придется платить, он скажет отцу: иди, папа, лечись. На свадьбы и поминки приглашать не будут. Люди сделают замечание: почему без маски сидишь? Система заставит по-другому относиться к здоровью. А когда это, извините, халява, бесплатно, когда можно еще наехать на врача, наговорить ему грубостей, почему бы так не вести себя? А что тебе врач сделал? Заразил тебя? Ты сам получил эти болячки, сам исправляй или не мешай лечить.

Если мы идем в рынок, нужно придерживаться рыночных законов. Входить в рынок в социалистических штанах нельзя. Если мы хотим быть среди первых пятидесяти конкурентоспособных стран, то, извините, надо переодеться. То есть изменить свой менталитет.

И последнее. Концепция большей частью рассчитана на молодых, ведь сегодня мы закладываем фундамент для будущего страны.

Записал Мирал ДЖАРМУХАМБЕТОВ

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель