Национальная валюта – гордость страны

%d0%bd%d1%83%d1%80%d0%b8%d0%ba_reswm

Введение 15 ноября 1993 года в обращение тенге позволило нашей республике окончательно и с полной уверенностью заявить всему миру о себе как о суверенном государстве.

%d0%b6%d0%b0%d0%bd%d0%b4%d0%b0%d0%b2%d0%bb%d0%b5%d1%82%d0%be%d0%b2_reswmЖумабай ЖАНДАВЛЕТОВ, экс-директор АФ ГУ
«Национальный банк Республики Казахстан», заслуженный работник НБ РК, отличник Госбанка СССР, Почетный гражданин Актюбинской области

Как это было…
16 декабря 1991 года мы получили политическую независимость. И это надо отметить в первую очередь. Но нужна была еще и независимость экономическая. Одна из ее неотъемлемых составляющих – это национальная валюта. Россия уже в августе 1993 года ввела новые российские рубли.
Тогда в нашей республике возникла огромная проблема: в страну хлынул поток советских денег со всей территории бывшего СССР. Казахстан в то время переживал не самые лучшие времена, а тут еще с нашего рынка начали вымываться товары. Даже из Прибалтики приезжали к нам, чтобы потратить советские деньги, которые уже нигде не были в обращении.
Сначала Казахстан хотел остаться в рублевой зоне. Переговоры с российской стороной велись до октября 1993 года. Россия всячески оттягивала урегулирование этого вопроса. Не говорили ни «нет», ни «да». Ставили разные условия, причем порой неприемлемые для Казахстана. Когда же в октябре 1993 года российская сторона заявила, что и золотовалютные резервы, и Центробанк должны быть в одном месте, всем стало понятно, что к чему. Какая же это будет независимость без собственного Центробанка, ЗВР и собственной валюты? Вот тогда и было принято решение готовиться к выпуску казахстанской валюты.

В режиме
секретности
Но, оказывается, еще в мае 1993 года собственная валюта уже была отпечатана в Англии фирмой «Харрисон и сыновья». Этот заказ принес компании мировую славу и особую награду – Золотой Знак королевы Великобритании. Тенге был признан лучшим экспортным продуктом Британии. Именно поэтому на почетном месте в офисе компании висит щит с изображением казахстанских тенге.
Само же появление собственных денег напоминало тайную военную операцию. Четырем казахстанским художникам в обстановке полной секретности было поручено взяться за разработку новой валюты.
12 ноября 1993 года вышел указ Президента Республики Казахстан «О введении национальной валюты Республики Казахстан». И уже 15 ноября того же года национальные денежные знаки Казахстана были выпущены в обращение. Всего за 8 дней деньги из подземных спецхранилищ были доставлены во все банки страны. Никому до Казахстана не удавалось так быстро и успешно ввести в государстве новую валюту.

Узкий круг
посвященных
Даже руководители областных управлений Нацбанка не знали о введении национальной валюты. Лично я узнал об этом 4 ноября 1993 года. Нас 3 ноября собрали на совещание в Алма-Ате. Мне и моим коллегам из областей дали закрытые конверты с указанием открыть их на местах в строго обозначенное время. Самолеты тогда летали не каждый день. Пришлось добираться через Жамбыл (сейчас Тараз).
В Жамбыле в огромный транспортный «Ил-76» грузили на поддонах для Актюбинска очень много больших фанерных закрытых ящиков, на которых стояли только латинские литеры A, B, C, D и Е. Самолет был загружен под завязку. Я, шесть инкассаторов и сотрудники спецслужб не знали, что было в ящиках, но догадывались, что везем, хотя все молчали и избегали лишних разговоров.
В аэропорту нас встречали сотрудники милиции и КНБ. Вокруг все  оцепили. Ящики перевозили несколькими КамАЗами среди ночи.
Наши работники – охрана, сотрудники – стали спрашивать, а что в ящиках? Разное говорилось: акции, марки госпошлины, в общем, ценные бумаги.
И вот 4 ноября поступает команда открыть конверт. Только я и мои коллеги в других областях Казахстана должны были знать, какая информация находится в конверте. В ящиках под литерой А – однотенговые купюры, под литерой В – банкноты номиналом 3 тенге, С – 5 тенге, D – 10 тенге, Е – 20 тенге.

Работа на
высоком уровне     
Нужно было новые деньги распределить равномерно по всем районам и Актюбинску в зависимости от плотности населения.
Зима в тот год была ранняя и суровая. Когда везли тенге в Иргиз и Комсомольское, то через каждые 50-60 км приходилось останавливаться и отогревать баки с горючим – солярка замерзала.
Но 10 ноября мы уже все развезли по районам и доложили об этом наверх, хотя ставилась задача провести эту работу до 12 ноября. 13-го вечером мы узнали, что национальная валюта вводится в обращение с 15 ноября. Самые первые тенге были подписаны тогдашним председателем НБ РК Галымом Байназаровым.
Оставалось лишь ждать команды из Алма-Аты. Когда она поступила, в ночь с 14 на 15 ноября мы вскрыли ящики. Работа по проведению обмена советских денег на национальную валюту прошла очень быстро и согласованно. В этом большая заслуга расчетно-кассовых центров в районах. Слава Богу, все прошло без сбоев, недостачи и каких-либо ЧП. С 16 по 18 ноября, пока шел обмен, мы практически не спали.
Советские деньги вывозили в спецхран города Жамбыл на «Як-40» ежедневно. В каждый самолет загружали по 100-110 мешков. Российская сторона как правопреемница СССР должна была дать «добро» на уничтожение советских рублей или забрать их себе. А зачем эта макулатура россиянам? Но и разрешение на уничтожение старых дензнаков они тоже почему-то не давали.
Все это в спецхране и в областных филиалах Нацбанка (что не успели вывести до 27 ноября 1993 года) пролежало до середины нулевых этого столетия, источая немыслимое амбре, пока Россия не дала разрешение на уничтожение никому уже не нужной денежной массы.
Введя в обращение национальную валюту, мы, кроме политической независимости, получили еще и экономическую. Нет худа без добра. Наверное, это был болезненный, но необходимый шаг для независимой страны. Конечно, экономика нашей страны в постсоветское время была в удручающем состоянии, но введение национальной валюты не позволило ей рухнуть на самое дно.

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель