От палеозоя до богатого недрами региона

Александр Яншин в актюбинской степи в 1950-е

В преддверии профессионального праздника собеседниками «АВ» стали люди, знающие зачинателей актюбинской геологии не понаслышке. От них – несколько теплых строк из истории становления отрасли региона.

Эмбенская степь, 1977 год. Слева Борис Милецкий, тогда генеральный директор ПГО «Запказгеология», справа – Ростислав Сегедин

О предшественниках – с почтением
– Гормаслихатом обсуждается проект наименования безымянных улиц Актобе, и среди прочих предложений звучала Аллея геологов, – делится Почетный разведчик недр РК, лауреат Государственной премии СССР, член Уральской академии геологических наук, член-корреспондент международной академии информатизации Ефим Книжник, распределившийся к нам в 1958 году по окончании Днепропетровского горного института. – Думаю, основатели геологической отрасли нашей области заслужили, чтобы на Аллее стояла мемориальная доска с их именами. А в первой строке должно быть имя академика Александра Яншина, автора Тектонической карты Евразии. Эта величина мирового класса имеет непосредственное отношение к становлению геологии региона. Еще до войны он начал исследования геологического строения Западного Казахстана и Актюбинской области вдоль Прикаспийской впадины – юго-восточной части Тургайского прогиба, Мугоджар. Продолжил исследования и после войны. Александр Леонидович одним из первых заметил необычное геологическое строение участка Жаманшина. Я считаю, академик Яншин занимает достойное место среди всех геологов, изучавших наш регион.
В этом же ряду Ефим Иосифович видит одних из первооткрывателей месторождения хромитов Анисима Конева, Юлию Куразову, работавших под кураторством заслуженного деятеля науки и техники КазССР Григория Водорезова и получивших за это Сталинскую премию-1946. Ряд славных имен, безусловно, на них не обрывается, и при открытии новой улицы нужно вспомнить людей, написавших золотые страницы истории актюбинской геологии.

Маленький кратер с большими перспективами
Академик Павел Флоренский – серьезная величина современной геологии и первооткрыватель Жаманшина, хорошо знаком с нашим краем с конца 50-х годов прошлого века хотя бы потому, что работал на Мангышлаке, исследуя Туранскую плиту.
– Когда мне подарили мешочек с иргизитами, жаманшинитами, редким лешательеритом и кусочками палеозойской породы, меня накрыло осознание неуместности этих камней, и сразу решилось направление работы, – вспоминает Павел Васильевич. – Как Яншин, работавший перед войной в Северном Приаралье и непонявший, что палеозойские сланцы Жаманшина просто набросаны на глины палеогена, я тоже заблуждался. И не заблуждаться было невозможно.
Целенаправленно на Жаманшин в Иргизский район Павел Васильевич приехал в 1965 году.
– Западноказахстанское управление геологии, располагавшееся в Актюбинске, было и остается одним из самых крупных и высококвалифицированных в Казахстане. Одни месторождения нефти чего стоят! – продолжает собеседник. – Но моим интересом был Жаманшин. Мой дядя Кирилл Флоренский так и сказал: «Ищи! Здесь все на виду». Кстати, у него и Яншина в Казахстане научным руководителем был профессор Давыд Иловайский.
Какую значимость для геолога представляет иргизский кратер? По нему можно изучать формирование тела планеты. Три скважины, пробуренные нами на Жаманшине по инициативе руководителя Западноказахстанского геологического управления Бориса Милецкого, науке дали многое. Какие еще ценности имеет актюбинская геология, помимо уникального астрогеологического объекта и богатых недр? Людей. Сколько лауреатов госпремий жило и работало! И свидетельство тому – геологический музей, по подбору экспонатов соперничающий с музеями столиц. Во все времена, и в непростое нынешнее, самым важным остается сохранение себя: брать пример с предшественников, передавших нам стиль работы, уровень, а главное – людей и учреждения.
Татьяна ВИНОГРАДОВА

0
® За содержание рекламных материалов ответственность несет рекламодатель